Надо больше золота! Как в Беларуси добыли первые самородки

14 марта 2022 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Владислав Борисевич

Надо больше золота! Как в Беларуси добыли первые самородки

Белорусские недра не так просты, как пытаются казаться. Сегодня расскажем про отечественное природное золото. Безо всяких пошлых метафор — тяжелый желтый металл по $1980 за унцию. Давно не секрет, что он у нас есть. Осталось собрать. Кстати, однажды это даже удалось — первое белорусское золото было официально добыто и «оприходовано». Что бы ни происходило на поверхности Земли, продолжаем наш цикл о чудесах, ждущих в недрах, когда мы уже угомонимся и доберемся до них.

Наше золото: начало

В 1986 году официально признали: в БССР есть самородное золото. Его признаки нашли при исследовании проб из русла Днепра в его верховьях. Конечно, химики скажут, что признаки этого металла можно встретить где угодно, вопрос в концентрации. Но в нашем случае как раз возникли предположения, что концентрация может оказаться достаточной для рентабельной добычи.

В 1992 году команда БЕЛГЕО под руководством кандидата геолого-минералогических наук Юрия Деревянкина приступила к предметным поискам. Они длились (и, соответственно, финансировались) до 2005-го. Грубо говоря, просеяли десятки тонн породы из разных мест. Результатом стали 16 514 частиц белорусского золота — от мелкой пыли до самородков размером почти с ноготь и весом в полграмма. Наиболее крупные зерна найдены на Минской возвышенности.

Максимальный официально зафиксированный размер белорусского самородка — 9 мм по длине. Почему бы нам не показать эту глыбу нормально вот прямо сейчас? А ее больше нет. Ниже объясним.

Механика изысканий у команды Деревянкина была такой: брали пробы на действующих карьерах либо в местах исследований на другие ископаемые — и исследовали на золото. Иногда выходило, что в продуктах переработки породы (концентрате тяжелых минералов) содержание Au в сотни раз превышало «нормальное» фоновое в исходной породе.

Как бы то ни было, золото нашли практически по всей территории Беларуси.

Результаты этих исследований были оформлены в монографию «Самородное золото в четвертичных отложениях Беларуси». Книга вышла в 2006-м, а в 2007-м Деревянкин умер. Но успел все зафиксировать.

Откуда у нас взялось золото?

Вообще-то, после того как мы выяснили, что под нами есть уран (много) и алмазы (поменьше), Au не вызывает такого уж трепета. Но зря.

Чтобы понять, что происходило, обратимся к ученому.

Ярослав Грибик

Кандидат геолого-минералогических наук, заведующий лабораторией геотектоники и геофизики Института природопользования НАНБ.

Если максимально просто — наносное золото к нам натаскали ледники с севера. Собственно, за полмиллиарда лет в пять или больше заходов они натаскали почти все, чем сегодня накрыт наш кристаллический фундамент. Это так называемые четвертичные отложения: слой песков, глины, других пород, к которым примешаны более интересные элементы. Как мы помним, отсчет четвертичного периода начат 2,6 миллиона лет назад, он продолжается и сейчас.

— Относительно высокие концентрации золота в четвертичных отложениях отмечены, например, в Минской и Гродненской областях, — рассказывает Грибик. — Это, однако, еще не значит, что есть промысловый смысл.

Деревянкин, кстати, отмечал, что наибольшая концентрация золота выявлялась в отложениях самых молодых ледников — до 4,3 грамма на кубометр породы. А также в руслах крупных рек.

Считается, что промышленная добыча целесообразна при концентрации от 0,1 грамма на кубометр, однако важно учитывать размеры залежей и другие факторы.

Крупные частицы, которые упоминал Деревянкин, — это красиво и почетно. Но речь о мизерном проценте в общей массе. Технически и экономически более интересно, конечно, мелкодисперсное золото.

Фото из монографии «Самородное золото в четвертичных отложениях Беларуси». Цена деления — 1 мм

Именно на эти крошки размером от 0,25 до 0,5 мм приходилась основная доля добычи. Пылевидная же фракция (меньше 100 микрометров) присутствует, по данным Деревянкина, везде. Примечательно, что эта пыль из-за особенностей формы обладает плавучестью и может разноситься потоками.

Но как конкретно ученые мыли белорусское золото? Стояли с лотками по ручьям?

— Для промывки мелкой фракции использовалась специальная драга, — объясняет Грибик. — Через нее пропускали тонны мелкой фракции, отсеивая более плотные крупинки.

Где конкретно та драга — уж не узнать. Но сегодня умельцы в золотоносных странах бесконечно совершенствуют эти агрегаты — они нынче производительны, компактны, изящны и, что важно, издают мало шума.

Кстати, сколько конкретно металла добыто за время белорусской «золотой лихорадки», толком неизвестно, в монографии этого нет. Одни источники говорят про «первый белорусский килограмм», другие — про килограммы. Разумеется, сколько бы ни было, на этот условный килограмм потрачено гораздо больше, чем килограммовый слиток стоит в банке. Исследования — дорогое удовольствие с прицелом на будущее богатство.

