«Зачем мы притворяемся?» Сексолог объясняет, почему важно говорить о том, что происходит в постели

23 865
14 февраля 2022 в 8:00
Автор: Дмитрий Корсак. Фото: Александр Ружечка

«Зачем мы притворяемся?» Сексолог объясняет, почему важно говорить о том, что происходит в постели

«О сексе не надо разговаривать, им надо заниматься» — так любил говорить один мой знакомый (дважды разведенный), недоумевая, почему тема обсуждения предпочтений в постели становится все более актуальной в последние годы. Переломным моментом в его жизни стало откровение одной из партнерш, которая призналась, что стратегия «как можно дольше и по возможности сильнее» нравится далеко не всем девушкам. Первый разговор о сексе, вернее о том, как его видят женщины, случился у человека в 40 лет! Это перевернуло его жизнь с ног на голову.

Мы опубликовали несколько интервью с сексологом Василием Шевляковым: говорили про темперамент, свободные отношения, затухание либидо, важность чувств в интимных отношениях. И в каждой из статей эксперт указывал на очень важный, с его точки зрения, фактор — необходимость разваривать о том, что происходит в постели, подчеркивая важность иметь возможность обсудить с партнером свои переживания и желания.

Вполне логично, что на этот раз мы решили основательно разобраться, почему же так важно говорить о сексе, и заодно выяснить, к чему могут привести подобные разговоры (спойлер: не всегда к тому, чего вы ожидали).


Молчание в наследие от родителей

— Есть представление, что на самом деле в сексе все решается на уровне интуиции и гормонов, ни о чем говорить не надо. А говорят о сексе только те, у кого с этим проблемы…

— Такое предубеждение действительно существует. Раньше оно, наверное, было более ярким и частым, я регулярно слышал его как от пациентов, так и от знакомых. Но сегодня, как мне кажется, люди больше задумываются о своей сексуальности, поэтому такой стереотип слышен реже. Однако он все равно распространен, особенно среди малообразованных людей.

Какие-то моменты, касающиеся такого взгляда, пришли к нам как пережиток «мужского мира», который долгое время доминировал в стране. Патриархальность общества была в приоритете до семидесятых-восьмидесятых годов прошлого века, и по большому счету то, чего хотел мужчина, ставилось во главу угла.

Сексуальность у мужчин и правда более механистична и структурированна, чем у женщин. Она основывается скорее на физиологических реакциях, оперирует вопросами банальной функциональности. У женщин сексуальность больше полагается на чувственность. Конечно, есть множество исключений как с одной, так и с другой стороны, но мы говорим о «средней температуре по больнице».

— То есть большинство мужчин уверены, что в сексе все процессы работают сами по себе, «на автомате»?

— Да, и таким образом возникает идея того, что универсальный «возбудитель» — страсть — решает все. Страсть становится самым желанным, что можно хотеть от сексуальных отношений.

Действительно, страсть — это довольно сильное переживание, которое вкупе с механикой дает яркие впечатления. Мы с вами знаем, что страсть — это состояние, которое не может длиться бесконечно, мало того, она имеет свойство заканчиваться, причем часто в самый непредсказуемый момент. И если, помимо страсти, в отношениях больше ничего нет, все моментально рассыпается.

Мужчины, которые стремятся строить взаимоотношения на страсти, часто оказываются заложниками этого стереотипа, не учитывая, что сексуальность — очень пластичное и динамичное явление, и оно правда имеет гендерные, индивидуальные особенности, различные формы самовыражения. Поэтому часто мужчины упускают из виду такие важные факторы, как сексуальный темперамент, половая конституция партнера, его опыт в этой сфере и многое другое.

В результате очень сложно, не обладая знаниями и пониманием вопроса, качественно реализовывать сексуальные отношения вне рамок страсти в том качестве, в каком бы этого хотелось. С этой точки зрения, если мы не договариваемся о сексуальных отношениях «на берегу» (то есть до того, как все началось), то риск того, что мы после окончания страсти встретим как минимум недоумение, достаточно высок.

Мы заложники лицемерия?

— Какая часть ваших пациентов готова открыто разговаривать о сексе?

