«Женщине говорят: „Ты должна кормить грудью!“ — но не объясняют как». Педиатр о наболевшем

20 506
25 августа 2022 в 8:00
Источник: Полина Лесовец. Фото: Анна Иванова

«Женщине говорят: „Ты должна кормить грудью!“ — но не объясняют как». Педиатр о наболевшем

Идеальное «инстаграмное» материнство проповедует священное писание умилительных вязаных пинеток, постановочных фото и прочей сахарной ваты. Вся боль, неудачи, ошибки, чувство вины и ощущение, что ты «плохая мать» или «плохой отец», остаются за кадром. Особенно это касается главного вопроса жизни, смерти, Вселенной и всего такого — «Кормила ли ты грудью?». Журналист Onlíner Полина Лесовец поговорила с врачом-педиатром Сусанной Немцовой о том, что обычно остается в тени. Почему от отцов зависит больше, чем принято думать? Хорошо ли, что женщины стали чаще рожать в 30+ лет? Как социальные нормы влияют на материнство и лактацию? Почему важно приложить ребенка к груди именно в первый час после родов? Об этом и не только — в сегодняшнем тексте.


— Я бы хотела начать наше интервью с важного замечания: давайте не будем подкидывать еще больше вины женщинам, у которых, несмотря на все усилия, не получается кормить грудью. Им и так несладко приходится, что думаете?

— Полностью с вами согласна. Начну издалека (улыбается. — Прим. Onlíner). Женщины сейчас рожают детей в более позднем возрасте, это общемировая статистика. В Испании, например, первенца в среднем рожают в 32 года, в Беларуси — в 30 лет. Плохо это или хорошо? У медали две стороны. С одной стороны, доминанта материнства в 30+ лет лучше сформирована: женщина оставила за плечами историю карьерного роста, юношеских гуляний, она больше готова к материнству, имеет опыт и финансовые возможности. С другой стороны, за долгий период автономности она успевает привыкнуть к тому, что живет одна и может позволить себе условную йогу или тусовки на Зыбицкой. Тогда беременность и появление младенца становятся более стрессовой ситуацией. Только что она была сама себе хозяйка — и вот рождается маленькое существо, от которого она теперь полностью зависима, но поначалу его даже не понимает. Чего он хочет? Почему кричит? Что ему дать?.. Раннее прикладывание к груди благодаря каскаду биохимических реакций (гормонам окситоцину, пролактину и работе всей гипоталамо-гипофизарной системы) приводит к глубокому чувству удовлетворения. Мама получает удовольствие, кайфусики. И тогда желание автономности смещается к материнству. Женщина начинает быть рядом с ребенком, больше его чувствует, настраивается на коммуникацию в системе «мама — малыш».

Этот естественный цикл грудного вскармливания (ГВ) выключается, когда у ребенка проблемы со здоровьем или какие-то кризисные ситуации и маму с малышом разделяют в роддоме… Все-таки у нас еще жива школа советского наследия. Помните древние картинки в журналах: роддом, куча младенцев, но мамы — отдельно, дети — отдельно. Молочная кухня, вот это вот все. Так откуда же нашему обществу брать сочувствие, сопереживание и понимание, в каком состоянии находится мама? Ей говорят: «Ты должна кормить грудью!» — но не объясняют как. Печально признавать, но у старшего поколения трудности с эмоциональным интеллектом, потому что в послевоенное время нужно было восстанавливать страну. Женщинам сначала давали только месяц декретного отпуска, потом три — и вперед, на завод. Как же им найти сочувствие внутри себя, если им никто не посочувствовал, не увидел, как трудно было переживать разлуку с ребенком?..

Возник спрос — появилось предложение. «Мы, конечно, пойдем на работу, но чем кормить ребенка?» Так появились молочные смеси и молочные кухни. Маркетинг взял на себя остальное. В США, например, до шестидесятых годов прошлого века отмечался высокий уровень ГВ, а затем — спад.

Эра маркетинга сделала модными искусственные смеси. Конечно, на них проще заработать, ведь на женской груди, в отличие от фабричной упаковки, нет штампа «Одобрено Минздравом».

— Сейчас будет глупый вопрос, только не смейтесь. Успех грудного вскармливания зависит от размера груди? Мол, большая грудь — все пройдет как по маслу, маленькая — молока не будет?

