7590
18 февраля 2022 в 13:00
Источник: Антон Кажуро. Фото: Максим Малиновский

Снимают кино в Беларуси и не собираются останавливаться. Поговорили с нашими кинематографистами

Максим Максимов и Андрей Липов уже несколько лет занимаются созданием полнометражного кино. О трудностях работы в наших реалиях говорят открыто, но гордятся, что продвигают отечественный кинематограф. Пробуют разные жанры: триллер, драма, криминальная комедия. Разумеется, все в родном и близком сердцу антураже. Мы решили выяснить, каков же он, белорусский кинорынок, а заодно узнали, с чего начинался путь Максима и Андрея и что они планируют делать дальше.

«Изначально наша команда просто привозила зарубежных коллег в Беларусь и организовывала тут съемочный процесс, — начинает Максим. — Кульминацией стало сотрудничество с создателями фильма „Уроки фарси“ (его снял американский режиссер Вадим Перельман), для которого мы в Бобруйске нашли подходящую локацию и обустроили декорации в виде концлагеря. После этого очень захотелось попробовать снять что-то свое».

«Здесь на сцену выхожу я, — развивает тему Андрей. — Министерство культуры регулярно проводит конкурсы на создание полнометражного кино и выделяет деньги победителям. Тогда (2019 год) в министерстве решили провести эксперимент с жанровым кино: нужны были идеи для всяких триллеров, слэшеров и им подобных. Мы пришли со сценарием „Запретной зоны“ — фильма о компании молодых людей, оказавшихся неподалеку от Чернобыля и попавших там в крайне неприятную историю. Обычно в тендере участвует от 5 до 15 проектов, но тот раз оказался особенным: не было никого, кроме нас. В итоге конкурс признали несостоявшимся, а по правилам, если и во второй раз никто не предлагает свою кандидатуру, победу отдают единственному заявителя. Так мы получили средства на съемку нашего первого кинопродукта».

«Энтузиазма было выше крыши, — делится воспоминаниями Максим. — Целью поставили снять действительно крутое и качественное кино, чтобы оно нравилось современному зрителю и хорошо продавалось. Плюс мы желали показать, что и за небольшие деньги можно снимать достойно (бюджет составил около $300 000 — 70% денег министерства и 30% собственных средств, что совсем немного по сравнению с теми суммами, которые тратят на свои проекты другие производители). Режиссером выступил талантливый Митрий Семенов-Алейников. Удалось привлечь достаточно известных российских актеров, например, Дарью Мельникову, Александра Головина, Даниила Вахрушева и других. Правда, сценарий нуждался в серьезной доработке, поскольку тот вариант, который мы представили на конкурс в Министерство культуры, не устроил потенциальных покупателей из России, а мы еще на стадии производства пытались продумать пути продажи. Пришлось изменить множество мелочей, при этом оставив основу нетронутой, так как министерство утвердило сценарий».

«Пандемия, как ни странно, нам даже помогла, — отмечает Андрей. — Благодаря цифровым сервисам доходы от первых продаж составили 25% бюджета фильма. Их мы вернули назад в министерство. Для сравнения, ни один белорусский фильм до этого на данном этапе не отбивал даже 10% затрат на производство. Обычно все просто ложилось на полки в качестве DVD и благополучно забывалось. Если же удавалось договориться с кинотеатрами, то прибыль они срезали неимоверно. Во-первых, никаких точных данных касательно количества зрителей. Во-вторых, огромные проценты (как правило, кинотеатры забирают от 50 до 70% от продажи билетов). Онлайн-платформы в этом плане оказались просто манной небесной».

«Следующим нашим проектом стала драма „Пустая церковь“, — рассказывает Максим. — Это кино мы сняли уже за свои деньги, оно находится на стадии постпроизводства. Режиссировал я сам. Сюжет повествует о молодом священнослужителе, который приезжает в провинциальный городок и начинает менять жизни его обитателей. Далее, весной мы собираемся запустить съемочный процесс третьей картины под названием „Странный дом“. В центре истории — пара, переехавшая в уединенную хижину, обладающую необычной особенностью. Также есть два сценария — „Валюта“ и „Перекуп“. Оба связаны с криминальным бизнесом, имевшим место в 90-е. Есть даже задумка превратить полнометражные фильмы в сериалы».

