Как «Ангел» пытается всех спасти. Но нас это не касается

30 декабря 2021 в 8:55
Автор: Андрей Рудь . Фото: Анна Иванова, «Ангел»

Как «Ангел» пытается всех спасти. Но нас это не касается

Каждый знает: ему-то точно никогда не понадобится помощь «Ангела». Периодически мы видим сообщения этой организации в ленте: где-то далеко пропал кто-то незнакомый. Мы немножко причитаем, в лучшем случае репостим — и пролистываем. Смешные картинки сами себя не посмотрят. Да ладно, это нормальное человеческое поведение. Каждый должен заниматься своим делом, всех не спасешь... Только безымянные добровольцы «Ангела» упорно и безнадежно пытаются спасти именно всех. Иногда получается. Перед праздниками мы попросили командира отряда вспомнить истории с хорошим концом. С плохим не попросили.

Как устроен «Ангел»

Поисково-спасательный отряд «Ангел», судя по видимой активности, — крупная организация с кучей людей, техникой, самолетами и пароходами. Вечно кого-то ищут и трубят сбор. (Невидимой активности больше.)

Там отрицают пароходы. Но за десять лет существования кое-какая матбаза набралась. Мечтают о большем, но постоянно спохватываются: не по карману. С расходниками и накладными тратами теперь стало совсем сложно, но это отдельная песня.

Формально «Ангел» — «некоммерческая частная организация». В штате — четверо вместе с командиром. Еще десятки или сотни людей по всей стране, которых невозможно нормально сосчитать, — вне штата, добровольцы. Повара, дворники, строители, директора, программисты, студенты... В экстренных случаях число вырастает в разы. Искать Максима Мархалюка приехали 4 тысячи.

Мы рассказывали эту историю масштабных поисков.

Что из техники? Парк, которым обзавелись в более сытые времена, впечатляет. Есть полноприводный «Соболь», есть пара грузовиков, которые используются для быстрого развертывания на месте. Шикарный гусеничный болотоход возят на случай, если надо извлечь человека из глуши.

Еще — лодка, квадроцикл... Вроде жить можно. Но не все просто.

Из «мелочи» — беспилотники, генераторы, тепловизоры, эхолот, рации, фонари, зарядные станции, прочее добро.

Командир отряда Сергей Ковган подсказывает:

— Ты спроси, сколько стоит эта «мелочь», удивишься...

— Сколько?

— Наш коптер с тепловизором в его нынешней комплектации — больше 80 тысяч рублей.

— Где вы заработали такое богатство? За чей счет вообще все?

— Искал спонсоров, объяснял, что такое оборудование поможет спасти десятки жизней. Вот буквально: это десятки людей, найденных в лесу ночью. Кстати, в прошлом году человека на нашем вездеходе мы вывозили из болота часа четыре. Если бы это расстояние тащили по трясине на носилках, не факт, что он дожил бы до медиков. Никаких источников, кроме пожертвований, у нас быть не может, мы не занимаемся коммерцией, не оказываем платных услуг. Организации и частные лица — вот за их счет работаем. Иногда — за счет самих добровольцев.

— Неужели сейчас кто-то дает?

— Тяжеловато с этим... От наличия у нас техники для поиска и эвакуации прямо зависят шансы на спасение. Но мы не потянем все. Топливо, обслуживание и ремонт, связь, все прочее тянут много. Если срочный поиск, то стараемся задействовать родственников. Прямо объясняем: мы собираем людей и обеспечиваем техникой, вы в меру возможностей участвуете в их доставке на место. Так это работает.

Ясно, что, пока человека это лично не коснулось, его не особенно тронут наши просьбы или сообщения о том, что кто-то пропал.

Есть интересная деталь. Почти каждый из тех, кому понадобилась помощь, говорил мне практически дословно: «Не думал, что мне придется к вам обратиться». Я не преувеличиваю, все так говорят.
Момент обнаружения живого человека дроном

Организация, которая держится за счет добровольцев, — это особый случай. Когда ты официально работаешь, выходишь на дежурство, получаешь какую-то зарплату, обслуживаешь технику не на морозе, а в теплом боксе — это совсем другая жизнь. У нас же все за счет жертв — ты мог бы сидеть в тепле, но едешь в лес и убиваешься. Мы не можем ждать, «пока всплывет», не собираем грибы на поиске... Тут каждый искренне мечтает найти совершенно постороннего человека, ради этого он здесь.

