Читательница Onliner Инна: работала в постоянном стрессе, опасаясь очередных домогательств

0
25 августа 2020 в 15:34
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак

Читательница Onliner Инна: работала в постоянном стрессе, опасаясь очередных домогательств

Инна — подвергалась харрасменту на работе несколько раз за свою жизнь. Считает, что самое важное сегодня — не бояться рассказывать о случаях домогательств, показывая обществу, что проблема существует и у нас в стране. Сейчас работает директором по развитию HostFly.by.
Тема харрасмента уже несколько лет проходит волнами по США и Европе, порождая скандалы, разоблачения и общественное возмущение. Но при этом столь горячая тема, казалось бы, практически не затронула нашу страну. Потому что ничего подобного здесь не происходит? Нет, скорее потому, что здесь об этом принято молчать. Причин такой тишины несколько: стыдно, неудобно, люди не поймут, и вообще «сама виновата».

Героиня этого сюжета уверена, что сексуальным домогательствам в той или иной форме подвергалось большинство женщин нашей страны. И многие из них даже не видят в произошедшем проблемы, считая, что «так принято». Сегодня она расскажет свою личную историю, свой взгляд на происходящее, о причинах, которые способствуют массовому замалчиванию проблемы.

Вот лишь некоторые цитаты из этого монолога:

