Заблудился в горах, собрали 10 тысяч рублей умирающей собаке, 13-летним тащил 110-килограммового мужчину. Истории чудесного спасения

13 495
06 января 2022 в 10:22
Автор: Дарья Спевак. Фото: архив Onlíner, из личного архива героев

Заблудился в горах, собрали 10 тысяч рублей умирающей собаке, 13-летним тащил 110-килограммового мужчину. Истории чудесного спасения

Чудеса случаются, если прилагать к этому усилия. В 2001 году в темном минском дворе один подросток потащил на себе окровавленного мужчину. Десять лет спустя белорус заблудился в украинских горах, не на шутку испугался, но сумел выбраться и спастись. Около двух недель назад неравнодушная минчанка поехала за сбитой собакой, для которой белорусы собрали 10 тыс. рублей на операцию и восстановление. Накануне Рождества рассказываем истории читателей, которые спасли жизнь себе или другим.

13-летним спас лежащего в крови мужчину: «Вся его дубленка была в крови, как и лицо»

На первый взгляд Кирилл может показаться сыном маминой подруги (в версии 2001 года), но если без шуток, парень тогда действительно спас жизнь человеку. На тот момент Кириллу было всего 13, но он не смог пройти мимо избитого мужчины, который лежал в крови в одном из дворов на Немиге.

— Это двор недалеко от Немиги, за бывшим магазином «Алеся» — сейчас там находится OZ.by. Раньше этот двор не освещался, его использовали только для того, чтобы срезать маршрут, — вспоминает минчанин.

Был конец декабря 2001 года, около девяти вечера (13-летнему Кириллу разрешали гулять только до этого времени).

— На улице было очень холодно, как мне помнится, где-то 13—18 градусов мороза. Елки уже горели, велась предновогодняя торговля, — говорит он. — Я увидел лежащего на земле мужчину в луже крови примерно с две ладони, рядом также были кровавые следы.

Мужчина лежал лицом вниз, пытался немного двигаться, но не издавал никаких звуков.

— Первая реакция? Подумал, что он напился и упал, но вот-вот замерзнет, пролежит минут 30—40 и умрет. Я видел во дворе других людей, но они, наверное, его не заметили или просто не обращали внимания: вы же знаете, какое пренебрежительное отношение бывает к пьяным, лежащим на улице, у нас в стране, — отмечает Кирилл.

Мужчина был довольно крупный, но тогдашний подросток подошел к нему и попытался перевернуть.

— Я был достаточно рослым подростком, примерно метр восемьдесят, но очень худым. А мужчина, думаю, весил больше ста килограммов и был ростом с метр девяносто. Плюс он был в тяжелой дубленке, — вспоминает детали истории 20-летней давности Кирилл. — Как-то мне удалось его перевернуть, и я увидел, что все его лицо в крови. Я попытался спросить, кто он, откуда и что с ним произошло, но он абсолютно ничего не смог ответить.

Тогда парень попытался поднять мужчину. Получалось это с трудом, плюс на улице было довольно скользко.

— Я его кое-как приподнял, поставил на колени, потом взвалил себе на спину. Продолжал спрашивать его, но он говорил только «Домой, домой…» — единственное, что я помню. Вся его дубленка была в крови, как и лицо. Умыть его в такой мороз было невозможно. Мобильных телефонов в то время не было, а телефонный автомат находился достаточно далеко — оставлять мужчину на такое время, думаю, не стоило.

Тогда Кирилл решил тащить мужчину поближе к елке у Дворца спорта, потому что локацию постоянно патрулировали милиционеры, да и рядом с магазином «Ромашка» был телефонный автомат — туда подросток и поволок пострадавшего. В итоге там действительно было двое сотрудников ППС.

— Я отдал его милиционерам и сказал, что пусть запишут мои данные, если нужно. Я должен был возвращаться домой: потерял минут 45, и родители уже должны были начать волноваться. Но милиционеры сказали, что нужно подождать, и я согласился, — говорит минчанин. — Достаточно быстро приехала скорая, мужчину увезли. А мне милиционеры сказали, что надо еще подождать. Потом попросили пройти, и около гостиницы «Юбилейная» уже ждал уазик.

Кирилл не волновался. Говорит, у него была легкая эйфория, ведь он осознавал, что только что спас человека от замерзания.

А дальше началось странное. Кирилла привезли в РУВД, обыскали и изъяли личные вещи. Парень говорил, что ему нет 14 лет и что его не имеют права задерживать: они должны были либо доставить его домой, либо вызвать в РУВД родителей.

— Милиционеры не верили, что мне нет 14 (вспомним, что парень был довольно рослый. — Прим. Onlíner), хотя при обыске в моем пуховике была медсправка с датой рождения, — отмечает мужчина. — Они посадили меня в комнату и сказали ждать. Просидел я несколько часов, после чего пришел следователь и начал задавать вопросы.

