Нарколог Ирина Борисевич: «Допился до ЛТП» — это не вина человека, а его беда

26 679
214
29 июня 2016 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Алексей Матюшков

Нарколог Ирина Борисевич: «Допился до ЛТП» — это не вина человека, а его беда

Ирина Борисевич — нарколог, врач-психотерапевт с 1995 года. Учредитель частного медицинского центра «Парацельс», специализирующегося на лечении алкоголизма и наркомании.
«Допился до ЛТП» — сегодня это фраза звучит как приговор, показатель того, как низко пал человек на своем пути на дно стакана. Мне кажется, что сейчас основная функция ЛТП сродни углу, в который рассерженный родитель ставит своего нерадивого ребенка. Только при этом парадоксальность ситуации заключается в том, что родитель этот, перед тем как наказать ребенка, постоянно провоцировал его на плохие поступки.

В современном обществе делается все для того, чтобы каждый потенциальный алкоголик пришел к своему алкоголизму. Можно не повторяться в очередной раз, рассказывая о доступности алкоголя, о том, что буквально любые развлечения — от похода в кино, боулинга, футбольного матча до театра — сопровождаются возлияниями. При этом все говорят о культуре потребления пива, вина, коньяка или водки. Редкие голоса, заявляющие о безоговорочном вреде этих напитков, никому не слышны.

Алкоголь стал естественным атрибутом в нашей с вами жизни. Кто же мог подумать, что рано или поздно он приведет к алкоголизму? Но как только вы перешагнете эту зыбкую грань, общество и государство вас накажут за то, что вы уже не можете соблюдать «культуру распития», отправив в ЛТП. Звучит достаточно дико, согласитесь.

У алкоголика нет здоровых моделей поведения, все праздники с детства он видит с возлияниями. Чтобы выздороветь, ему по сути надо учиться взаимодействовать с окружающим миром заново. Получается, мы наказываем человека за то, что он не знает, как жить здоровым способом. Что дальше? Можем сажать больного атеросклерозом за то, что он запустил свои сосуды, или больного гриппом за то, что подцепил простуду.

Я не оговорилась, поставив акцент на словах «наказывать» и «сажать». Расшифровывая аббревиатуру, мы слышим мирное «лечебно-трудовой профилакторий», но это не более чем красивые слова, ширма, за которую государство стыдливо прячет свое бессилие. Ни о каких «профилакториях» и уж тем более «лечебных» речи в нашем случае не идет. Это обыкновенная изоляция человека, весьма напоминающая тюрьму.

В законе о здравоохранении написано, что у человека есть добрая воля — лечиться или нет. В данном случае это происходит принудительно. Возможно, вы вспомните «принудительное лечение», к которому приговаривают во многих других странах, например в США. Но я напомню вам, что там все же есть выбор. Человек может сесть в тюрьму за поступки, совершенные в состоянии алкогольного опьянения, или отправиться на лечение добровольно, оплатив при этом курс в реабилитационном центре.

Добровольно-принудительные корни ЛТП растут из советских времен, мне не довелось встретить ни одного человека, который попал в это заведение и вышел из него, избавившись от зависимости. Я общалась с пациентами, которые недавно прошли такие «профилактории», — вопрос о какой-либо воспитательной или лечебной функции заведения вызывал у них только смех.

Вылечить человека от алкоголизма насильно невозможно. Можно его изолировать от употребления психоактивного вещества, а дальше должна начаться тонкая и искусная работа психологов и психотерапевтов, мотивирующих на желание совершить какие-то перемены в своей жизни. Если этого желания не будет, ничего не произойдет.

Конечно, просто взять и убрать ЛТП из нашей реальности при нынешнем законодательстве и состоянии общества вряд ли удастся, это сразу породит массу проблем. Давайте для начала станем называть вещи своими именами: такие заведения по сути своей — тюрьма, в которой мы изолируем человека, совершенно не решая проблему. Мы лишь откладываем ее, понимая, что через какой-то промежуток времени пожар вспыхнет с новой силой. В ЛТП человек с одной стороны якобы лечится, с другой — якобы сидит в тюрьме. В итоге ни то, ни другое. За асоциальные действия надо наказывать, а болезнь — лечить. А если смешиваем в кучу одно и другое, получается ерунда.

Сегодня даже наркологи не могут до конца ответить на вопрос, что делать с асоциальными алкоголиками. Мы знаем, что 30% (это самые оптимистичные прогнозы!) из пьющих людей еще можно «выдернуть» из болезни. Все остальные, по сути, обречены. Единственной альтернативой, которая дает хоть какие-то шансы, могут стать реабилитационные центры, которых в стране с каждым годом, к счастью, становится все больше. Алкоголиков надо не заставлять, а учить жить в трезвости.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Алексей Матюшков
ОБСУЖДЕНИЕ