Раскачать болото. Молодой банкир бросил работу в Минске, обустроил крутой катер и пытается делать бизнес на Нарочи

 
313
05 августа 2015 в 8:00
Источник: Николай Козлович. Фото: Влад Борисевич, Алексей Матюшков

Назло кризису Onliner.by запустил цикл статей, в которых обычные белорусы рассказывают о том, как они смотрят на жизнь и чего от нее хотят. Наши герои — счастливые люди. Они увлечены, они не ноют и не просят помощи от государства, а создают свое благополучие сами. Новый выпуск проекта «Оптимисты» — о парне, который бросил высокооплачиваемую работу в столице, чтобы жить в кайф. На застывшей в девяностых Нарочи Антон организует рыболовные туры. А еще считает, что и в спящей 20-летним сном стране можно зарабатывать на туризме. Что это: святая простота или он действительно знает как?

* * *

Мужчина с большим пузом, словно только что проглотил арбуз, идет по понтону главного пляжа курортного поселка и с удивлением смотрит на воду. На воде стоит катер, размалеванный, модный, а с причала им, как игрушкой, управляет с пульта парень в сланцах. Это Антон Фишерман, он же Антон Антонович — первый в стране (как говорит он сам) профессиональный рыболовный гид. Вот-вот гид даст газу, и на скорости 60 км/ч мы полетим туда, где в брызгах озерной воды живут мечты.

Там же, в глубинных ямах, они и тонут. Говорят даже, что на Нарочи есть целое подводное кладбище с мечтами.

* * *

— Мне 28 лет, — рассказывает Антон, глядя на монитор эхолота. — Рыбалкой я занимаюсь 24 года. Рос без отца, родственников, которые спят с удочкой под подушкой, нет. И вот в 4 года я заявил маме, что хочу рыбачить! Так все началось. Детство проводил в деревне у бабушки, занимался водными лыжами и все ловил, ловил, ловил.

Потом Антонович поступил в нархоз, учился по специальности «Банковское дело», работал в банке, занимался грузоперевозками и прочими скучнейшими, но денежными вещами. Последний его офис был в фармацевтической компании, где платили много, но откуда он почти сразу же захотел удрать.

— Думаю, многим это знакомо: ты просыпаешься утром, и тебе дико не хочется идти в офис. Вся моя работа сводилась к тому, чтобы заработать денег на дело, которое любил больше всего. А больше всего к тому времени меня привлекала ловля трофейной щуки. Как минимум 5—6 раз в год я выезжал в разные страны на рыбалку. Много раз был в Голландии, Финляндии, Германии, тратил прилично на билеты, снасти и экипировку. А в голове уже крутилась мысль: можно ли монетизировать хобби, сделав его заработком на родине?

Вот что бывает, когда часто ездишь в Европу! Офисный клерк Антонович подхватил в капстранах бизнес-вирус. Решил поймать свою мечту на крючок и превратился в Фишермана.

* * *

Антон сбавляет обороты и водит пальцем по тачскрину. Катер замедляет ход, гудит электромотор. Сейчас мы выйдем на точку, где может спать на дне щука.

— Я много общался с западными рыбаками, читал журналы, пользовался услугами профессиональных рыболовных гидов, которых у нас нет, — продолжает Фишерман. — Почти везде есть рыболовные базы — комфортные, недорогие, где все сделано для людей. Постепенно начала складываться концепция того, как я вижу для себя идеальный рыболовный отдых. А прошлой зимой позвонил друг и сказал: продают катер, вот твой шанс.

Катер был классный, хотя в ужасном состоянии. Стоил немало. Но я рискнул. Несколько месяцев потратил на то, чтобы довести его до ума. Поставил самое современное оборудование. К примеру, эхолоты Lowrance HDS, которые не просто «бьют» вниз, а позволяют смотреть до 100 метров в каждую сторону. Купил антенну, которая усиливает GPS-сигнал, теперь точность составляет до 1 метра. Есть у меня носовой электромотор последнего поколения с магнитными компасами и своим GPS, объединенный в сеть с эхолотами. Его использую для выставления лодки на точку. Купил три морских аккумулятора, которые подзаряжаются от ходового мотора. Не хочу хвастаться, но сегодня мой катер — один из самых технически «навороченных» в стране. Аналоги если и есть, то уж точно не доступные для аренды.

С таким плавсредством, по словам Антона, процесс рыбалки кардинально изменился.

— Как все выглядело раньше? Примерно знаю точку, иду туда на моторе, сбрасываю скорость, смотрю в эхолот, ищу глубины. Учитывая, откуда дует ветер, тяну тяжеленный якорь и бросаю его в воду. И так раз за разом. Сейчас все иначе. При помощи боковых лучей вижу, где находится объект ловли. Остается кликнуть по экрану — электромотор при помощи GPS подведет катер к точке и будет подруливать, чтобы судно не уходило с места. Это так называемый GPS-якорь.

Оборудование он заказывал в Штатах, сам монтировал, разбирался с прошивками. В технические примочки вложил примерно столько же, сколько и в яхту. Осталось проверить, можно ли на этом зарабатывать.

* * *

28-летний банкир представлял, что у нас к чему. Сначала он решил постучаться на любимые Браславы. Зная, что в нацпарках по закону нельзя использовать суда, оснащенные моторами свыше 15 л. с. (а у него 90 л. с.), попытался выйти на руководство.

— Я открыл сайт нацпарка, почитал цели и задачи, подумал: ба, так я же могу подписаться под каждым словом! Значит, можно ехать и договариваться. Директору Браславского парка идея понравилась. Тем более что охота у них сейчас просела, решили взяться за рыбалку. Я подготовился, юристы помогли составить абсолютно легальный вариант договора, нашли способ, как могу использовать свой большой мотор. Но потом начались тормоза. Договор я переписывал 10 раз! Нацпарк выдвигал требования: то селить туристов только на их объектах, то возить с собой их инспектора, то еще что-то… Хотелось плюнуть, но я все же решил позвонить на Нарочь. И вот здесь все пошло стремительно. Достаточно было двух звонков и одного приезда. Директор оказался мировым дядькой. Мы заключили договор, и с июня я начал работать.

Фишерман пользуется сервисами нацпарка «Нарочанский»: клиентов селит в гостинице «Нарочь», что в курортном поселке (самый дешевый двухместный номер с завтраком там стоит около $50 в эквиваленте), или в отеле автокемпинга «Нарочь». Едят люди в ресторане.

Индивидуальный тур с трехразовым питанием и проживанием стоит $150 по курсу Нацбанка РБ с человека в сутки. Если группа в 3, 4 человека — будет дешевле. И все равно кажется, что это неимоверно дорого.

— Я взял эту сумму не с потолка, — поясняет Антон. — В нее включены и сервис, и трансфер, и топливо, и снасти, и мое время. Катер с гидом можно арендовать на день без проживания — тогда это будет стоить $250, без разницы, сколько человек. Не буду скрывать, ориентируюсь в большей степени на россиян. Хотя и белорусские клиенты были.

По словам Антона, жить с «гидства» можно, но разбогатеть не получится. Это не фармацевтика и даже не грузоперевозки. Но он и не ставил себе цели разбогатеть.

— Физически за сезон я смогу принять 100 человек, не снижая качество услуг. Есть и другие планы, как сделать рыбалку бизнесом. Хочу открыть на Браславах рыболовную базу, уже нашел инвестора. Хотелось бы создать ассоциацию гидов, как это сделали в Голландии. Чтобы был конкретный список продвинутых рыбаков, а люди пользовались их услугами. Потенциал в этой сфере огромный. Даже в Эстонии оборот рыболовного бизнеса отличается от нашего в разы. У нас никакого оборота и нет. С нашим географическим положением и потенциалом водоемов рыбалка — это хороший рынок, причем не только туристический.