У «Ангела» в соцсетях тысяч 200 подписчиков. Это ресурс не менее ценный, чем техника. Куча людей видит ориентировки, все становятся участниками одного дела. К «Ангелу» «подключены» таксисты, автобусники, некоторые АЗС.

— Это объединяет общество, люди хотят помочь, — Сергей радуется, что, помимо, собственно, поиска, «Ангел» еще и объединяет. — Важно, чтобы люди не теряли желания помогать. Да хотя бы перепостить информацию. При том что у нас много подписчиков и добровольцев, людей никогда не бывает слишком много для поисковых мероприятий.

В карьерной лестнице самого Сергея мало ступенек: отучился на экономиста, был менеджером на заводе, потом руководил службой безопасности в супермаркете. Нет, милицейского или военного прошлого нет. А потом плавно перетек в «Ангел» — на остальное времени не осталось, обращениями завалило.

— Какая у тебя зарплата?

— В последний раз была около 1100 рублей. Думаю, занявшись бизнесом, я бы зарабатывал больше. Я не за деньги здесь. Просто это самая страшная и самая лучшая работа. Когда находишь живого человека — круче ощущения не бывает. В последние 10 лет жизнь моя и жены — это 24 часа в сутки 7 дней в неделю ответы на звонки, выезды, поиски. В любое время могут поднять. Ты не можешь запланировать даже утренник ребенка — потому что поиски важнее. Выездов может быть пять за сутки, но те, кто к нам обращается, не обязаны это знать.

Плавающий дрон просит денег

Этим летом утонуло очень много белорусов. Тут уже не до спасения, но родным важно найти человека. Поисковики со своим оборудованием за несколько месяцев объездили всю страну по таким обращениям.

— У нас есть оборудование, которое позволяет эффективно вести такой поиск, взаимодействуя с МЧС и ОСВОДом, — объясняет Сергей. — Что ни выезд — обнаружение.

У «Ангела» теперь есть чудесный плавающий дрон, который позволяет искать людей под водой. Как раз сейчас задействован в поисках людей на Минском море. Вообще-то, к этому роботу нужно докупать кучу оборудования, чтобы использовать на всю катушку.

— На самом деле, мы сегодня его применяем неправильно, изощряемся как-то по бедности, — говорит командир отряда. — А к нему нужны нормальный монитор, центр управления, система позиционирования, дополнительное оборудование. По сути, у нас тушка, на которую можно много чего навешивать, добавлять функции. Но мне сумму даже называть страшно.

Поднатужившись, все же произносит: тысяч 20 рублей на то, что этому роботу пригодилось бы в первую очередь.

«Люди будут ходить к экстрасенсам, это не победить»

Экстрасенсы — больная тема для всех поисковиков. Сергей признается, что поначалу не исключал существование людей, способных видеть.

­— Когда только начинал заниматься поисками, хотел верить, что они существуют, будут помогать в работе. Тоже насмотрелся определенных шоу и фильмов... Я даже ставил эксперименты. Брал фотографии людей, которые умерли или погибли, давал разным этим «магам». Глупее ситуации я не видел: они принимались нести бред. Например, про моего погибшего дядю наперебой рассказывали, что он не в Беларуси, в рабстве, потерял память и так далее...

Ну пусть бредят, нам-то что... Но у Сергея накопилось за 10 лет:

— Мы не можем запретить людям обращаться к экстрасенсам, я понимаю их состояние. С этим ничего нельзя сделать. В то же время, по моим многолетним наблюдениям, людям «со сверхспособностями» неинтересна пропавшая в лесу бабушка или дедушка с потерей памяти. Они возбуждаются на резонансные случаи, это очень заметно. Обращаются к нам, ищут контакты родных, фотокарточки... На мой взгляд, это могут быть либо нечестные, либо больные люди. Но самое страшное — это то, что они дают надежду там, где этого делать нельзя. Формулировки бывают совершенно дикие: «Вижу его живым, но умрет в течение пяти часов, находится под белым домом у березы». Или: «Он потерял память и умрет в течение недели, если не принесете ему что-то из дома». И делай что хочешь. Представляете, какой стресс у родителей, которые уже квартиру продать готовы, чтобы узнать, где сын? Или которым сказали, что их ребенок не утонул, а вышел из воды ниже и похищен... Каждый раз для меня загадка, что отвечать людям, которые пообщались с экстрасенсами.