— Сейчас в среде моих клиентов, коллег и ближайшего окружения я вижу и слышу, что пары начинают уделять обсуждению различных аспектов сексуальности много времени. Сильно радуюсь этому, но понимаю, что мое окружение — это не совсем типичный срез общества. Ведь к сексологу на прием идут люди, которые как минимум готовы говорить на деликатные темы, которых осознанно волнует этот вопрос.

Но по факту такие люди составляют меньшую (если даже не сказать малую) часть общества. Большинство не сильно задумываются о вопросах коммуникации в сексе, они живут в рамках стереотипов, даже не пытаясь выяснить, насколько они верны, вращаются в социуме, который так или иначе делает эти стереотипы нормой.

В большинстве случаев сексуальный мир рассматривают в привязке к двум крайностям. Первая — он намертво привязывается к отношениям и не рассматривается в отрыве от них. Парадигма «секс равно отношения» приводит к тому, что сам по себе секс отдельно видится как что-то низменное, постыдное, социально осуждаемое. Другая крайность заключается в том, что секс, наоборот, надо рассматривать отдельно от отношений. Такая позиция раньше чаще встречалась у мужчин, но сейчас, с развитием гендерного равенства все больше возникает и у женщин.

Так вот, к сожалению, люди чаще всего находятся в крайних точках и делают мало усилий для того, чтобы оказаться в золотой середине, которая удовлетворяет обоих партнеров. И я понимаю, почему это сложно делать: мы разные, у нас разное воспитание, предпочтения, восприятия и прочее. И как раз в этом месте на передний план выходит идея, что про все это как раз надо говорить.

— Первая ассоциация с сексом — удовольствие. Но если исходить из того, что большинство из нас не разговаривают о своих истинных желаниях в сексе, можно предположить, что в той или иной степени многие или не получают от него удовольствие в полной мере, или имитируют получение удовольствия. Вы часто встречаетесь с этим?

— Здесь важно вспомнить, что наши первые сексуальные отношения, рожденные из романтической влюбленности, когда мы еще не понимаем в полной мере, про что это и к чему приведет, как правило, построены на том, что мы стараемся казаться лучше друг для друга: не разочаровывать, быть в чем-то уникальными, привлекать к себе внимание.

И такая модель поведения естественна. Если мы получаем подтверждение того, что это ценится, то нередко продолжаем так делать. Кто-то скажет, что благодаря этому мы становимся лучше, и в этом есть своя правда. Но правда еще и в том, что мы становимся заложниками определенных паттернов поведения, которые нам совершенно не свойственны, — по сути, живем в состоянии постоянного лицемерия, когда признаться партнеру, что ты не совсем такой, каким показывал себя долгое время, все сложнее, потому что есть страхи, что такой разговор может обернуться как минимум недоумением, а как максимум — разрывом отношений, ради которых мы так долго старались, устраивали весь этот театр.

Поэтому все мы немножко актеры. Иногда даже, бывает, «порноактеры». Но если для настоящих порноактеров имитация различных эмоций и желаний — обычная работа, за которую они получают деньги, то ради чего имитируем чувства в отношениях мы, со временем все менее понятно. Похоже, ради того, чтобы эти отношения сохранялись.

И правда, хорошая, качественная театральная игра в постели может сохранять отношения очень долго. Но на это уходит столько ресурсов, столько сил, что в итоге практически неминуемо наступает выгорание и неудовлетворенность, а за ними — кризис. Чего мы боимся, то и происходит.

— То есть такая «театральщина» гарантированно приведет к краху?

— Так можно было бы утверждать, придерживайся мы стереотипа о том, что люди не меняются. Но это не так. После долгих лет взаимоотношений мы понимаем, что больше не можем играть роль, потому что на это нет ни желания, ни энергии, ни ресурсов. И у нас не остается выбора, кроме как либо признаваться в том, что все это был обман, либо как-то изменить отношение. Хорошо, если партнеры к этому времени выросли интеллектуально, стремятся узнать друг друга, у них возникает много общего, помимо сексуальности: есть близость, доверие, уважение друг к другу. Возможно, получится договориться.

К сожалению, кризис это довольно серьезный и актуальный. Я знаю много пар, которые сейчас, в условиях пандемии, оказались в очень тесном соприкосновении друг с другом без возможности как-то передохнуть от постоянной актерской игры. Играть 24/7 невозможно, приходится иногда приоткрываться, а там оказывается, что не все так хорошо, как казалось.

На мой взгляд, корни этой проблемы во многом растут из советского прошлого, когда отношения наших мам, пап, бабушек, дедушек были просто наполнены стереотипами. Они часто жили, просто меняя маски, вообще не снимая их. А нам такие жизненные сценарии передались по наследству. Кто-то смог справиться и снять маску, а кто-то до сих пор носит ее.

И проблема здесь не столько в информированности — сейчас очень много полезной психологической информации. Очень важно не только знать, но и действовать. И вот как раз на этапе, когда надо перейти от осознания к делу, многие останавливаются. Это то, к чему приходят многие коучинговые накачки вроде «Взрасти себя», «Воспитай себя» и так далее. Важно не только иметь заряженное ружье, но и понимать механизм его действия: как им прицеливаться, как стрелять и где цель. Это процесс комплексный и многофакторный.

Цена молчания и откровенности

— Вы и некоторые другие наши собеседники неоднократно говорили, что у белорусов низкий уровень сексуального воспитания. Объясните, что имеется в виду?

— Я лучше объясню причину, почему так сложилось. Она заключается в отсутствии личного комфорта и социальном давлении. Если вспомнить пирамиду наших потребностей по Маслоу, база для комфорта для любого человека — это безопасность и удовлетворение простейших потребностей. Так вот, многие, к сожалению, до сих пор находятся в условиях, когда они вынуждены больше выживать, нежели жить. Естественно, что человек, который вынужден выживать, большинство своей энергии тратит на то, чтобы обеспечить базовые потребности: пища, сон, еда, секс (да, это тоже базовая потребность). Но на этом уровне секс — это скорее рефлексы, биология, достаточно примитивный физиологический процесс с минимальным набором удовольствий в комплекте. В нем нет высокой надстройки наслаждения, эротичности, коммуникации, развития и так далее. А это значит, что и разговаривать-то, по сути, не о чем.

Если говорить очень просто: если человек больше всего озабочен тем, как поесть и находиться в безопасности, то и секс он будет рассматривать как очень утилитарный процесс.

— Стоит ли обсуждать все сексуальные фантазии? Какие стоит, а какие нет?

— Обсуждать все точно не стоит. Всегда есть какой-то островок личной, сокровенной информации, куда нет доступа никому. Это определенные фантазии, желания, которые не то чтобы закрыты, но принадлежат нашему внутреннему миру и не требуют того, чтобы о них знали.

Но если мы говорим о партнерских отношениях, то хотя бы на уровне фантазий важно как минимум делиться и обсуждать наши желания и потребности — не всегда для того, чтобы обязательно реализовать их, иногда просто для того, чтобы понять друг друга, осознать, на каком уровне мы можем взаимодействовать, а на каком нет.

— Если у одного из партнеров фантазия — секс втроем, как с этим поступать?

— Думаю, ответ прост: мы садимся и фантазируем про это. Начинаем разговор, например, так: «Переставляешь, что мне сегодня приснилось? Я, ты и Маша…» А дальше, отлавливая переживания, пытаемся понять, возникает ли возбуждение, смотрим, какие проявляются эмоции: стыд, отвращение, страх — либо, наоборот, любопытство, заинтересованность. И тогда мы можем разговаривать об этом уже не только как про сон.

Возможно, уже на этапе обсуждения мы настолько насытимся фантазией, что до реализации дело не дойдет. Такое, на самом деле, бывает достаточно часто. Многим людям достаточно уже самого осознания того, что они готовы на какие-то необычные для себя поступки.

— Ну а если мы видим такой сценарий: начинаем обсуждать, и идея, предложенная одной стороной, вызывает крайнее отвращение, раздражение… Заканчиваем обсуждение на этом?

