Воспитанница детдома Мария Шаврова: когда меня забрали у мамы, я прыгала от радости

466
20 августа 2019 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак

Воспитанница детдома Мария Шаврова: когда меня забрали у мамы, я прыгала от радости

Мария Шаврова — с четырех лет воспитывалась в детском доме, куда ее вместе со старшей сестрой забрали от пьющей матери. Одиннадцать лет прожила в детдоме, за все это время мать ни разу не объявилась. В 15 лет поступила в Витебский колледж культуры и искусств. Работала в нескольких сельских домах культуры. Увлекается вокалом и рисунком. Нашла маму в 16 лет. Отца в сознательном возрасте видела один раз. Мама умерла в феврале этого года.
Сложно представить, как сильно родители должны обидеть своих детей, чтобы те называли себя сиротами при живых биологических матери и отце. Героиня сегодняшнего материала даже после встречи с матерью не может объяснить, почему та оставила своих дочерей в детском доме и не возвращалась к ним долгие годы. У Маши появилась другая семья (опекуны-иностранцы), другой дом (детский дом именно так и воспринимается), она прожила другую жизнь, которая многим покажется невыносимой. Наша героиня, наоборот, считает, что детский дом дал ей много хорошего.

Очень взрослая, самостоятельная и решительная, не потерявшая веру в людей и человеческую доброту Маша строит новую жизнь. О том, каким она помнит прошлое и видит свое будущее, в нашем сегодняшнем видеомонологе, снятом совместно с техническим партнером.

Вот лишь некоторые цитаты из видео:

  • Что произошло с моими родителями? Я не знаю. Я, наверное, даже не хочу этого знать. Может быть, для них было ошибкой — произвести на свет ребенка?
  • Когда я была маленькой, к нам с сестрой в детдом никто не приезжал. Мы видели, как к другим детям приезжают братья, сестры, дедушки, бабушки, мамы и папы, и это было очень обидно и грустно.
  • В детдоме я видела сцены, когда мамы и папы просто становились на колени перед своими детьми, плакали и молили о прощении. Многие дети прятались, когда приезжали родственники, потому что им было очень стыдно за своих родных: чумазых, пьяных, с перегаром.
  • В первый день, когда я приехала в детский дом, повела себя очень неразумно: начала прыгать от радости. Моя сестра забилась в угол, а я прыгала от радости, мне было очень хорошо. В первый же день. Мне было 4 года.
  • Помню, когда мама ушла, в дом ворвалась ее подруга, выбив дверь с ноги. Она начала кричать: «Где мои деньги?» — и избивать нас с сестрой. Нас было некому защитить. Сестра полетела вниз в овраг и сломала бедро, а меня просто табуреткой по лицу. Шрам остался до сих пор.
  • Было много тяжелых ситуаций: мы были связаны, одни, голодные, я помню, как к маме приходили мужики. Я помню почему-то только плохие моменты.
  • Когда нас забрали в детский дом, мама просто пропала. Когда она нашлась через 12 лет, я спрашивала: «Почему ты пропала?» Она просто плакала и шептала: «Прости».
  • Разницы от того, что она была раньше жива, а сейчас мертва, я не вижу. Ее не было тогда, нет и сейчас.

Читайте также:

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и присылайте свои истории и размышления. Самые яркие из них могут стать темой для следующей колонки!

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак