«Ко мне приводили мужиков, их вообще не смущало, что я сопротивляюсь». Дневники белоруски, которую увезли в сексуальное рабство

02 июня 2022 в 18:00
Автор: Дмитрий Мелеховец . Фото: Влад Борисевич, иллюстрация: Максим Тарналицкий

«Ко мне приводили мужиков, их вообще не смущало, что я сопротивляюсь». Дневники белоруски, которую увезли в сексуальное рабство

Эту историю тяжело слушать. Тяжело задавать вопросы о многочисленных изнасилованиях. Тяжело признавать все свои проблемы жалкими и ничтожными по сравнению с пережитыми этим человеком кошмарами. Тяжело мириться с существованием зла, которое иногда побеждает и не подчиняется розовым законам вселенской справедливости. Но думать об этом полезно. Сегодня мы публикуем дневники белоруски, которая неделю была в самом настоящем рабстве, семь дней провела в аду. Для удобства восприятия мы назовем ее Ольгой — она не открывает лица, ведь, кроме меня и двух коллег, ведущих съемку, эту историю слышал разве что психолог. О случившемся не знает ни муж, ни дети, ни мама, ни лучшие подруги — никто. «Я это черное пятно понесу до самой могилы», — говорит Ольга и снова плачет.

Ольга — скромная красивая женщина из белорусской глубинки. Для всех знакомых она самая обычная: муж, дети, квартира, работа, хобби. Она жизнерадостно общается по телефону, оживленно рассказывает о своих успехах, но потом приоткрывает ширму — и перед нами совсем другой человек.

Эта история произошла двадцать лет назад — в нулевых. Ее историю публикуем в виде дневников, которые начинаются с ее совершеннолетия — так будет проще ощутить, что происходит у Ольги внутри.

Запись №1. Отпуск 

Я работаю дояркой и не стыжусь. Так меня учила мама, которая тоже работала в колхозе. Теперь я вместо нее. Работать в сельской местности тяжело, но я не жалуюсь. Тем более скоро отпуск. Поеду в город к подруге, она там снимает квартиру. Я уже написала за свой счет и очень жду. Целая неделя самостоятельной жизни!

Запись №2. Дискотека 

Я никогда не была на городской дискотеке. Волнуюсь и немного стесняюсь, но мне весело. И я получила зарплату!

С подругой пришли какие-то парни, они постарше, им лет по двадцать пять. Еще с ними женщина, взрослая. Очень красивая! Они накрыли стол, купили яблочный джин-тоник. Я его раньше не пробовала и вообще к алкоголю отношусь плохо, но я все же решила немного выпить. Вкусно.

Запись №3. Квартира 

У меня очень болит голова и живот, я не понимаю, где нахожусь. Похоже, меня чем-то опоили, я вообще ничего не помню. На полу лежат матрасы, пледы, подушки — и больше ничего нет. Это похоже на какой-то притон.

На кухне кто-то разговаривает. Видимо, это те самые парни. Я иду в ванную и слышу только одну фразу: «О, товар проснулся». Я в беде.

Запись №4. Рабство 

Меня держат в комнате под замком. Приносят какую-то дрянь из буфета, заваривают «Роллтон». Но я ничего не ем, потому что очень боюсь, что меня снова чем-то накачают. Очень похудела.

Со мной никто не разговаривает. В туалет водят под конвоем, в ванную тоже. Они все время сидят на кухне, бухают. Их человек шесть или семь. Похоже, они не местные — у всех какой-то акцент. По имени друг друга никто не называет — у всех клички. Я запомнила только одну — Волк. Так зовут самого старшего и грубого.

Я пыталась спрашивать, умолять, но они ничего не отвечают. Только один раз Волк сказал мне, что я должна молчать и быть благодарна за то, что у меня есть работа.

Ко мне приводят мужиков. По несколько человек в день. Их вообще не смущает, что я сопротивляюсь. Им все равно! Это просто пьяное быдло! Их приводят с какой-то стройки, они в грязных робах, воняют. Я не хочу на все это смотреть, я не хочу, чтобы все это со мной происходило!

Запись №5. Станки 

Они выломали все замки в дверях, потому что я пыталась повеситься. Они спрятали станки для бритья — в ванной я тоже пыталась….

Меня постоянно бьют по тем частям тела, на которых не так заметны синяки. Так, чтобы мне было больно дышать, больно ходить в туалет. Дубинкой они били по ногам. За малейшее «нет».

Сами они постоянно бухают на кухне, курят травку со своими дружками. Я бы никогда не могла подумать… Они ведь выглядят прилично, как обычные люди — не алкаши и не наркоманы.

За неделю у меня было 27 или 28 мужиков. У меня болят внутренние органы, я очень боюсь, что у меня никогда не будет детей.

Запись №6. Сейшн

На вечер у них намечается какой-то сейшн. Волк сказал: «С тобой сегодня немножко погуляют, зато заплатят дороже». На меня собирается четыре мужика. Надо срочно что-то делать, я этого не вынесу.

Меня закрыли в другой комнате, где есть зеркало. Это старая дверца, отломанная от шкафа. Я нашла чью-то майку и штаны. В углу валялись женские босоножки — наверное, остались от другой девушки. Я надела все, что попалось под руку и пошла к балкону. Тихо повернула все три ручки на раме, вышла. Второй этаж. Мне очень страшно, но надо прыгать.

