18 января 2022 в 8:00
Источник: Полина Лесовец. Фото: Максим Малиновский

«Хорошая няня в Минске стоит $5 в час». Зачем мамам помощница и кто может ее себе позволить

Татьяна Шубадерова — представительница редкой профессии. Она не просто многодетная мама и эксперт в материнстве. Все ее будни и выходные посвящены серьезной кропотливой работе: из сотен претендентов Татьяна тщательно выискивает одну-единственную няню — то самое меткое попадание, которое осчастливит конкретную семью. Официально это называется «рекрутер нянь». Выросла она в Казахстане, юность и бо́льшую часть взрослой жизни провела во Владивостоке, затем жила в Питере, последние два года — в Минске. С Татьяной мы говорим о темной, невидимой стороне материнства, которая так выматывает, о теории привязанности, порой играющей с нами злую шутку, и о рынке нянь в Минске, Москве и Питере.


— Что вы думаете о «невидимом труде», который приводит женщин к выгоранию и истощению? По данным Французского института статистики, женщины тратят на домашние дела в два с половиной раза больше времени, чем мужчины…

— Вы спрашиваете о домашнем хозяйстве и труде мамы, не так ли? Выгорание и истощение действительно существуют. Очень здорово, что сейчас стали об этом говорить. Появляется много женских сообществ. СМИ стали писать о послеродовой депрессии.

Но! Я занимаюсь подбором нянь уже около шести лет, и еще три года назад каждый второй запрос сопровождался тяжелым чувством вины.

— Современные женщины все еще испытывают стыд и вину в духе «Я плохая мать, если не справляюсь сама»?

— Я как раз та женщина, которая не разрешала себе няню, хотя у меня было трое детей, по сути, погодков. Считала, что буду «плохой мамой», если приглашу наемного работника. Как мама и как профессионал я прошла этот путь от и до. Знаю, что нужно выдержать женщине, чтобы обратиться за помощью. Мной тоже руководило истощение. Я переживала, не спала ночами: «Как же я впущу в дом няню — чужого человека? Пострадает материнское эго!»

Так вот, еще три года назад каждый второй запрос сопровождался словами «А все ли со мной в порядке, если мне нужна няня?». Мамам было важно получить поддержку и своего рода «разрешение». Да, с вами все в порядке! Вам просто нужна помощь.

Тенденция последних лет — мамы чаще стали приглашать нянь для младенцев.

Стандартный запрос (в 80% случаев) — это няня для ребенка от полутора лет, когда женщина уже успела удовлетворить материнские инстинкты, дать малышу что-то важное и немного, скажем так, подустать.

Но сейчас мамы стали смелее! Я чаще обычного ищу нянь для детей от месяца до года. Это, конечно, особенные кандидаты. Няня для младенца должна уметь не только ухаживать, обеспечивать безопасность, но и правильно сформировать привязанность.

— Теория привязанности Джона Боулби сломала немало копий, не правда ли? Многие толкуют ее превратно, используя как аргумент против няни. Мол, мама всегда должна быть рядом с ребенком.

— Теория привязанности как раз таки и формирует у матерей чувство вины — к сожалению, я сталкиваюсь с этим. Потому что есть перегибы. Но, с другой стороны, теория привязанности дана нам, мамам, в помощь: она говорит о заботе, балансе влияния, возможности ребенка опереться на родителя, доверии к миру, которое формирует взрослый.

На самом деле для малыша в первый год жизни важен адекватный эмоциональный контакт со значимым взрослым — и не имеет значения, мама это будет или кто-то другой: папа, няня, бабушка… Понятно, что граница очень тонкая. Я считаю своей ответственностью напомнить няне, чтобы она соблюдала границы. Сколько бы ни было месяцев ребенку, повторяла ему «Я твоя няня, а это — твоя мама», «Сейчас мы ждем маму», «Смотри, мама пришла» — чтобы малыш идентифицировал, кто с ним взаимодействует.

Задача няни — дать по максимуму положительный эмоциональный контакт, чтобы базовое доверие к миру у маленького человека сформировалось верно.

— Каким был ваш собственный опыт материнства?

— Ой, я была очень ответственной мамой! В 22 года родила первую дочь — и сразу решила, что должна все сделать «на отлично». Тогда как раз был бум раннего развития, поэтому применяла все методики. Со вторым и третьим ребенком я, пожалуй, была потише (улыбается. — Прим. Onlíner).

Нас ведь никто не учит быть родителями. Помню, мне не хватало информации. Я проглатывала каждую найденную книгу о воспитании детей, но вскоре поняла, что в этом море противоречивых инструкций можно потеряться… Повторю вслед за Леной Даниловой: дети — мои университеты. Я действительно очень многому научилась и смогла в них вложить. Этот процесс продолжается. Сейчас мы с мужем учимся быть родителями четверых подростков. И это тоже непросто.

— Каким был ваш детский опыт? Была ли рядом теплая, устойчивая, надежная мать?

— Меня воспитывали очень строго. Пожалуй, как и всех в то время. Я не исключение. Кажется, уже с самого детства я знала, что буду другой мамой: гуманной, доброй, принимающей.

Во Владивостоке меня называли «мама всех детей»: девочки и мальчики собирались рядом со мной где угодно, даже в аэропорту! В сумке я всегда носила игрушки на такой случай. Могла соорудить развлечение для детей из чего угодно, хоть из бумажной салфетки.

В 2013 году я открыла сеть детских клубов под названием «Давай поиграем».

Мой путь в профессию обусловлен тем, что я, как никто другой, знала, каким может быть взрослый, выбирающий работу с детьми, и что ошибки здесь быть не должно.

Я оберегаю детство.

— Что дало вам смелость начать свое дело?

— Желание, мечта. Несколько лет я вынашивала идею детского клуба, мне так хотелось ее реализовать! Клуб снился мне по ночам — пространство, куда родители могли бы приводить сыновей и дочек, где время с ними проводили бы вовлеченные и заботливые взрослые… Запуск был парадоксальным: уже со второго месяца я отдала долги и вышла в прибыль. Мне удалось объединить людей, которые горели темой детства так же, как и я. Родители приходили и говорили: «У вас замечательные сотрудники! Как вы их находите?»

— Именно тогда вы и начали искать людям нянь?

— Да. Клиенты детских клубов стали обращаться: «Как здорово, у вас потрясающие люди работают. А можно мне такую няню?» Я подумала: почему бы и нет? Сначала делала это на безвозмездной основе. Потом, уже в Петербурге, меня попросили открыть детский клуб при фитнес-центре. Я сделала это легко, запустила проект всего за месяц. И повторилась та же история, что и во Владивостоке: «Какие у вас замечательные сотрудники, мне бы такую няню!»

Я нашла первую няню в Петербурге — и оказалась завалена работой.

Официально моя профессия называется «частный рекрутер нянь». Проще говоря, я помогаю семьям находить нянь. Начинала с минимальной оплаты — брала меньше $100. Но с каждым годом повышала ценник. Сейчас мои услуги в Москве в Петербурге стоят 30 тыс. российских рублей, или $400. В Минске — $200. К слову, я нахожу семьям не только нянь, но и поваров, домработниц, водителей, садовников — любой персонал. Адаптирую, настраиваю рабочие процессы, подсказываю, как решать вопросы с оплатой и так далее.

— Кто такая настоящая няня (или нянь)?

— Между прочим, мужчины-бебиситтеры тоже встречаются. И дети на них отлично реагируют!

Есть важнейшее качество для няни/бебиситтера, без которого она/он не сможет работать в семье. И это даже не любовь к детям (естественно, хорошая няня любит детей и приходит к ним с удовольствием), а исполнительность. Няня попадает в семью, понимает, как там все устроено, и может под эти правила адаптироваться. Она наблюдательная, гибкая, мудрая, эмпатичная, внимательная к потребностям ребенка. Видит, как мама взаимодействует с малышом, и старается быть на нее максимально похожей.

Неважно, какое у няни образование (его может вообще не быть), сколько ей лет (20 или 60), есть опыт или нет. Но если нет исполнительности, ничего не поможет.

Настоящая няня идет в профессию не ради денег, хотя сейчас в Москве и Петербурге няни зарабатывают неплохо. В Москве час работы няни стоит 400—500 российских рублей ($5—7), в Петербурге — 350—400 ($4,7—5), а в Минске — $5. На стоимость услуг повлияла пандемия. Уехали те, кто составлял бóльшую часть российского рынка — граждане Узбекистана, Украины, Молдовы. Соответственно, цены на услуги оставшихся нянь взлетели вверх.

Но, повторюсь, няня идет в профессию не ради денег. Должна быть внутренняя потребность — служить чужой семье, подстраиваться под ее нужды. Сколько бы денег ни платили няне, если она не на своем месте, ей всегда будет мало — как и в любой профессии.

— Чем петербургский рынок нянь отличается от минского?

— Культура приглашать няню только-только начала развиваться. Это касается всего постсоветского рынка. Когда я приехала в Минск два года назад, услуги няни стоили здесь, смешно сказать, $2—3. Разброс цен был парадоксальный: кто-то просил $2, а кто-то — $10. Это говорит о том, что рынка как такового не было. Он только начинал зарождаться. Появились айтишники, семьи, готовые платить… Сейчас запросов в Минске стало меньше — следовательно, меньше нянь. Здесь проще найти человека без опыта и обучить с нуля. Именно в Минске я задумалась о создании «Школы нянь».

