Гастарбайтер Хальмед: всю жизнь — бездомный, никогда не зарабатывал больше $200

26 804
343
30 апреля 2021 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак

Гастарбайтер Хальмед: всю жизнь — бездомный, никогда не зарабатывал больше $200

Хальмед — родился в Туркменистане. Тридцать лет назад приехал в Беларусь за лучшей жизнью, в 1992 году стал гражданином страны. Но несмотря на то что много и тяжело работал, не смог устроить свою жизнь. Сейчас инвалид, с трудом ходит, выживает на пенсию 240 рублей. Продолжает чувствовать себя гастарбайтером.
Как вы представляете гастарбайтера? Тихий, замкнутый трудяга, занимающийся низкоквалифицированным трудом, радующийся возможности заработать и отправить деньги домой. Возможно, все меняется, когда гастарбайтер становится гражданином страны, в которую приехал за лучшей жизнью? К сожалению, так происходит далеко не всегда. Наличие нового паспорта — важная формальность, не гарантирующая изменение жизни в лучшую сторону. Мы мало задумываемся о том, что многие люди проводят в статусе гастарбайтера десятилетия и чувствуют себя так же, даже получив новое гражданство. А еще меньше мы представляем, что ждет этих людей на закате жизни. Финал же нередко очень печальный.

Мы расскажем вам историю про человека, который не вкладывал в понятие счастья ничего сверхъестественного и прилагал все усилия, чтобы его достичь. Покинул родину, много, тяжело и честно работал. Но не сложилось. Теперь это одинокий, глубоко больной старик, за свой труд ни разу не получивший более $200. Его новая родина, с которой были связаны такие большие надежды, не оправдала ожиданий. Хальмед чувствовал себя бесправным, приехав из Туркменистана 30 лет назад. И мало что изменилось за это время. Вот некоторые цитаты из этого монолога:

  • Мы уехали из Туркменистана, когда я был подростком, — мама, папа и шестеро детей. В то время, при СССР, в туркменском селе зарплата колхозников была 30—40 рублей, при этом уборщица в городе получала 60—70 рублей. И чтобы попасть на такую работу, приходилось давать взятку в размере месячного оклада.
  • Родители искали лучшей жизни, поэтому сначала поехали в Каракалпакстан, потом в Россию, а затем я переехал в Беларусь. Здесь я живу уже 32 года. Я чувствую себя белорусом, гражданином страны стал в 1992 году.
  • Мне было нелегко найти работу, часто отвечали: берем только русских. Местным и самим была нужна работа. Слышать такое, конечно, обидно. В Беларуси я всегда работал на стройке, а еще был сторожем.
  • За всю жизнь у меня не было зарплаты больше $200. Это маленькие деньги, но что поделать? Бывало, меня обманывали, но сколько бы зарплаты ни дали, я был доволен всегда. В некоторых местах мне вообще не платили, у меня такой характер — не люблю ругаться, стыдно просить.
  • Из-за тяжелой работы (слишком много тяжестей поднимал на стройке) я стал инвалидом — большие проблемы с сердцем, легкими.
  • Когда работал, жил в общежитии, потом работы не стало — администрация попросила меня выселиться. Я ушел. С тех пор я фактически бездомный, жил в съемном жилье, сейчас приютили родственники.
  • Я стоял в очереди на жилье до 2013 года, но меня с нее сняли, потому что не проживаю там, где прописан. А прописан я был в общежитии, из которого меня выгнали. Я много куда жаловался, мне говорили: надо судиться. Но суд оставили без движения. Сейчас я зарегистрирован в доме ночного пребывания бездомных.
  • У меня пенсия 240 рублей. Конечно, этого на жизнь не хватает. Когда отдаю деньги за коммуналку и лекарства, остается рублей 100 на месяц. Покупаю гречку, макароны. Мясо не по карману, беру в основном куриные и говяжьи кости. Больше 10 лет нормально не питался. Последний раз ел мясо в прошлом году.
  • Люблю читать, но давно не покупал газеты. Дорого. Иногда беру, когда бабки продают за копейки несколько штук, некоторые газеты мне дают бесплатно. На книги денег нет. Телевизора у меня тоже нет, никогда не было.
  • В Туркменистан мне уже нельзя. Говорят, тех, кто уехал, не принимают обратно. Людям, которые приехали сюда и нашли работу, хорошо, они зарабатывают и посылают деньги близким в Туркменистан. А вот у меня не сложилось. Сейчас 62 года, инвалид, очень тяжело ходить.
  • Хотелось бы, конечно, по-человечески жить. Мечтаю поправить здоровье, иметь свой угол. Я сам не знаю, что помешало. Наверное, просто не повезло. Все равно благодарю Бога за все — и за хорошее, и за плохое.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак