Эксперт по стройматериалам Юрий Гуринович: почему в Беларуси начались проблемы с мостами?

357
02 августа 2018 в 14:04
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Максим Тарналицкий

Эксперт по стройматериалам Юрий Гуринович: почему в Беларуси начались проблемы с мостами?

Юрий Гуринович — директор производственного предприятия «АЛЬТЕРфибра», занимающегося металлическим армирующим волокном. Постоянно сотрудничает с государственными и частными проектировочными и строительными организациями. Более десяти лет принимает участие в строительстве крупных социальных и коммерческих объектов в Беларуси, России и Европейском союзе.
За последние годы в Беларуси происходит просто какая-то эпидемия, поражающая мосты. Самой громкая история связана, конечно, с треснувшим мостом через Припять в Житковичском районе. Помимо этого, «поплыл» мост через реку Сож в Гомельской области, буквально на днях стало известно о трещине, которая пошла по путепроводу на внутреннем кольце МКАД в районе пересечения с Игуменским трактом. Повторюсь: проблемы на одном мосту — это из ряда вон выходящее событие; проблема, которая возникла уже трижды, это тенденция. Давайте разберемся в возможных причинах ее возникновения.

Я бы хотел начать с того, что проблема, скорее всего, рано или поздно проявится во всей строительной отрасли, просто мосты — это такой вид объектов, выход из строя которых сразу получает широкий общественный резонанс, плюс все местные жители очень остро чувствуют последствия каждого дня ремонта такого объекта. Если трещина пойдет по фасаду здания (даже жилого), то есть вероятность что это окажется незамеченным: трещину быстро залатают, заштукатурят, предприняв меры, чтобы разрушение конструкции дальше не продолжалось. Шумиху никто поднимать не будет.

Специфика моей работы подразумевает очень плотное взаимодействие со всеми участниками строительного процесса на всех его этапах. Я общаюсь с проектировщиками, инженерами, архитекторами, прорабами, строителями. Часто бываю в кабинетах чиновников, а также вижу, как льют бетон на стройке. И признаюсь вам: замечаю, как в этой цепочке шаг за шагом происходят не очень радостные для нас с вами трансформации.

Сразу хочется сказать большое спасибо проектировщикам, которые закладывают в железобетонные конструкции избыточный (более чем в два раза) запас прочности. Благодаря этому подавляющее большинство зданий в нашей стране продолжают стоять несмотря на то, что качество материалов и строительных работ нередко вызывает вопросы.

Проблема в том, что этот самый запас прочности постепенно «выедается» на каждом этапе строительства, и, похоже, мы подходим к грани, за которой могут начаться (да что там, они уже начались) проблемы.

Я говорю сейчас о достаточно долгом промежутке времени, охватывающем как советский период, так и перестроечное время, и современность. По сути, кардинально ничего не изменилось. Давайте посмотрим на процесс поэтапно.

Начинает запас прочности таять уже на начальном этапе — во время проведения тендера. Потому что очень часто представители государственных организаций вынуждены при подведении итогов конкурса выбирать не идеальное соотношение цены и качества работ (что было бы логично), а просто самый низкий ценник из всех, что были представлены на тендер. Думаю, что всем очевидно, что самое дешевое практически наверняка будет не самым лучшим.

Случай из моей практики: предлагаю чиновнику материал, который немного дороже, но при этом объективно намного качественнее конкурентов по многим показателям. Мне откровенно говорят: «Я прекрасно все понимаю, но если сегодня я куплю дороже, через два года ко мне придет Госконтроль, и будет очень трудно доказать свою правоту. Намного проще плясать от самых дешевых прайсов, они понятны всем».

В результате чтобы успешно конкурировать только по цене, многие участники конкурса уже буквально балансируют на грани допустимых стандартов, в установленные нормативы порой буквально приходится втискиваться. Ясное дело, что на пользу будущему строительству это не пойдет.

Говоря откровенно, сегодня большинство строек в Беларуси проходит по технологиям и методикам еще советского времени. Всем понятно, что, внедряя новации, можно успешно повышать качество строительства, снижая при этом стоимость дальнейшей эксплуатации. Но это арифметика цифр на десятилетия вперед, оперировать которой подавляющее большинство чиновников наотрез отказываются. Начальница планового отдела в одном из проектных институтов сказала мне напрямую: «Мне на пенсию через пять лет. Приходите что-либо менять к этому времени. До этого давайте оставим все так, как есть».

Продолжим. Далее запас прочности «выедается» на этапе, когда строитель, поставленный в рамки выделенного бюджета, пытается увеличить свою прибыль, экономя на мелочах, говоря образно — покупает самые дешевые гвозди.

Идем дальше. Очевидно, что истончение запаса прочности происходит на этапе строительства в результате воровства. На одних объектах этот фактор влияет больше, на других — не так. Стоит отметить, что стройки, финансируемые частными компаниями, подвержены такой болезни значительно меньше. Один из интересных примеров случился не так давно: крупная сеть гипермаркетов настолько пристально следила за ходом строительных работ очередного своего магазина, что наняла специалистов, которые негласно следили за расходом стройматериалов. Они буквально контролировали, снимая на видео, сколько добавляется необходимых компонентов в смесь на бетонном узле.

Видеосъемка показала, что недосыпали почти тонну одного из укрепляющих смесь ингредиентов, а фундамент при этом уже залили. В результате подрядчику пришлось взрывать весь залитый фундамент и заливать его заново за свой счет.

Далее качество строящегося объекта снижается из-за совершенно нелогичных графиков проведения работ, особенно этим грешат стройки, проводимые на государственные деньги. Думаю, не удивлю вас, если напомню, что у нас до сих пор, еще с советских времен, то или иное здание должно быть построено не к моменту, когда это надо сделать по нормативам, а к какому-либо празднику. Очевидно, что при этом часто страдает плавность технологического процесса, что сказывается и на качестве. Очередной кусочек запаса прочности, заложенного проектировщиком, откушен.

В заключение добавим к нашей цепочке сугубо личный человеческий фактор всех участников процесса: от инженера до оператора бетономешалки — каждый из них мог схалтурить, надеясь на то, что это будет незаметно на общем фоне.

Также в угоду соблюдения сроков сдачи объекта вполне может закрыть глаза на мелкие недочеты принимающая сторона. Между тем, даже неправильно забитый гвоздь, слабо приваренная арматура может рано или поздно также вылезти боком.

Согласитесь, после всего этого достаточно сложно предположить, какой запас прочности остается у объекта, когда его наконец сдадут. Мне почему-то кажется, что он будет уже далеко не так высок, как закладывалось на этапе проектирования.

Подводя итог, я хочу сказать, что, на мой взгляд, одной из немаловажных причин эпидемии с мостами, которая разразилась в последнее время, вполне мог стать такой вот неприятный процесс «выедания» запаса прочности, который я описал выше.

Добавить к этому можно одно немаловажное наблюдение. Сравнивая уровень коррупции в строительной области в России, Украине и Беларуси, я могу откровенно отметить, что у нас он в разы ниже. Причина тому — отчасти строгость контролирующих органов, отчасти созданная сегодня система тендеров. Та самая, что заставляет подрядчиков, конкурируя, предлагать максимально низкие цены. Они настолько низкие, что «дельты» на коррупцию практически не остается. С одной стороны, это хорошо. С другой — есть вероятность, что спустя годы, когда построенные объекты начнут ветшать, обнажится острая проблема постоянной экономии и упрощения, которые съели заложенный изначально запас прочности. И найти виноватых будет очень сложно, потому что каждый откусывал от него всего-то по маленькому кусочку.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Максим Тарналицкий