Что касается Петербурга и Москвы, ситуация та же: культура приглашать няню в семью появилась не так давно. Не так давно мамы стали разрешать себе — возвращаемся в начало диалога — получать помощь. Появление няни перестало осуждаться обществом и, кстати говоря, самими же нянями. Потому что на заре моей практики встречались кандидатки (и до сих пор такое бывает, к сожалению), которые спрашивали: «А мама работает или дома сидит?» Сейчас таких вопросов и комментариев стало меньше.

Люди наконец поняли, что маме нужно отдыхать от изматывающей бесконечности материнства вне зависимости от того, работает она или нет.

Пандемия застала меня уже в Минске. Тогда, два года назад, я была против работы онлайн. Всех нянь собеседовала лично. Думала: ну вот и пришел конец моей работе. Но неожиданно появился запрос из Владивостока, потом из Москвы, Сочи, Краснодара, Новосибирска… И я решила: что делать, придется подключаться онлайн. Пандемия многих заставила осмелеть, и я не исключение. Так мой охват увеличился, сейчас большинство заказов — из Москвы, и география растет.

— Я знаю вашу позицию: няня должна заниматься только ребенком, а не быть одновременно и домработницей, и поваром, и водителем. Почему?

— Многофункциональность — это миф. Многофункциональных людей не бывает. Если няня должна и с ребенком сидеть, и борщ варить, и рубашки гладить, то все три работы будут сделаны плохо. Я стараюсь говорить об этом родителям уже на этапе запроса. И слава богу, меня слышат. Нянь тоже прошу удерживать на этом внимание. Потому что, конечно, у родителей большой соблазн: «Мы же платим деньги, так почему бы не попросить заодно и мусор выкинуть, и с собакой погулять?» Да, вы можете попросить, но тогда однозначно будет страдать все, что связано с ребенком.

Я не берусь за такие запросы, когда родители хотят, чтобы няня одновременно занималась английским с тремя детьми, делала уроки, а еще собаке лапы мыла, готовила на всю семью и водила машину. Но я пришла к этому с опытом (улыбается. — Прим. Onlíner). Моя задача — найти профессионала, а не рабыню. Я уважаю профессию и тех, кто трудится в ней.

— «Рекрутер нянь» — это звучит весело и даже умилительно. А что в реальности?

— Это очень тяжелый, кропотливый ежедневный труд. Сотни звонков, видеоконференций и собеседований с самыми разными людьми в будни и выходные, днем и вечером, без перерыва. 80% моей телефонной книги — это контакты, которые подписаны «Не брать», «Нет» и «Отказано». И ведь эти няни где-то работают! Я требовательна к себе и к выбору сотрудника.

— Как правильно «ввести» няню в дом, чтобы это не стало стрессом?

— У всех адаптация происходит по-разному, зависит от привязанности ребенка к маме и многих других причин. Общие правила такие: первые дни няня находится рядом с ребенком вместе с мамой, потом — в соседней комнате, но мама все еще присутствует в доме, и только затем няня остается с ребенком без мамы — сначала на один-два часа, а потом дольше. Постепенность. Надо учитывать, что няня сама растеряна: новое место, все непривычно. Мама должна внимательно отнестись к этому.

У родителей теперь двойная ответственность: и за ребенка, и за наемный персонал.

Я составляю памятку мамам, объясняю: «Вы теперь работодатель. Руководитель маленького предприятия. У вас появился персонал. Это деликатный момент: как соблюдать границы, как разговаривать об оплате… Дайте себе время, чтобы привыкнуть к чужому человеку в доме».

— Если речь идет о самой обычной семье с небольшим доходом, то, увы, не все могут позволить себе няню. Как женщине найти ресурсы и точки опоры в такой ситуации? Как быть «счастливой мамой» в противовес усталой, раздраженной и «отсутствующей»?

— Раньше мамам все же было проще, потому что люди жили большими семьями: бабушки, тети, сестры рядом— комьюнити женщин, которое давало поддержку. Именно этого не хватало мне — мамы, свекрови или другой женщины, на которую можно было бы опереться. Поэтому, когда я слышу «Бабушка помогает с ребенком», всегда говорю: «Цените эту помощь и принимайте ее. Без осуждения». Мамам нужно быть бережными к себе.

Сейчас, если бы я вступила в новое материнство, то выстраивала бы свой день иначе: однозначно пригласила бы к себе няню и принимала эту помощь. С заботой о себе!


от 3 лет, 10 предметов в наборе, варочная панель/вытяжка/духовой шкаф/холодильник/телефон в комплекте, функции: звуковые эффекты/световые эффекты/имитация работы бытовой техники, фиолетовый/серый, пластик, высота 75 см, длина 61 см, ширина 34 см
от 3 лет, 22 предмета в наборе, варочная панель/вытяжка/духовой шкаф/холодильник/мойка/кофемашина в комплекте, белый/красный, пластик, высота 82.5 см, длина 75 см, ширина 26 см
от 2 лет, 5 предметов в наборе, розовый/серый/желтый, пластик

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Полина Лесовец. Фото: Максим Малиновский