Охотник Александр Турок: я не убиваю животных, я их добываю. Они имеют равные шансы выжить или умереть

2918
03 октября 2019 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Алексей Носов

Охотник Александр Турок: я не убиваю животных, я их добываю. Они имеют равные шансы выжить или умереть

Как вы будете относиться к человеку, который убивает для удовольствия? Если ставить вопрос именно так, предельно формально и в лоб, ответ на него очевиден — плохо. Но если мы скажем, что убивающий для удовольствия — это охотник, сразу возникнет множество нюансов. Во-первых, подобного рода увлечения разрешены и порой даже поощряются (мы говорим о «наградах за голову», которые периодически выплачиваются за отстрел определенных животных). Во-вторых, есть богатый исторический, социальный и культурный контекст. И вот уже рассуждения о «плохих» и «хороших» обретают полутона и оговорки.

Мы продолжаем цикл видеомонологов о людях, которых общество очень часто считает отрицательными персонажами. Герой нашего второго монолога Александр Турок охотится десятки лет, является экспертом международного класса по испытаниям легавых собак. Мужчина слышал упреки и обвинения уже много раз. Периодически он старается наладить с радикально настроенными противниками охоты диалог, но часто замечает, что оппоненты не хотят слышать никаких контраргументов. Сегодня у Александра есть возможность высказаться в защиту своего увлечения, которое стало неотъемлемой частью его жизни.

Вот лишь некоторые цитаты из этого видеомонолога:

  • «Никто не делает столько для сохранения животного мира, как охотники».
  • «Хожу на охоту, получаю от этого удовольствие. Приношу домой, например, утку, а мой сосед сидит на диване, чешет пузо, пьет пиво и говорит: „О, опять убил!“ Ему бы тоже, наверное, хотелось пойти на охоту, но лень».
  • «Я не убиваю животных, я их добываю. И когда я иду на охоту, то предмет охоты имеет равные шансы выжить или умереть. В природе все поделено на жертв и хищников, и если отказаться от самого фактора добычи, то надо закрыть все животноводческие комплексы и птицефабрики, потому что там у животных действительно нет никакого шанса остаться в живых».
  • «У меня есть внук. Когда он меня спрашивал: „Где ты это взял?“, я ему честно говорил: „Ходил на охоту, и у нас со зверем было сражение, в котором в этот раз победил я“».
  • «Самое жестокое и кровожадное животное — это человек. Если человека правильно воспитывать, то он себя будет чувствовать не венцом природы, а равным ее членом».
  • «Нет в природе ничего вредного, есть вредные дозы. Надо во всем знать меру, и в охоте — в первую очередь».
  • «Я охоту с вышки „охотой“ вообще не могу назвать. Можно прийти в коровник и там пострелять — это будет то же самое».
  • «„Мясников“ становится больше. Это результат общего падения уровня нравственности и совестливости человечества. Но мы-то говорим не о них, мы говорим об эстетах, мы говорим о тех, кто не за мясом ходит. Это азарт, который многие мужчины хотят удовлетворить».
  • «Мнение, что охота — это удовольствие, разделяли многие гуманисты мира: Толстой, Шолохов, Бианки, Аксаков, Бунин... Обвинять в жестокости этих людей ни у кого язык не повернется. Поэтому я пытаюсь донести и до внука, и до детей товарищей, что охота — это не способ выживания, это способ научиться понимать красивое».

Читайте также:

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и присылайте свои истории и размышления. Самые яркие из них могут стать темой для следующей колонки!

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Алексей Носов