Другое золото

Важно понимать: Деревянкин специализировался на «четвертичном» (читай, наносном, совсем молодом) золоте. Но под сотнями метров наносов располагается более древний кристаллический фундамент (кое-где выходит на поверхность). И там, как выясняется, нас тоже дожидается золото. Когда самородочки Деревянкина еще под стол пешком ходили (обкатывались ледниками по Европе), «фундаментальное» золото уже миллиарды лет существовало в неизменном состоянии.

Есть человек, который объяснит, какой нам с этого прок.

Марина Гуринович

Старший научный сотрудник Института геологии, кандидат геолого-минералогических наук. В ее диссертации рассматриваются в том числе перспективы обнаружения «благороднометалльного оруденения» в кристаллическом фундаменте.

Повторяем азбуку: золото входило в состав материи, изначально сформировавшей Землю. В результате различных вулканических процессов частицы металла выносились из глубины и образовывали скопления в земной коре. Это относится не только к золоту.

Столбцовское рудопроявление. Прожилки сульфидов с повышенным содержанием золота

— На сегодня в Беларуси обнаружены золото и другие благородные элементы (серебро, платина, палладий) в нескольких комплексах пород кристаллического фундамента. В ходе последних исследований установлено содержание платиноидов (платина и палладий) в некоторых пробах до 1,2 грамма на тонну породы. Золота — до 500 миллиграмм на тонну. Говорить о самостоятельных золоторудных объектах, конечно, нельзя, но есть несколько участков с повышенным содержанием металла, — говорит специалист.

По данным Гуринович, перспективные участки расположены в Столбцовском, Копыльском и Кореличском районах. Они привязаны к магматическим выходам, кристаллизованным в земной коре.

А можно самому застолбить участок и мыть?

Те, кто вырос на книжках Джека Лондона, без труда определят ближайшую золотую жилу. Например, в Столбцах или Лельчицком районе... Только надо помнить, что ископаемые принадлежат государству, а все изыскания регулируются кодексом «О недрах».

Геологи ухмыляются:

— Можете, конечно, поискать — например, у себя на даче. Но... Ай, да ищите.

Вид у них такой ласковый, будто не верят, что мы тут же найдем золото Ардыбаша.

На самом деле, любительская добыча золота — популярный аттракцион в мире. В том числе в Норвегии, откуда этот металл к нам носили ледники. Купив лицензию, можно до посинения исследовать живописные ручьи, вооружившись лопатой и детектором. В магаданских интернет-лавках популярный товар — пластмассовые лотки.

В наших краях пока такой практики нет, никто не пробовал и не знает, как подступиться.

А если серьезно, то специалисты смотрят на это дело скептически: белорусские золотинки так малы, что их не разглядишь. Кроме того, большинство проявлений располагается на глубине в сотни метров. А в разработанный карьер не факт, что пустят.

Где хранится добытое белорусское золото? Можно потрогать?

Поразительно, но, похоже, реальных белорусских самородков, найденных Деревянкиным и его коллегами, не сохранилось. В профильных ведомственных музеях и коллекциях мне так и не удалось обнаружить эти артефакты. Рад буду ошибиться — может, что-то все-таки еще лежит в железном конторском сейфе. Осталось его найти, пока окончательно не оприходовали.

Тем не менее надежды мало: в 2013-м тогдашний замдиректора тогдашнего департамента по геологии Минприроды вообще открытым текстом сказал, что все добытое переплавлено в слиток.

В музее НПЦ геологии хранятся образцы минералов с вкраплениями золота.

Но они не наши, казахстанские — просто экспонаты.

Есть хоть картинки? Есть, в той самой бумажной монографии. Фото делались, похоже, на пленку. Где негатив — загадка.

Фото из монографии «Самородное золото в четвертичных отложениях Беларуси»

Остались ли электронные варианты снимков — нам неизвестно. Тираж уникальной книжки — 100 экземпляров. Ее электронной версии тоже не обнаружено.

Фото из монографии «Самородное золото в четвертичных отложениях Беларуси». Крупинки, найденные в Минской области. Цена деления — 1 мм
Фото из монографии «Самородное золото в четвертичных отложениях Беларуси». Самые крупные самородки, найденные в Минской области. Цена деления — 1 мм

Таким образом, от легендарного белорусского золота в наличии у страны имеются сто не очень качественных бумажных снимков. Ну, помимо обезличенного слитка, который, возможно, давно ушел на поддержание незыблемости рубля.

Фото из монографии «Самородное золото в четвертичных отложениях Беларуси»

Коммерческой надобности во всем описанном нами выше пока не найдено. Что касается «кристаллического» золота, то «не выявлено достаточных объемов» для добычи.

Деревянкин же перед смертью написал: проведенная работа носит предварительный характер и требует дополнительных исследований. В первую очередь надо определиться с количеством нашего золота.

Понимаем, что этот материал требует продолжения. Мы все же попробуем лично добраться до крупинки белорусского золота — так, чтобы не нарушить закон. Когда потеплеет. Если когда-нибудь потеплеет.

Читайте также:


Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Владислав Борисевич