Руководитель компании Елена Симончук: «Дискриминация при приеме на работу? Конечно, есть! Осознанно не принимаю мужчин!»

836
07 августа 2019 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак

Руководитель компании Елена Симончук: «Дискриминация при приеме на работу? Конечно, есть! Осознанно не принимаю мужчин!»

Елена Симончук — много лет проработала на руководящих позициях в сфере маркетинга, а последние 3 года развивает собственную клининговую компанию «КлинниБогини».
Многие жалуются на дискриминацию при поиске работы — по полу, возрасту, внешности. Я, как работодатель, могу подтвердить, что она есть везде. Более того, это осознанный выбор бизнеса. Хоть об этом и не принято говорить. Но основана она, как правило, не на какой-то личной неприязни или предпочтениях, а на «производственной» необходимости. Хотя, конечно, люди, пострадавшие от такой «дискриминации», редко признают ее истинные причины.

Например, в нашей компании мы отказываем мужчинам при приеме на позицию клинера — человека, который выполняет заказы по уборке. И это уже принципиально: я считаю, что способные к уборке мужчины встречаются намного реже, чем женщины. В первую очередь потому, что это довольно монотонная работа, которая требует терпения и внимательности. А это качество сейчас чаще свойственно женщинам, чем мужчинам. Даже в природе: львы присоединяются к охоте, только когда это крупный зверь и сложная добыча.

В этом смысле в уборке мужчины ведут себя как львы: они пишут бодрое сопроводительное письмо, в котором заявляют, что могут работать 24 часа в сутки без выходных, очень любят уборку и только и делают, что убирают дома. В реальности больше одной уборки не выдержал никто. Сначала я пробовала и давала шанс всем, кто хотел. Но уже к середине первой уборки энтузиазм у них пропадал: пока они протрут все статуэтки на полочке, каждую книжку, каждую помаду и баночку поднимут и поставят на место 20 раз, потом еще 3 раза нужно пол помыть — после этого они бесследно исчезали. И я перестала тратить на них время.

Если раньше «техничка», или «уборщица», была представителем непрестижной профессии и могла претендовать только на минимальный оклад, то наши сотрудницы зарабатывают в месяц от 800 до 1600 рублей. Это, согласитесь, приличные деньги. Поэтому к нам часто пытаются устроиться и мужчины и… получают отказ.

Причем я не могу написать в объявлении: «Только для женщин». Потому что ко мне будут вопросы. Но я сразу отбраковываю мужчин. Просто потому, что вероятность найти среди них подходящего — минимальна. Наши клиенты через одного спрашивают: «А кто ко мне придет? Мужчины или женщины?» — «Только женщины». — «Слава богу», — говорят они.

Общество требует дать равные права мужчинам и женщинам. И, возможно, мне стоило бы потратить еще много времени и денег, чтобы добиться репрезентативного результата и оценить реальные способности к уборке каждого желающего. И ждать, что общество меня похвалит за мою доброту, толерантность и современность. Но я не буду этого делать. Для меня эффективность намного важнее социального одобрения. Потому что я — частный малый бизнес, и никто не хочет мне дать денег на социальную справедливость. И свои счета я оплачиваю исключительно самостоятельно.

Чтобы быть социально корректной компанией и поддерживать «слабых», кто-то должен начать платить бизнесу за эти эксперименты. Например, государство или различные фонды. Если США активно выступают против дискриминации и хотят, чтобы на работу нанимались, к примеру, афроамериканские женщины в повышенном количестве, то государство требует от бизнеса соблюдения равных прав, но и экономически поддерживает — снижает налоги, дает льготы, спонсирует фирмы, которые создают рабочие места.

В нашей стране такой поддержки нет. Но трудовые отношения — это тот самый случай, когда вмешательство государства очень уместно. Потому что наниматели и сотрудники напрямую никогда этого не решат: у нас слишком разные интересы. И так было всегда.

Рынок никого не щадит и сметает неэффективных. И компании, которые заигрываются в социальные игры в ущерб прибыльности. И работников, которые ведут себя так, будто им все должны — и брать, и хорошо платить, и защищать, и не дискриминировать. В реальности их просто тихо никто не будет брать на работу. А если бизнес это будет делать явно — всех оштрафуют и все дела. Поэтому дискриминация без экономического регулирования государства чудесно будет себя чувствовать в серой зоне.

Да, вам могут неявно отказать, потому что вы женщина или мужчина, или слишком молоды, или уже переросли — и поэтому, по мнению работодателя, не можете заниматься определенной работой. Потому ответственность за свою судьбу каждая компания и каждый претендент несут сами, пока государство не станет активным позитивным участником этого треугольника.

Читайте также:

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и присылайте свои истории и размышления. Самые яркие из них могут стать темой для следующей колонки!

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. at@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак