«Для рождаемости развод может быть даже плюсом». Распад семьи с точки зрения демографии

17 559
29 октября 2022 в 8:00
Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Александр Ружечка. Обложка: Максим Тарналицкий

«Для рождаемости развод может быть даже плюсом». Распад семьи с точки зрения демографии

Разыгрываем Playstation и Dyson в приложении Каталог Onlíner каждую пятницу

Каждый день на этой неделе мы описывали сюжеты неудавшихся, развалившихся или просто несостоявшихся браков. То были истории конкретных людей, маленькие трагедии отдельно взятой ячейки общества. В завершение цикла материалов про разводы попробуем взглянуть на ситуацию с высоты царицы социальных наук — демографии. Как влияют распавшиеся браки на рождаемость, на состав населения нашей страны? На основе статистики можно сделать вполне конкретные прогнозы на ближайшее время. А они таковы, что в недалеком будущем разводов станет меньше — просто потому, что уменьшится число браков. При этом пары захотят жить в отношениях, которые можно назвать промежуточными между сожительством и росписью в загсе, а еще проще — альтернативной формой семьи.

Что за цикл?

В серии публикаций мы коснулись темы стигматизации разводов. Поговорили с теми, кто жил долго и счастливо до развода. Рассказали о стереотипах и сложностях, с которыми белорусы сталкиваются после развода. Побеседовали с разведенными мужчинами, решившимися на этот шаг сразу после свадьбы. Сегодня наступил черед индуктивных выводов. А наука говорит, что подобные истории становятся все более частными случаями.

Другой формат брака

— Роль брака в классическом понимании уменьшается. Сама его суть в развитых странах Европы и в Америке поменялась. В разные периоды истории это был династический договор, совместная трудовая и экономическая деятельность, легализация сексуальной жизни, скрепление романтических отношений, священный союз. Сейчас, например, религиозная составляющая осталась актуальна лишь для небольшой части населения. Большинство же воспринимает брак как юридическую защиту, подтверждение обязательств на случай возможных проблем.

О нынешнем состоянии и ближайшем будущем браков и разводов беседуем с российским демографом, независимым экспертом. Наш спикер — Алексей Ракша.

Раньше женитьба была нормой, сейчас же это один из вариантов нормы. Сегодня все меньше людей с укором смотрит в сторону парня и девушки, которые решили съехаться и просто живут вместе. В современном обществе это считается абсолютно адекватным поведением. А еще в 1960—1970-х годах такие отношения могли бы окрестить как «полный разврат». Даже в переписи населения зафиксировано разделение понятий. Там указано два вопроса: «Состоите ли вы в браке?» и «Является ли ваш брак зарегистрированным?».

Все описанное — часть явления под названием «второй демографический переход». Причины — развитие у людей индивидуалистических ценностей, а вслед за этим — изменение норм поведения, в том числе демографического. Процесс этот глобальный, и Беларусь не исключение. В качестве доказательства можно привести карту культурных ценностей Инглхарта. Она строится на основе опросов населения разных стран. Чем ниже по вертикали, тем ближе людям религия, классическая семья, ценность общественного мнения. Чем правее по горизонтали, тем ближе высокие оценки свободы и прав человека, успеха и равенства полов.

На графике видно: Беларусь озабочена безопасностью, но при этом довольно далеко убежала от традиционализма.

Максимально упрощаем. Чтобы расположить себя на карте, задайтесь вопросами:

  • Куда я ходил чаще за последние полгода: в храм или в кино? (Вертикаль)
  • О чем я думаю больше: о денежной стабильности или о творческих планах? (Горизонталь)

Если кратко и сугубо в рамках нашей темы, то концепция второго демографического перехода — это уход от «золотого века» официального зарегистрированного брака к его закату, уход от детоцентристской семьи к «зрелой» паре любым количеством детей, включая ноль, переход к еще более сознательному планированию рождения детей.

Все меньше свадеб

— Во время второго демографического перехода понятие нормы расширяется и размывается. В итоге становится меньше браков — таких, какими мы привыкли их видеть: официальных регистраций в госорганах. Ранее были другие браки — религиозные (речь о венчании). Сейчас пришло время очередных изменений, они уже происходят в развитых странах, длятся с конца 1960-х годов. Полный брачный набор обязанностей и правил подходит далеко не для всех: наследование имущества, воспитание детей, общее хозяйство, юридический статус (понятие «близкий родственник» в законах) и другое.

Таким образом, традиционных браков становится меньше. Логично: чем меньше браков, тем меньше разводов. Самое интересное — на длинной дистанции будет заметно, как отношение числа разводов к числу браков с учётом их продолжительности снизится. Да, последних станет меньше, но они станут более крепкими, осознанными. А вот разрывы других отношений, вне официального брака, происходят чаще.