— Скорее мы оговариваем возможности, варианты. Да, на этом этапе мой партнер не готов реализовывать что-то, что для меня важно. Но тогда стоит понять: он не готов это делать никогда или прямо сейчас? Быть может, мы возьмем паузу и вернемся к разговору через год-два? Если партнер категорически против, это тоже результат. Вторая сторона по крайней мере располагает пониманием, чего можно ждать, а чего — точно нет, и что-то делать с этой информацией.

На самом деле, мы сейчас описываем идеалистическую картину: разговор, который происходит в осознанной паре, где люди способны критично смотреть на идеи партнера, нормально на них реагировать, сталкиваться со сложными переживаниями, не боясь потерять друг друга, и так далее. Но так практически никогда не бывает. Все равно мы всегда будем балансировать между собственными потребностями и ценностями партнера. Все равно любые отношения — это всегда выбор в сторону баланса, где мы жертвуем своими «хотелками» ради продолжения отношений.

Зная эту правду о большинстве из нас, можно предположить, что если партнер не приемлет какие-то ценности, которые для меня важны в сексуальном плане, то надо принять решение, что важнее: реализация этих ценностей или продолжение отношений. Как показывает практика, продолжение отношений в подавляющем большинстве случаев в этой дилемме выигрывает.

Но при этом возникает вопрос, что делать с нереализованным напряжением. Подавляя его, мы, как правило, должны это чем-то компенсировать. В этом месте важно ответить себе на вопрос, как это будет происходить. Как вы будете погашать свою неудовлетворенность?

— Например, найти альтернативу и пойти «налево»?

— Для кого-то это тоже вариант. Вопрос в том, как это отразится на взаимоотношениях, насколько удастся совместить. Крайне редко это приводит к чему-то хорошему.

— Когда мы утверждаем, что о сексе надо говорить, мы подразумеваем, что это стоит делать до того, как все произойдет, или давать обратную связь уже в процессе?

— Ограничений по этому поводу точно никаких нет. Когда захотелось, тогда и говорим, по мере возникновения необходимости. Есть стереотип, что в процессе секса не стоит разговаривать, потому что это нарушает атмосферу, настроение. Так вот, это не так. Скорее наоборот: разговоры иногда способствуют реализации дополнительных фантазий и идут только на пользу.

— Предположим, что есть семейная пара, в которой люди уже больше десятилетия играют каждый свою роль. И вот, кто-то из них почитал эту статью и решил «рубить правду». Что его (или ее) ждет? Стоит ли рисковать?

— Это как раз тот момент, когда просто понимание не дает изменений. Я попробую сейчас объяснить: если один из партнеров неожиданно понимает, что отношения, которые есть сейчас, его по какой-то причине не удовлетворяют, это далеко не значит, что осознание этого может все моментально изменить. Любая информация такого рода предполагает определенные последствия, и люди не всегда к ней готовы. «Вываливать» все это на человека неожиданно не просто рискованно, но даже безответственно.

Поэтому если к вам пришло понимание, что что-то не так в сексуальной жизни, и хочется это менять, то в первую очередь стоит разобраться с этими мыслями самому: попробовать понять, что не так, как я хочу на самом деле, как представляю реализацию с нынешним партнером, готов ли я к изменениям. И отдельно — очень важно — насколько критично неудовлетворение, стоит ли этого того, чтобы запускать процесс изменений, который может быть рискованным.

И если после всех этих долгих раздумий неудовлетворенность остается, есть понимание, что она связана со стереотипами и сложностями, которые мы не разрешили в отношениях, то тогда понемногу, через намеки, смежные темы мы подводим партнера к тому, что нас не устраивает. Здесь надо быть дипломатом. Это довольно сложно: погружать человека в подобный стресс и неожиданно передавать ему ответственность за свой кризис не совсем честно.

сухой корм, порода: мини (до 10 кг)/средняя (от 10 до 25 кг)/крупная (от 25 кг)/для всех размеров пород, пакет
сухой корм, порода: мини (до 10 кг)/средняя (от 10 до 25 кг)/крупная (от 25 кг), пакет
Нет в наличии
сухой корм, порода: средняя (от 10 до 25 кг)/крупная (от 25 кг), пакет

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Дмитрий Корсак. Фото: Александр Ружечка