«Ситуация такова, что различные интернет-сервисы активно сражаются друг с другом за аудиторию, им необходим контент, — поясняет Андрей. — У нас уже есть опыт сотрудничества с Megogo, сейчас мы ведем переговоры с „Кинопоиском“ и Voka. Очевидно, сериалы окажутся более востребованными, так как вместо одной двухчасовой ленты пользователь получает условные восемь серий по 45 минут каждая. С другой стороны, съемка сериала — работа, требующая намного больше времени и сил, если сравнивать с созданием полного метра».

«К сожалению, киноиндустрия в Беларуси развита слабо, — отмечает Андрей. — Наша страна является прекрасной площадкой для съемок зарубежных продуктов (в частности, украинских и российских), но отечественные фильмы и сериалы если и финансируются, то конкурс выиграть очень сложно. Финансы Министерство культуры распределяет следующим образом: 70% идет на „Беларусьфильм“, остальные 30% — независимым авторам посредством тендера. Общая сумма отчислений — в районе 10 миллионов белорусских рублей. Конечно, это очень мало для киноиндустрии. Более того, та львиная доля, которую получает „Беларусьфильм“, тратится в основном на поддержку уже имеющихся мощностей, на развитие чего-либо средств попросту не остается».

«Сравнить с Россией, где есть Фонд кино и огромные деньги вкладываются в создание кино, где множество соответствующих каналов и сервисов, — поддерживает беседу Максим. — Да, далеко не все проекты выстреливают, но у них хотя бы есть шанс. Например, права на адаптацию комедии Клима Шипенко „Холоп“ приобрели уже восемь стран. То есть можно зарабатывать уже не на самом контенте, а на идее. В Беларуси все идет через Министерство культуры, и, в дополнение к недостаточному объему инвестиций, зеленый свет проектам дается весьма субъективным образом. Допустим, после первого выигранного конкурса мы больше ни разу не удостоились такой чести. По всем параметрам комиссия во время конкурса выставляла нам девятки, но по художественной составляющей сценария мы получили двойку. Кто и как может честно оценить такой параметр? Я лично не могу сказать».

«Мы стараемся снимать то, что будет понятно любому зрителю, независимо от национальной или этнической принадлежности, — отвечает Андрей на вопрос о жанровом разнообразии. — Допустим, снимая комедию, нужно понимать, кто станет ее смотреть. Многие шутки и ситуации окажутся понятны только жителям СНГ, то есть аудитория сужается. Триллер же, как правило, следует более или менее универсальной формуле, а потому может оказаться востребованным везде. Кино — в первую очередь бизнес, и производитель заинтересован в получении максимальной прибыли (тем более что после всех отчислений маркетинговым агентствам, кинотеатрам и прочим участвующим в процессе создания и распространения продукта он остается с крайне скромной суммой на руках)».

«Ориентироваться нужно прежде всего на Россию, — подытоживает Максим. — Если снимать в Беларуси только для белорусов, то никогда в жизни ничего не окупится. В партнерстве с нашими российскими коллегами появляется намного больше возможностей. Грубо говоря, здесь можно экономно и качественно снять, а там выгодно продать».


для бороды и усов, длина стрижки: 1–5 мм, питание от аккумулятора, автономная работа: 45 минут, водонепроницаемый корпус, не требует смазки
для носа и ушей, длина стрижки: 0–1 мм, питание от батареек, влажная чистка головки
для прически/для бороды и усов/для носа и ушей/для тела, длина стрижки: 1–16 мм, питание от аккумулятора, автономная работа: 2 часа, водонепроницаемый корпус, не требует смазки
для прически, длина стрижки: 0.5–21 мм, питание от сети и от аккумулятора, автономная работа: 1 час, не требует смазки

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Источник: Антон Кажуро. Фото: Максим Малиновский