16 437
29 ноября 2023 в 8:00
Автор: Тарас Щирый. Фото: Максим Малиновский. Иллюстрация: Максим Тарналицкий

«Это олень? Нет, человек!» Рассказываем, как мы сгоняли на сафари по Налибокской пуще

Автор: Тарас Щирый. Фото: Максим Малиновский. Иллюстрация: Максим Тарналицкий

«Перед нами сорокопут, кровожадная птичка. По-латински — lanius, мясник. Хищник. Она накалывает свою добычу на ветки, как шашлык», — гид Алеся шепотом в автобусе говорит так убедительно, что в воображении сразу рисуется этот маленький крылатый монстр размером с воробья. Таких, как я, любителей приключений, поехавших на сафари в Налибокскую пущу, в нашем микроавтобусе чуть больше 10 человек. По лесной дорожке мы медленно катим в самую глушь огромного леса, и никто не знает, кто может появиться из-за следующего поворота: лось, олень или самый обыкновенный куст.

Мы привыкли, что сафари — это где-то далеко в Африке — с зебрами, слонами и львами. И непременно на крутых внедорожниках. Однако со временем экскурсии в дикую природу начали проводить по всему миру, в том числе в Беларуси. В 2017 году одним из первых серию маршрутов по белорусским заповедникам, лесам и болотам разработал выпускник БГТУ и основатель компании EcoJourney Алексей Римша. Его команда первой предложила утреннее сафари по огромной Налибокской пуще, во время которого наблюдают за дикими лошадьми, зубрами и прочей живностью. Саму пущу Алексей называет миниатюрой белорусской природы, вобравшей в себя характеристики всех наших экосистем.

Для жителей местных хуторов и деревень встретить оленя — это все равно что сходить к автолавке за хлебом. Но для туриста это настоящий экшен и аттракцион, на который потратишь не больше 170 рублей.

Желающих выбраться из Минска погулять в лесу и сделать фото на память хватает. Присоединившись к одной из групп, мы отправились в необычное путешествие. Что получилось из этой затеи и кого мы увидели, читайте в нашем репортаже.

View this post on Instagram

A post shared by ЭкоТуры и путешествия по Беларуси (@ecojourney.belarus)

«Главное — соблюдать тишину. Не шуршим»

Суббота, Каменная Горка, на часах 06:30. Двери белого Mercedes захлопываются, и мы выезжаем из Минска в эту беспросветную темень. Мчим по гродненской трассе. Рядом с водителем сидит наша провожатая — выпускница биофака БГУ Алеся Лукашевич. Девушка говорит, что по специальности она не зоолог — биотехнолог. Но о нашей флоре она, кажется, может без передышки говорить часами.

— Налибокская пуща — огромный лес, его площадь достигает 2,4 тыс. квадратных километров. Он даже больше некоторых государств! Там встречаются все крупные лесные жители Беларуси, о которых вы можете знать: и волки, и медведи, и зубры, и олени, и лоси, и косули, — вещает Алеся. — Во время наших путешествий мы не просто проводим время на природе, но и стараемся изучать ее, узнавать много нового о флоре и фауне Беларуси.

Сегодня как раз таки благоприятная погода для наблюдений, и я с высокой долей вероятности могу сказать, что мы увидим тарпановидную лошадь, оленей и зубров…

Уверенность Алеси обнадежила. Услышав еще парочку историй, мы получили полтора часа на сон и вернулись в эфир на подъезде к еще мрачной и темной пуще. Мы проехали очередную деревню и притормозили около поля. Гид повернулась к нам и тихо произнесла:

— Главное — соблюдать тишину. Не шуршим, громко не переговариваемся и не забываем отключить мобильные телефоны. Иначе просто распугаем всех животных. Они очень чутко воспринимают любые звуки.

Алеся отправилась на разведку. Проходит пару минут, и вот мы уже с биноклями в руках крадемся за гидом по дорожке. Поле оказалось каким-то бескрайним и пустым. Гид посоветовала первым делом осматривать в бинокль кромку леса — именно там чаще всего могут находиться животные.

Но я, кроме серых деревьев, так ничего и не рассмотрел. Кажется, не только я. Мое внимание в итоге привлекли большущие шары на деревьях, издали похожие на вороньи гнезда.

— Нет, вороны здесь вряд ли будут, — сразу отрицает Алеся, всматриваясь в бинокль. — А на деревьях — омела, растение-паразит, произрастающее на ветках. Что интересно, растет оно не на всей территории пущи. Проедем дальше, и вы увидите, что омелы уже не будет.

Наша команда натуралистов пошла дальше и метров через 200 наткнулась на канаву. Подход к ней утоптан копытами массивных животных — возможно, лося или оленя. Но разобрать, кто конкретно здесь был, уже сложно. Ладно, поставили в уме галочку, что незадолго до нас тут точно был зверь, и пошли обратно к автобусу.

На следующем поле ситуация не изменилась. Мы подняли бинокли, навели на край леса и, увы, ничего, кроме деревьев, не увидели.

— Обычно на этих полях часто встречаются олени, — удивлена гид. — Есть несколько версий, почему мы пока никого не увидели. Во-первых, животных могла спугнуть резкая смена погоды, поэтому они решили остаться в своих кустиках. А во-вторых, зверя мог испугать человек. Вы видели, что перед нами пронеслась легковая машина.

Первым «артефактом» в нашей коллекции оказалась птичка сорокопут, которую Алеся рассмотрела в бинокль. Но как только мы попытались ее сфотографировать, она улетела.

— Сорокопут — кровожадная птичка. По-латински — lanius, переводится как мясник. Сорокопуты охотятся на мышек, ящериц, мелких птичек. Из-за того, что лапки у них не особо развиты для хищной птицы, они накалывают свою добычу на ветки, как шашлык. Так что, если увидите мышку, наколотую на веточку, будете знать, чьих лап это дело.

Жажда рассмотреть животных начала порождать парадоксальные вещи. Увидев вдали чей-то силуэт на дороге, я не сдержался: «Да там, наверное, зверь! Это олень?»Увы, но «оленем» оказался какой-то мужчина, топавший по заснеженной дорожке.

— Такое, на самом деле, часто происходит, — уже позже рассказала провожатая. — Всегда хочется, чтобы путешественники увидели как можно больше животных, и для этого нужно быстро реагировать. Однажды я сказала: «Ребята, смотрим на поле. Там стоит белая цапля!» Потом выяснилось, что это был обыкновенный столб. Но лучше так отреагировать, чем пропустить что-то интересное.

И тут на нас выскочил табун лошадей

Изучив еще одно поле, мы отправились на завтрак к экотропе «Сябрыньский перекресток», а дальше погнали искать тарпановидных лошадей. С ними, кстати, вышла интересная история.

На территории пущи 400 лет назад проживали дикие лошади — тарпаны, но люди воспринимали их как вредителей и в результате окончательно истребили. Уже в 1930-х годах коренастых лошадей, похожих на тарпанов, собрал вместе польский биолог Тадеуш Ветулани. Он начал наблюдать за ними и дал название «коник».

Позже этих животных активно расселили по Европе. В заповеднике Оствардесплассе в Нидерландах они расплодились так, что им стало нечего есть. Коники начали погибать. В итоге одну часть отправили в испанский заповедник, а другую — 151 особь — за три раза перевезли в Беларусь. Так лошади начали распространяться по Налибокской пуще, и сейчас их уже больше 200.

Какова их роль? Они большие живые «газонокосилки», которые должны сохранять пастбища в пригодном состоянии. Через год после привоза заказник «Налибокская пуща» рапортовал, что со своей задачей лошади справляются отлично: выедают в урочище всю растительность и не дают подняться кустарникам.

Следы этих лошадей мы видели практически на всей дистанции экотропы, но самих животных обнаружили лишь возле кормушки и цистерны с водой. С десяток коников мирно пожевывали корм, вдали мирно паслись еще несколько десятков мышастых приземистых лошадок.

Но тут послышался какой-то топот, и секунд через 10 на нас выскочил целый табун лошадей.

Кажется, от неожиданной встречи опешили не только мы, но и дикие лошади. Они притормозили и медленно начали обходить наш бусик стороной. Правда, один самец все-таки задержался и минут пять облизывал и пронюхивал транспортное средство.

— Может, ему яблочко дать? Он, наверное, есть хочет, — по-матерински, с заботой произнесла одна из женщин.

— Нет, не стоит. Специалисты не советуют их подкармливать. Они должны сами искать себе корм, — отрезала Алеся.

Несмотря на то что коники чувствовали себя рядом с нами абсолютно комфортно, гид предупредила, что лучше держаться от них на расстоянии. Все-таки животное дикое, мало ли что может произойти.

Полюбовавшись лошадями, мы сели в автобус и поехали к хедлайнерам нашего трипа — зубрам. В пуще их больше сотни. Летом найти их в лесу проблематично, но поздней осенью они в поисках корма на несколько месяцев приходят на поля, расположенные вдоль трассы М-6 в районе Воложина, а иногда даже переходят шоссе.

Зубров рассмотрели в бинокль — ближе не пустили канавы

школьникам, детская художественная литература, твердый переплет, 3+, 192 страниц, 2021 год издания

Алеся обнаружила их в бинокль достаточно быстро, и мы, припарковавшись на одном из съездов, пошли изучать зверя.

— Только очень близко подходить не будем. Зубр — зверь пугливый, при виде приближающегося человека может убежать, а нам бы никак не хотелось влиять на их жизнь, — убеждает гид.

Однако подойти близко нам так и не удалось: путь преградила система мелиоративных каналов. Мы попытались подъехать к зубрам по другой дороге, но и там наткнулись на обрыв с водой. Оставалось любоваться на них издали и представлять, как круто было бы приблизиться к ним хотя бы метров на 200.

Зубров вблизи мы не увидели, зато рассмотрели в бинокли косуль. Они сами внимательно следили за нашим бусом издали, потом повернулись к нам белыми попками и убежали.

Этот светлый след под хвостом получил название «белое зеркало». Он служит для того, чтобы при побеге сбить хищника с толку. Особенно эффективно это зимой, когда силуэт может слиться с заснеженным полем.

«Самая приятная история, когда после поездки путешественник возвращается домой с новым хобби»

На этом наш трип подошел к концу, и автобус повез нас домой. Около четырех дня мы были уже в Минске. Выходя из автобуса, я на пару минут задержал Алесю.

— Как сегодня по «улову»? Увидели то, на что рассчитывали?

— Мы с вами видели тарпановидную лошадь, зубров, косуль, зайца, сорокопута, лебедей… Я рассчитывала еще на оленей. Если честно, сегодня было первое наблюдение, когда я их так и не увидела. Скорее всего, как я уже говорила, на это повлияла резкая смена погоды, животные не успели адаптироваться под новые условия.

школьникам, детская художественная литература, твердый переплет, 3+, 192 страниц, 2021 год издания

— Понимаю, такое случается. Но наверняка есть люди с завышенными ожиданиями, которые потом разочарованы тем, что программа полностью не реализована.

— Наши путешественники абсолютно адекватны и понимают, куда они едут и для чего. Им не надо объяснять, что это дикие звери и кого-то можно не увидеть. Для меня самая приятная история — когда туристы приезжают без представления о природе, а уезжают с новым хобби. В турах по наблюдению за птицами нередко случалось, что человек на станции кольцевания покупал определитель птиц и по дороге домой уже искал себе в интернете подходящий бинокль. И это точно не пустые слова.

Что ж, было интересно, однако увидеть лосей и оленей нам не удалось. Но, может, получится у вас.

Читайте также:

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ga@onliner.by