— Нет конечно, такой корреляции не существует (улыбается. — Прим. Onlíner). У меня, как я люблю говорить, размер груди «минус один», и я успешно кормила грудью трех детей. Это ведь железа, клетки которой увеличиваются в количестве и объеме во время лактации, наполняются молоком. Размер груди зависит от жировой клетчатки и анатомических особенностей, но никак не связан со структурой железы.

— Современные нормы требуют, чтобы ребенка приложили к груди именно в первый час после родов. Почему это важно? И насколько реалистично в условиях белорусских роддомов?

— Это крайне важно, потому что роды имеют три этапа и не заканчиваются после рождения ребенка. Чтобы последний, третий этап прошел в более здоровом и гармоничном режиме, нужно закрыть цикл. Для этого, чтобы матка лучше сокращалась, чтобы запустить необходимые гормональные процессы, важен контакт матери и ребенка кожа к коже. Тактильные ощущения способствуют началу лактации в голове у женщины. А для новорожденного это важно для заселения первых колоний полезных и нужных микроорганизмов. При выкладывании ребенка на кожу мамы, на живот, у малыша формируется микробиом — лучшая защита на всю жизнь.

Рекомендуется не просто положить младенца и сразу убрать его, а чтобы он провел на животе у мамы некоторое время. Если ему не мешать, он сам дотягивается до груди и пытается захватить сосок. В интернете столько трогательных видео об этом!

В Беларуси есть клинические протоколы, согласно которым, если по медицинским показаниям нет никаких вопросов к состоянию матери, младенца следует приложить к груди сразу после родов. И, если состояние позволяет, можно даже проводить осмотр новорожденного на животе у мамы, при кесаревом сечении — на груди у нее. Это новейшие протоколы, и, как известно, сломать стереотипы непросто. К тому же для продолжительного контакта и прикладывания нужен отдельный человек, который понаблюдает за ребенком, ведь женщина в послеродовом состоянии словно только что слетала в космос. Родить ребенка — это, мягко говоря, непросто. Боль колоссальная. Именно поэтому важны контакт кожа к коже и первое прикладывание, чтобы вернуть маму в реальность, запустить правильные процессы в головном мозге, обезболить.

— К сожалению, в роддомах все еще часто забирают ребенка у матери и дают в первые сутки смесь из бутылочки. Это нарушает ГВ?

— Да, нарушает. Чтобы запустить процесс лактогенеза, важно именно раннее прикладывание к груди. Весь мир говорит об этом, это обязательные стандарты медицинской помощи. В Беларуси мы запустили инициативу «Больница, доброжелательная к ребенку».

Не буду грузить вас сложными терминами, объясняющими устройство доминанты лактации в головном мозге. Это сфера моих научных интересов (улыбается. — Прим. Onlíner). Суть в том, что доминанта состоит из психологического и физиологического компонентов. Если психологически мама готова кормить грудью, но физиологически мы это не подкрепим, то весь процесс может сорваться. Доминанта грудного вскармливания просто не успеет сформироваться. Инстинкт говорит матери, что ей нужно накормить младенца. Если эта потребность реализуется через бутылочку со смесью — все, механизм закрепляется. У женщины пропадает желание кормить ребенка грудью.

Если происходит критическая ситуация и мама с новорожденным разделены (например, ребенок в реанимации), женщине порой предлагают выпить таблетку, чтобы остановить выработку молока: мол, что вы будете мучиться? Это абсолютно неправильный подход! На самом деле, даже несмотря на вмешательства, женщина способна релактировать, то есть заново вернуть ГВ, когда заберет ребенка из реанимации. В это надо верить.

Я, как человек, побывавший и с той стороны, и с другой — и как мама, и как медик, — считаю, что основная проблема — это сверхнагрузки и выгорание врачей. В нашу профессию не приходят случайно. В медицине работают только люди, которые априори желают помогать, они мотивированы внутренними нравственными ценностями. Акушерочки хотят сделать как лучше, но, представьте, чтобы обеспечить контакт кожа к коже и прикладывание к груди сразу после родов, нужен отдельный персонал и минимум час времени. Это технически крайне затруднительно. На мой взгляд, должна быть отдельная служба, психологи, которые бы поддерживали и пациентов, и медицинских работников, проводили встречи по психоэмоциональной разрядке. Мы же все люди! Коммуникация основана на возможности сопереживать, слышать точку зрения друг друга. Врач спасает жизнь, ему некогда сюсюкать и сохранять волшебное состояние мамы, у него, к сожалению, нет на это времени. А мама ждет нежности, внимания и заботы, она очень уязвима после родов, ей нужна поддержка. Поэтому нужна отдельная служба, которая обеспечивала бы психоэмоциональный комфорт.