  • Проблема, конечно, существует, причем существует больше, чем в европейских странах или США, где все это стоит на определенном контроле, где женщина защищена. Например, у меня есть знакомая подруга, она работает массажисткой, я на днях спросила ее: «Что ты думаешь о харрасменте?» Она отвечает: «У нас его нет». Удивляюсь: «Неужели к тебе никогда не приставали на работе?» Признается: «Ну бывает, за попу схватят, я ударю по рукам и дальше работаю…» То есть женщины у нас воспринимают такие вещи совершенно спокойно.
  • Возможно, причина в менталитете или в общей женской незащищенности. Они думают: «А что я сделаю?» Рассказать мужу, чтобы он бил морду начальнику? Обратиться в милицию, где над тобой будут смеяться: «Какое же это преступление — за попу ущипнуть?» Именно поэтому женщины боятся говорить и тема почти никогда не всплывает на поверхность.
  • Мне было 22, я работала журналистом. Встретилась со своим коллегой, чтобы поработать над одним материалом. У нас не было офиса, поэтому мы пошли к нему домой. Приходим, я помечаю что-то у себя в блокноте, размышляю минут пять, поднимаю глаза — а он уже стоит голый и снимает трусы. Пожалуй, это было последнее, что я ожидала увидеть. Не знаю, на что этот человек рассчитывал, вероятно, на то, что я тоже всю одежду скину, воскликнув: «Как долго я этого ждала!» Но обошлось. Мы просто сели, обговорили все произошедшее, он заявил, что был уверен в успехе, потому что до этого никто не отказывал.
  • Прошло много лет, и сейчас мне это кажется смешным, но в тот момент очень сильно испугалась. Я находилась одна дома у постороннего человека, который имел на меня какие-то виды, уже продумывала план побега. До этого вроде бы адекватный коллега начал вести себя совершенно ненормально. Кто я для него? Уже не друг и собеседник, а какая-то особь, которую он возжелал.
  • Еще один эпизод. Я пришла в кабинет к своему начальнику. Он подошел сзади и стал похлопывать и поглаживать меня по плечу. Я сначала напряглась, но потом подумала, что это какой-то дружеский жест — мы с ним находились в хороших отношениях. Через минуту он подходит опять, поглаживает, а после спускает руку и хватает меня за грудь. Я сижу в непонятках, не знаю, как реагировать. Мы нормально до этого общались, не было никаких предпосылок, чтобы возникла мысль хватать меня. Наступает растерянность, ты не знаешь, что делать. Бежать кому-то рассказывать? Скажут: наверное, ты ему глазки строила, утром, приходя на работу, улыбаешься, этим все и спровоцировала. Я была неопытным специалистом, мне действительно было страшно потерять работу, страшно подойти к начальнику и сказать, что он ведет себя неприлично.
  • Попытки схватить меня, потрогать продолжались, как только мы оставались наедине. После того как начались поползновения, начальник стал предъявлять ко мне претензии как к специалисту. Возможно, он был постоянно недоволен именно потому, что я не соглашалась на «ухаживания». Я работала в постоянном стрессе из-за проблем на работе, он накладывался на стресс из-за страха очередных домогательств.
  • Рассказала о произошедшем коллеге. Она отвечает: «Наверное, он тебе зарплату задержал или повышения не дал. Зачем наговариваешь на человека? Не позорься, он примерный семьянин, никто тебе не поверит». После этого я замолчала на долгие годы. Все закончилось тем, что я в скором времени уволилась.
  • О подобных историях никому не расскажешь. Потому что стыдно просто попасть в такую ситуацию. Женщины стыдятся того, в чем не виноваты, боятся осуждения. Мол, а может, я его спровоцировала, например, тем, что споткнулась и нечаянно за руку взяла... Но провокация — это когда женщина взяла руку мужчины и сама положила ее себе на грудь либо сама схватила его за ширинку. Все! Вот это — женщина предлагает секс.
  • У наших мужчин зачастую нет тормозов. И наверное, будет честно сказать, что некоторые из них, достигнув определенного положения, должности, становятся еще более разнузданными.
  • Возможно, женщины в какой-то степени и могут быть виноваты. Но я говорю не о той женщине, которую сейчас домогаются, а про ту, которая до нее согласилась на какие-то интимные отношения без обязательств, про ту, которая решила, что быть любовницей женатого, семейного мужчины — вполне себе нормально.
  • Допустим, женщина сексуальная — и что с того? Когда она идет по улице, нормальному мужчине придет в голову подбежать, схватить ее и потащить к себе? Это же какое-то первобытное общество! Мужчина же тоже должен себя контролировать.
  • Конечно, сегодня женщины и мужчины не находятся в тех рамках, что раньше, они уже могут обсуждать вещи, которые для наших родителей были совершенно постыдными. Мы не опасаемся открыто говорить о том, какие у нас дальнейшие планы. Если мужчина нацелен только на сексуальные отношения, имеет возможность сказать об этом в открытую. Я, например, не понимаю таких завуалированных посылов: «Пойдем ко мне кино посмотрим…» Если мне такое скажут, я принципиально пойду и буду смотреть кино, а потом соберусь и уйду.
  • Грань между харрасментом и шутками начинается, например, в прикосновении, в том, что тебя уже трогают. Но наши женщины, видимо, уже привыкли к такому отношению со стороны мужчин, они совершенно не переживают по поводу того, что к ним прикасаются посторонние люди. Почему? Я не знаю. У нас такое общество.
  • У меня есть предположение, что многие мужчины думают, что если я начальник и схватил секретаршу за ногу, то сделал ей комплимент. Но приятно это может быть только женщине с очень низкой самооценкой.
  • Мы можем брать пример с США, но у них там все уже идет с перегибами. Женщине нельзя руку подать, когда она выходит из общественного транспорта. Поэтому нам надо идти каким-то своим путем, не таким радикальным. И тут вопрос скорее не столько в харрасменте, сколько во взаимоуважении. Нам надо больше уважать ценности, душу и тело друг друга.
  • Надо чтобы женщины больше говорили о происходящем. Чем больше они решаются на это, говорят о том, что происходит с ними сейчас, о том, что происходило когда-то, тем меньше вероятность появления новых случаев сексуальных домогательств. Я уверена, что чуть ли не каждая из нас хоть раз в жизни подвергалась харрасменту, как и я. А сейчас просто пришла смелость, пришла уверенность в себе, мы все становимся старше. Если сегодня со мной что-то подобное случится, я уже не буду молчать.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак
Без комментариев