Источник: поддержка реализации Национальной программы демографической безопасности Республики Беларусь, 2020 год

— И заключают браки позже, обычно уже после рождения ребенка. Мы говорим о возрасте за 30. Во Франции, Швеции средний возраст матери при рождении первенца — около 30 (для сравнения: в Беларуси — 26), второго — 32. При этом средний возраст заключения брака — 33—34 года. Больше половины детей в указанных странах Европы рождается вне официального замужества (у нас — около 20%). Понятное дело, что почти у всех этих детей есть признанные отцы, но рождены они не в классических семьях, а в союзах, в которых чуть более легкая доля обязанностей и ответственности. Таких союзов в той же Франции заключается больше, чем официальных браков. Вариантов масса: расписались, но не живут вместе; не расписались, но живут семьей; расписаны, но понижены в правах, например брачным договором. А официальный брак стал не более чем формой юридических обязательств.

Развод для демографии — это неплохо

По данным Белстата за минувшие годы, каждая вторая свадьба в нашей стране заканчивается разводом. Но не стоит судить, что эта статистика является однозначно плохой, свидетельствующей о трагических судьбах пар и их детей. Ведь браки распадаются в разное время. Чаще всего — через 4 года, но могут и через 20. Насколько в таком случае эти данные репрезентативны? Непосредственно о несчастье могут говорить другие цифры: количество детей, рожденных вне брака и не имеющих записи об отце. По данным собеседника, во Франции 50% детей рождаются вне брака, среди них у 5% отцовство не указано. То есть секс контролируемый. В России же вне брака родились 20% (по данным с 2018 по 2021 год), но у половины из них нет записи об отце. Актуальной статистики по Беларуси, к сожалению, найти не удалось.

Развод в условиях второго демографического перехода — это совсем не плохо. Понятие семьи настолько изменяется, что разведенные пары все реже расходятся «навсегда и с проклятиями». Мужчины и женщины заводят новые отношения, поддерживая старые. А бабушки с дедушками готовы принять всех внуков — лишь бы были. А они появляются — как раз в последующих браках.

С точки зрения рождаемости развод может быть даже плюсом. Человек, не планировавший второго или третьего ребенка в первой семье, готов вновь стать родителем с другим супругом.

В странах, где много разводов, не самая низкая рождаемость. А в тех передовых государствах, где правительства искусственно сдерживают браки (например, в Италии и некоторых странах Азии), — демографический провал.

Еще одна тенденция: детей после развода станут чаще оставлять с отцами. Вряд ли доля дорастет до 50 на 50 — скорее речь может идти о более равномерном распределении.

Уменьшить число разводов — это не то же самое, что улучшить рождаемость

— Государство может пытаться снизить процент разводов законодательно в стремлении улучшить демографию. Например, в СССР, помимо социальных норм в стиле «вернулся из армии — должен жениться», и существовала максимально сложная процедура развода (с 1949 по 1965 год), и действовал специальный налог на бездетность. («Налог на холостяков, одиноких и малосемейных граждан» в размере 6% от зарплаты существовал с 1941 года до конца 1991-го, вначале его платили даже монахи.)

Во многих странах и сейчас существует период «охлаждения» (например, месяц) после подачи заявления на развод до его фактического начала, необоснованное затягивание и дороговизна ведения процесса (в той же Франции — минимум год, если обе стороны согласны). Как показывает история, запретные меры работают хуже поощрений. Чего стоит пример Китая с его политикой «одна семья — один ребенок», последовавшими селективными абортами, и, как итог, суммарным коэффициентом рождаемости (СКР) в 1,16 ребенка на одну женщину в 2021 году? Для сравнения: СКР в Беларуси — 1,3 (по состоянию на 2019 год).

Более эффективна политика поощрения — те же российский материнский капитал или белорусские льготы на недвижимость для многодетных. Госполитика в отношении разводов напрямую не влияет на рост или сокращение населения.

Резюмируем:

  • Есть тенденция к появлению новых упрощенных видов брака — условно говоря, партнерств. При этом количество разводов будет меньше.
  • Число браков в целом будет снижаться. Они будут более крепкими. Следовательно, статистика разводов пойдет на спад.
  • В последующих браках после первых разводов возможность рождения детей более вероятна, чем в несчастливом браке.
  • Государство может усложнить бракоразводный процесс законами, но поощрение рождаемости работает лучше.
50" 3840x2160 (4K UHD), частота матрицы 60 Гц, Smart TV (Android TV), HDR, Wi-Fi
50" 3840x2160 (4K UHD), частота матрицы 60 Гц, Smart TV (LG webOS), HDR, Wi-Fi
Выбор покупателей
55" 3840x2160 (4K UHD), матрица OLED, частота матрицы 120 Гц, Smart TV (LG webOS), HDR, Wi-Fi

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Александр Ружечка. Обложка: Максим Тарналицкий