Я помню собственные первые роды. Это было 14 лет назад. Меня положили отходить от наркоза в старом здании, прямо у гремящего лифта. Я лежала под простыней, было дико холодно (после наркоза всегда холодно), помню громыхание лифта и кастрюль для ужина… Я очнулась, сходя с ума от шока и стресса: «Где я? Что с моим ребенком?» Это жестоко. Но это существует.

— На самом деле в первые трое суток после родов у женщины еще нет молока, только молозиво?

— Все верно, ведь ребенку поначалу и не нужно молоко. В школах будущих родителей и на курсах по партнерским родам объясняют подобные моменты. Процесс становления лактации начинается с 22-й недели беременности. Природой предусмотрено, что молозиво по составу соответствует сроку беременности. То есть даже если мама родит недоношенного младенца, то у нее будет именно такое молозиво, которое нужно ее ребенку. Так предусмотрено природой, чтобы человек выжил. Иначе Homo sapiens были бы обречены на смерть. Ведь в пещере, когда женщина рожала, ничего не было — только мама и ребенок. А если мама не выживала в тяжелых родах, то покормить грудью могла другая женщина. Так после войны спасали детей. Лактацию можно вызвать даже у женщины, которая не рожала, при условии, что у нее яркая доминанта материнства.

— Давайте разберем самые частые проблемы при ГВ: трещины на сосках, «мало молока», лактостаз. Почему они случаются?

— На самом деле, все эти проблемы существуют не потому, что они неотъемлемая часть грудного вскармливания, а потому, что ГВ было настроено не так, как нужно.

Трещины сосков возникают из-за неправильного прикладывания к груди. Учить технике нужно непосредственно в роддоме. Если мама чувствует дискомфорт, следует обязательно поговорить с медработниками.

Главный принцип прикладывания таков: ребенок должен захватывать деснами не сосок, а ареолу.

Насчет «мало молока». Главная причина преждевременного прекращения грудного вскармливания, по словам опрошенных белорусок, — «мало молока». А вот в США, по данным Американской академии педиатрии, — «боль и дискомфорт при кормлении». То есть нашим женщинам не больно, но они почему-то верят, что у них «мало молока». Возможно, это влияние старших женщин в семье. Мама, бабушка или свекровь говорят: «Просто у тебя мало молока!», «Совсем оно нежирное!», «Зачем мучаешь ребенка — дай смесь!» Да, возможно, в период стрессовых ситуаций, когда мамы были вынуждены кормить и бежать на работу, или жили с ПТСР после военных действий, или на своих плечах поднимали страну, молока действительно могло вырабатываться недостаточно. Этот опыт передавался по наследству, из поколения в поколение. И сегодня мамам по-прежнему проще закрыть инстинктивную потребность накормить и успокоить ребенка бутылочкой со смесью, а не грудным молоком.

Лактостаз тоже возникает при неграмотно организованном грудном вскармливании.

Если мама проконсультирована у квалифицированных специалистов, которые рассказывают про кормление по требованию, про то, что не нужно сцеживать молоко, то ГВ в норме настраивается само собой. Нужно обладать определенным объемом знаний, чтобы не наделать ошибок. Но информации очень много, столько курсов, консультантов по ГВ, перинатальных психологов, доул и инстаблогеров, плюс каждая знакомая хочет рассказать о своем опыте… Запутаться легко.

Чтобы мама кормила не с болью и дискомфортом, а счастливая и довольная, нужно, чтобы у нее не кипел суп, не приезжала срочно доставка еды и не трезвонил телефон по работе. В современных условиях это достаточно сложно. Здесь важна роль папы — не просто «Хочу сына, наследника престола!» (улыбается. — Прим. Onlíner).

Ребенок состоит на 50% из материнской и на 50% из отцовской генетической информации. Без мамы и папы при зачатии ничего не получится. Тогда почему после рождения ребенка отец поднимает ручки и говорит: «Все, я пошел на работу, а ты занимайся младенцем»?

Женщина остается мало того что в стрессовой ситуации, так еще и третья фаза родов зачастую прошла без раннего контакта и прикладывания, гормональный каскад не запустился, положительный опыт родов не сформирован, но она приходит домой, а там миллион бытовых вопросов плюс новое существо, с которым непонятно как коммуницировать. Неудивительно, что мамы не хотят рожать еще, кричат в роддоме: «Я больше не появлюсь здесь никогда!» Глубинные знания приходят, пожалуй, только с третьим ребенком. Тогда ты в материнстве выруливаешь, как ловкий серфер, действительно кайфуешь и получаешь удовольствие.

— Как мужчина может помочь кормящей женщине?

— Это очень важный вопрос. Проводились исследования, где было доказано: реальная помощь партнера продлевает период грудного вскармливания и вообще благоприятно влияет на здоровье ребенка. Папа должен знать основные вопросы, которые возникают в период беременности, родов, грудного вскармливания, и участвовать в происходящем: брать на себя бытовые моменты, разгрузить женщину, привести ее в состояние комфорта, чтобы она не выгорела в материнстве.

Раньше было так: мама рожала и лежала с младенцем где-то в изолированной комнате, за закрытой шторкой, и первое время не выполняла никаких функций, кроме заботы о ребенке. Вся остальная семья приносила ей еду, ухаживала, наблюдала. В наши дни женщины, казалось бы, социально поддержаны: три года можно находиться в декретном отпуске. Но мужчины, к сожалению, на это реагируют в таком духе: «А, ты в декрете. Отдыхаешь целыми днями, сидишь, ничего не делаешь». Состояние физического и психоэмоционального здоровья женщины после родов вообще не учитывается. На самом деле это такой же труд, как любая мужская работа, причем смена длится не с девяти до шести, а круглосуточно, и днем и ночью.

До 6 месяцев педиатры всего мира настаивают исключительно на грудном вскармливании. То есть, кроме грудного молока, не давать ничего, даже воды. Чтобы это обеспечить, нужно организовать кормление по требованию и обязательные ночные кормления. Получается, у мамы дежурство 24/7. Это очень тяжело и физически, и эмоционально.

Чтобы мама не выгорела, конечно, ее нужно поддерживать — как минимум выслушивать и успокаивать. Спектр ее вопросов — «он покакал», «он отрыгнул». Совершенно маленькие, возможно, незначительные — но это вся ее жизнь.

Если мужчина не будет жить этим, не будет принимающей стороной, то родительство не станет успешным.

Сюда же бабушки и дедушки. Часто бабушки взаимодействуют в патерналистском стиле: «Делай так — и все!». Хорошо, что современные мамочки не настолько доверяют своим мамам, как предыдущие поколения, не всегда слушают их противоречивые рекомендации. Актуальная информация должна быть не только у мамы, иначе она разобьется о скалы в одиночестве. Папы, бабушки, дедушки, свекрови — все должны подключаться.

— Можно ли кормить ребенка грудным молоком в отсутствие матери? Допустим, ей нужно на пару часов выйти из дома, чтобы поработать или просто чтобы выжить, выдохнуть.

— Это можно сделать только с помощью бутылочки и сцеживания, поэтому я против. Хотя у Всемирной организации здравоохранения не такая жесткая позиция. По последним нормам, пересмотренным в 2018 году, маме следует объяснить риски. Сосание груди и бутылочки — это разные мышечные механизмы. Если младенец привыкает к соске, то впоследствии у него будут трудности с захватыванием ареолы. Эти риски существуют, поэтому лучше, чтобы была материнская грудь, а не бутылочка.

Из моего личного опыта: дети брали и бутылочку, и пустышку — вопросов не было. При этом я могла кормить грудью. Но риск все-таки существует. Поэтому сначала нужно четко настроить грудное вскармливание, а уже потом проводить эксперименты. Первое время мама должна неразрывно находиться с ребенком, чтобы между ними установилась ментальная интуитивная связь.

Послеродовая депрессия, которая действительно существует и в которую женщины могут легко ввалиться и с трудом потом выкарабкиваться годами, очень опасна.

Чтобы она не возникала, нужно, чтобы мама, окруженная заботой и поддержкой, в удовольствие кормила грудью. Получит ли женщина кайф от ГВ, зависит от ее окружения — и в первую очередь от партнера.

— Когда стоит закончить ГВ, в каком возрасте? Тут нужна бережность или шоковые методы?

— Это сложный вопрос. Был такой педиатр Бенджамин Спок — он давал жестокие рекомендации, которые в последующем опровергли. Столько детей было выращено по его методу! Бенджамин предлагал родителям укладывать ребенка спать в кроватку в отдельной комнате и уходить, чтобы он орал и отключался в одиночестве, истерике и эмоциональной травме.

Конечно, сегодня педиатры уже не следуют рекомендациям Спока, но нет никакой гарантии, что мы с вами делаем что-то правильно (улыбается. — Прим. Onlíner).

Сейчас стандарты ВОЗ такие: до 6 месяцев стоит придерживаться исключительно грудного вскармливания, если нет никаких вопросов по нутритивному статусу ребенка — анемии, недостаточности питания и так далее. Это контролирует педиатр. Еще раз: до 6 месяцев — только грудное молоко, никакой воды или прикорма. Отечественные педиатры прямо железно настаивают, чтобы ГВ длилось хотя бы первый год жизни ребенка. ВОЗ рекомендует до 2 лет, а после — по желанию матери. Молоко в состоянии инволюции (после года) — это уже не еда для ребенка, а скорее витаминный коктейль с защитными иммунными факторами, который по-прежнему полезен. Плюс кормление грудью — это всегда создание теплой устойчивой связи, надежной привязанности между мамой и ребенком.

В каждой семье завершение ГВ — это индивидуальная история, стрессовая. А потому лучше не делать это в отпуске или когда вы отдаете ребенка в садик. Выключать ГВ рекомендуется постепенно. Но, скажу вам честно, я не смогла. После нескольких попыток мне просто пришлось уехать и несколько дней не видеться с детьми. Я заканчивала ГВ в 1,4—1,5 года.

— Недавно прошла Всемирная неделя грудного вскармливания. Кто-то скажет: «А зачем вообще такие недели? Грудное вскармливание — естественный процесс, проще простого: вот — грудь, вот — ребенок». Что ответить на это?

— В том-то и проблема. ГВ — это не просто «естественный процесс», а целый механизм, который зависит, кроме прочего, и от социальных норм. На доминанты материнства и лактации сильно влияют общественные конструкты.

Приведу пример. Есть процент матерей в Беларуси, которые приезжают в роддом с грудными имплантами и сразу отказываются от ГВ, ведь неизвестно, что случится с железой после прилива молока, куда сместится силиконовый шарик. Возможно, девушки избежали бы этих калечащих тело пластических операций, если бы социальные нормы не требовали от них нереалистично большой подтянутой груди. Вот так естественный процесс кормления грудью нарушается из-за мифа о красоте.

Другой важный момент — это автономность. Многие мамочки хотят заниматься привычными делами, работать, путешествовать, а потому отказываются от ГВ. На самом деле, всем этим можно заниматься при грамотном сопровождении близких — например, когда папа берет декретный отпуск и привозит ребенка к маме в офис к моменту кормления.

Чтобы помочь мамам и папам, ЮНИСЕФ разработал бесплатное приложение для родителей под названием Bebbo. В конце концов, в обычной жизни не будешь 30 раз в месяц записываться на прием к врачу по любому мелкому вопросу, а приложение в телефоне всегда под рукой. Там современные рекомендации — и отечественные, и мировые — по налаживанию ГВ, введению прикорма и многому другому. Конечно, Bebbo не претендует на то, чтобы заменить врача, но дает грамотную информацию мамам, папам, бабушкам, дедушкам.

В приложении есть трекер развития детей (от 0 до 6 лет), который заранее расскажет, к чему готовиться (например, «В следующем месяце вас ждут обязательные прививки»), и даст множество статей по теме, причем не от инстаблогеров, а от специалистов доказательной медицины.

Важно, чтобы в продвижении грудного вскармливания участвовали не только мамы, ученые и педиатры, а все общество. Чтобы белорусы демонстрировали определенный уровень принятия, сочувствия и эмпатии к матерям вместо «Успокой своего ребенка!». Это большой вопрос синергии и кооперации.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Полина Лесовец. Фото: Анна Иванова