Запись №7. Москва

Я упала в кусты. Очень сильно исцарапалась, было больно. Начала красться вдоль дома, чтобы они не заметили меня из окна, а потом побежала. Я бежала очень долго, ни разу не остановилась. Подбежала к многоэтажке и увидела бабушку, которая сидела у окна на балконе. Спросила, в каком я городе, она ответила: «Москва». Мне подсказали, где находится метро, и я еще очень долго бежала. Я никогда бы не подумала, что буду просить у людей деньги на жетон, которые до этого зарабатывала сама честным трудом.

Доехала до Белорусского вокзала. Там на крыльце стояла девушка, курила. Я просто подошла к ней вся в слезах, выглядела просто как бомж! Она поняла, что со мной что-то произошло, и согласилась купить мне билет до Минска. Она посадила меня на поезд, она мне купила воды. Воды, человек купил мне воды… Она купила мне еды в дорогу, целый пакет. Она отвела меня в поезд и была со мной, пока ее не попросил выйти проводник. Я молю Господа дать этому человеку здоровья, мира и добра.

Запись №8. Мама

Я приехала домой, к маме. И сразу пошла в баню. Набрала детскую ванночку, села туда и, как ребенок, сидела и отмывала себя. Я сидела часа три или четыре, даже не знаю. Кажется, что эту грязь никогда не получится смыть.

Маме я даже не сказала, где была. Просто не могла. Она спросила, что с моим видом, я что-то придумала на ходу. Я даже не помню что. Если бы я сказала, маме было бы плохо. Может быть, ее бы даже не было сейчас. У меня мама очень слабая по здоровью. Я решила, что это останется со мной.

Повезло, что меня не искали: все решили, что я просто живу у подруги, как и обещала. Никто даже не волновался.

В милицию я не пошла, я боялась. Я и сейчас боюсь, что меня найдут: мой паспорт остался в Москве.

Запись №9. Сифилис

Прошло несколько лет. Я ничего не забыла и не забуду. Мне кажется, что я до сих пор не смыла с себя эту грязь. Но я стараюсь жить дальше. Все время занимаю себя чем-то, придумываю хобби. Иногда я замечаю, что вообще не думаю о себе. В принципе. Потому что это наводит на плохие мысли.

Я решила заняться здоровьем, сдала анализы. Оказалось, что у меня скрытый сифилис: они меня заразили. Он вообще никак не проявлялся, никаких симптомов. Мне сказали, что все лечится, но в ближайшие пять лет мне нельзя рожать.

Запись №10. Беременность 

Я вышла замуж, я очень люблю мужа. Он ничего не знает, как и все остальные. Недавно мы узнали, что я беременна. Я прошла обследование, врачи сказали, что протекает беременность хорошо. Я очень боялась, что вообще никогда не смогу завести ребенка, но все обошлось.

Запись №11. Роды

У меня случились преждевременные роды, на восьмом месяце. Ребеночек родился с тяжелой инвалидностью. Врачи говорят, что он выжил только благодаря здоровому сердечку. Все это из-за сифилиса. Все из-за этих козлов. Я смотрю на ребенка и вижу финал своей молодости.

Запись №12. Красивая женщина 

2007 год. Я легла на операцию. Ничего серьезного, но мне сказали не вставать несколько дней. В палату вошла санитарочка с уткой — и мне стало очень страшно. Это та красивая женщина с дискотеки. Она сделала вид, что не узнала меня, но я очень хорошо ее запомнила.

Я боялась до самой выписки. Я все время оглядывалась, когда выходила из больницы, но все закончилось хорошо. Может, она и правда меня не узнала?

Я пыталась разыскать свою «подругу», звонила ее родителям. Оказалось, она домой больше не возвращалась с того дня — уехала в Москву и вышла замуж. После того, как продала меня.

Запись №13. Семья 

Я каждый день смотрю на своего ребеночка и вспоминаю о том, что случилось. Это мое напоминание. Но я очень люблю сына, и муж его очень любит. У нас появился еще один ребенок, он здоровенький. И вообще у нас прекрасная семья, но я никогда не расскажу ей о том, что со мной случилось. Я это черное пятно понесу до самой могилы.

Я никогда не прощу этих людей, никогда не забуду. Но я стараюсь жить дальше, мне очень помог психолог — я увидела рекламу по телевизору и позвонила. Она приехала ко мне домой, я все рассказала. Потом я познакомилась с другими людьми, которые оказались в такой же ситуации. Мы все время общаемся, делимся радостями.

Иногда я еду в лес и просто кричу. Подниму руки ввысь и ору. И после этого так легко становится, понимаешь, что по ту сторону забора тоже есть жизнь.

Я так и не смогла никому об этом рассказать, так и не пошла в милицию. И наверное, не пойду. Потому что слухи разлетятся, потому что об этом узнают все. И я никому не смогу доказать, что я в этом не виновата, что меня увезли силой, что я не проститутка…

Но я уверена, что молчать нельзя, что надо говорить. Поэтому я и решила обо всем этом рассказать. Чтобы это прочитали, посмотрели и поняли, что не надо бояться. Да, жизнь — жестокая штука, но ее надо проживать. Надо говорить. Я сейчас поплакала — и мне стало легче. И я пойду солнышку радоваться, хорошей погоде радоваться. Я буду жить, со мной ведь сейчас все хорошо: у меня есть семья, у меня есть дети. Я просто живу. Я каждому дню рада. У меня есть чай, он у меня с сахаром! А если есть еще и пряник или печенюшка — это вообще праздник. Это не у каждого есть.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец . Фото: Влад Борисевич, иллюстрация: Максим Тарналицкий