* * *

Профессиональная рыбалка, сразу кажется нам, это что-то вроде военной операции по запуску ракеты с целью поражения плотвички или окунька. То есть бред. Антон смотрит на экраны эхолотов, потом доверяет управление электромотору, а сам закидывает «парашют» и выбирает снасти. А где романтика? Где водка, шкварка, зачем нам эта бездушная точность, когда хочется бросить удочку и орать песни под гитару?

Фишерман подтверждает: его катер настолько крут, что если кто-то выбросил сапог в воду, то он этот сапог найдет. Что касается водки, то пить на борту он запрещает. А о романтике у него и вовсе свое представление.

— Найти при помощи эхолотов можно все что угодно. Вопрос в том, что это не облегчает рыбалку. Каким бы крутым ни было оборудование, если у тебя нет понимания, как стать на точку, под каким углом подать рыбе приманку, какого цвета она должна быть и так далее, ты ничего не поймаешь. Поэтому техника лишь облегчает некоторые детали, но без мастерства ты останешься лузером. А романтика… По-моему, именно пьяная рыбалка — это извращенное представление о том, как должен выглядеть отдых. Культуры рыбалки в нашей стране, к сожалению, нет. Закаты-рассветы никто не отменял, но мы живем в современном мире, которым правят гаджеты. В моем представлении концепция правильной рыбалки именно такая.

Некоторые приманки стоят по €50—100. Те, что ручной работы, делают под заказ, а очередь может растянуться на полтора года
Морской комплект — сигнальные ракеты, термоодеяло и прочие штуки на «всякий пожарный»

* * *

Одна из фишек туров в том, чтобы пропагандировать и соблюдать правило «Поймал — отпусти» (Catch and Release по-английски). Фишерман отпускает все, хотя принцип говорит о том, что рыбу можно и взять, но строго в пределах допустимой законом нормы.

— Главное — это уважительное отношение к трофейной добыче, к крупным представителям, которые не так ценны в кулинарном плане, зато очень важны как маточное поголовье. Это огромное удовольствие — отпустить крупную трофейную щуку, — рассуждает парень. — На словах его не объяснить. Многие люди сначала недоумевают, в чем кайф, и только по факту испытывают кучу положительных эмоций.

На катере у него целый арсенал для реанимации рыбы — «хукаут», чтобы вытаскивать приманку, специальные болторезы для быстрого перекусывания крючков… «Отпускание — это тоже искусство», — говорит Антон.

* * *

Чтобы поймать трофейную щуку, иногда приходится потратить несколько дней. Клиентов пока мало. Антон — оптимист, он говорит, что это нормально: еще раскрутится. Молодой, уверенный в себе предприниматель — кажется, на Нарочи, где еще недавно таскал вагончики чадящий трактор «Беларус», а в округе не подавали шашлыка, поймали на крючок энтузиаста, о котором мечтали.

Поймали, а потом удивились: как это так?

Уже после того как мы покинем главный курорт страны, Фишерман позвонит и расскажет. Недавно было совещание в высоком управлении, а там, потирая руки, ему сказали: эй, паренек, будь готов! Мол, лазейки с использованием мощных моторов в нацпарках закроют. Надо же, что выдумал — развивать бизнес там, где монополистом является государство.

— В худшем случае всегда можно продать катер. Или бизнес целиком, чего уж там, — здраво мыслит Антон, демонстрируя готовность выкопать еще одну могилку на подводном нарочанском кладбище надежд. — Запретят — буду возить клиентов в рыболовные туры в Германию или Финляндию. Не пропаду. Обидно, конечно, зато я хотя бы попытался!

Хотите стать героем рубрики? Пишите на адрес nak@onliner.by!

Проект «Оптимисты»:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Николай Козлович. Фото: Влад Борисевич, Алексей Матюшков
ОБСУЖДЕНИЕ