Это не победить. Люди будут ходить к ним.

Знаешь, сейчас из любого опытного поисковика получится в сто раз лучше предсказатель. Еще на стадии предварительного сбора информации, общения с родственниками складывается в голове картинка. Мы с большой долей вероятности видим, чем это закончится. Редко ошибаемся. Конечно, иногда родным не надо знать про эту «картинку».

— Бывало, что «картинка» у тебя плохая — и ошибся, жив человек?

— Конечно. Иногда  рассказывают, что человек пунктуальный, ответственный, всегда на связи, да и вон, фура у него стоит со скоропортом — не мог просто так пропасть. То есть вроде все за плохой исход — криминал или несчастный случай. А потом появляется — загулял.

Или уехал на заработки, пропал на 20 лет. Потом возвращается. Рассказывает, что в рабстве был.

Хороший конец

В конце года вспомним только некоторые эпизоды, которые закончились благополучно (их гораздо больше). Без «Ангела» все могло быть хуже.


Третьего августа произошла история, которая заставила всех вздрогнуть. В «Ангел» позвонила женщина из деревни Новый Двор. Она уже звонила 4 года назад, тогда сообщила, что пропал соседский мальчик. Этого мальчика зовут Максим Мархалюк.

На этот раз женщина рассказала: ушел с друзьями в Беловежскую пущу и не вернулся ее внук, сверстник и друг Максима. Совпадение страшноватое.

Подростки — двое парней и девочка — отправились за грибами. До вечера не вернулись.

Милиция, спасатели и «Ангел» искали детей всю ночь. Нашлись они рано утром в десяти километрах от деревни — сидели, прижавшись друг к другу. Вывезли на дорогу, передали родным. Грибники потом рассказали, что заблудились, до темноты искали дорогу, а затем решили ждать помощи.


У поисковиков в ходу статистика: потерявшийся в лесу человек живет в наших широтах трое суток. Потом шансы резко падают.

В июле за лисичками отправился 67-летний житель Вилейского района. Планировал быстро набрать грибов и вернуться. Жара, духота, воду не брал. Не пришел.

Поисковики «Ангела» искали пенсионера «на отклик». Нашли на четвертые сутки в трех километрах от дома — лежал неподвижно, хоть и был в сознании. Не заблудился, просто стало плохо, упал, да так и пролежал три дня. Потом рассказал, что слышал крики, но не было сил ответить.


В июне в Мядельском районе 82-летняя женщина на рассвете ушла из дома. (Позже выяснилось, что решила ехать в Минск, осматривать квартиру, где когда-то жила.) Заметив отсутствие, родные обратились в «Ангел». 25 добровольцев, занимавшихся поиском другого пропавшего, отправились на этот вызов.

Одна из групп вместе со спасателями нашла пенсионерку в болоте промокшую, обгоревшую на солнце, замерзшую, искусанную насекомыми. Для эвакуации на место отправился вездеход «Ангела». Довезли до дороги, передали медикам.


Больше двух суток провела в лесу 79-летняя жительница Лидского района. Поисковики нашли ее, когда прочесывали последний квадрат и собирались прекращать поиск.

Бабушка лежала без сил, звуков издавать уже не могла. Но хватило сил, чтобы улыбнуться, когда увидела «ангеловцев». Доставили на дорогу, оказали помощь.

Как помочь «Ангелу»?

Здесь никто не собирает взносы добровольно-принудительно.

1. Разовое пожертвование.

2. Ежемесячная подписка — появилась недавно и очень важна для отряда.

3. USSD-запрос (МТС и life:) — по 2 р., А1 — сам указываешь сумму) — *222*13#

4. Электронные платежи (ЕРИП), код услуги 4345671.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner запрещена без разрешения редакции. dm@onliner.by

Автор: Андрей Рудь . Фото: Анна Иванова, «Ангел»
Без комментариев