Узнав, что парню нет 14 и он не достиг возраста уголовной ответственности, следователь вызвал отца Кирилла. Тот приехал довольно быстро, забрал сына и немного пристыдил милиционеров: риторически спросил, захочет ли его сын после такого обращения и дальше помогать людям. Но, к слову, Кирилл еще сталкивался с похожими историями и помогал — в основном на дорогах.

— Милиционеры сразу подумали, что это я избил и ограбил этого мужчину. Получается, такой гуманный преступник: сначала сделал, а потом подумал, что на улице холодно и он может замерзнуть, надо отвести его к милиционерам, — улыбается Кирилл. — Но на самом деле после того, как я его таскал, вся моя куртка и руки были в крови. Позже выяснилось, что у мужчины была закрытая черепно-мозговая травма, надорвано ухо, выбито несколько зубов и сломан нос. Мы с отцом тогда возвращались на место преступления и увидели кровь на маленьком трубообразном заборчике — видимо, о него мужчину били головой.

Заблудился в горах. «Вернулся к лошадям и пытался как-то их пообнимать, погреться»

Белорус Максим рассказывает давнюю историю, как он заблудился в Карпатах практически без воды и еды и провел в поисках дороги целый день. В это время он пил воду с еловых веток и листьев, прятался от бури в горной каплице, нюхал нашатырь, чтобы не отключиться, а также пытался заночевать возле стада лошадей.

— Было это летом 2011 года. Я был молод, глуп и открыт для приключений. Мы собирались поехать с друзьями в отпуск в Карпаты с турфирмой: поселиться в отельчике, жарить шашлыки, пить пиво и изредка выбираться на экскурсии, — красиво начинает рассказывать о планах в том путешествии мужчина.

Однако все вышло иначе: у друзей по разным причинам поехать на отдых не получилось, и Максим, чтобы не терять выделенное на поездку время, отправился в одиночку.

— Я поселился в хостеле в Яремче, каждый день ездил на экскурсии, выбирался в радикальные пешие прогулки по горам, пробовал местную кухню — в общем, всячески впитывал в себя природу и быт гуцулов, — вспоминает он.

В один из последних дней отпуска Максиму на глаза попался довольно длинный пеший маршрут по горам на один день с красивыми живописными местами.

— Выглядел он так: село Яблуница — гора Хомяк — гора Синяк — Горганы — село Яремче. Недолго думая, я порасспрашивал у ребят про маршрут, распечатал на почте карту и на следующий день с рассветом отправился в путь, — говорит белорус и отмечает, что поначалу все шло неплохо: таблички на пути, маркированный маршрут, великолепная тропинка с живописными видами. — В районе одиннадцати утра я уже был на вершине горы Хомяк. Времени еще полно, подумал я, можно сильно не спешить. К сожалению, я оказался в облаке. Видимость была никакая, поэтому полюбоваться на карпатские дали с вершины не удалось.

Далее у Максима было два варианта: пойти по такой же маркированной туристической тропе дальше либо срезать по редко хоженому пути и быстро добраться до следующей вершины. Конечно, путешественник выбрал короткий путь.

— Теперь уже я делаю вывод: не ходите в горах в туман один по плохому маршруту без хорошей навигации и достаточного опыта, — отмечает он. — Видимость была никакущая, метки я потерял минут через 15—20 и просто топал в примерном направлении — надеялся, что кое-как выбреду. Ой дурак! Часа через полтора спуска осознал, что точно не понимаю маршрута и не знаю, куда идти: тропинок и вообще каких-либо признаков человека не было практически от самой вершины.

Мужчина решил вернуться. После блужданий спустя примерно три часа он снова попал на вершину горы Хомяк.

— Вот он я, спасен! Казалось бы, иди себе домой той же дорогой, которой сюда пришел, — но нет, я решил идти дальше по маркированной тропинке. И тут же напрашивается второй вывод: хорошо оценивайте время, силы, знание маршрута и возможные форс-мажоры.

Немного перекусив, прибавив сил и скорости, Максим отправился к вершине горы Синяк. Дорога заняла около двух часов. Потом у него был длинный спуск через заросли альпийских елей, которые плотной стеной сплелись между собой. Хорошо, что там уже была прорублена тропинка.

— Наконец-то закончился спуск, а с ним и почему-то маркировка пути. На этом участке была вырубка, и маркированные деревья, по всей видимости, спилили, но ничего нового еще не нанесли. После недолгих блужданий я начал понимать, что не знаю дороги дальше. Накатила легкая паника и осознание того, что я заблудился, — вспоминает Максим.

Через полчаса он вышел на полянку, где паслось стадо домашних лошадей. Он выдохнул и подумал: значит, где-то рядом есть цивилизация. Также он решил, что куча дорог от лесовозов точно ведет к людям.

— Под небольшим стрессом и от осознания того, что начинало темнеть, я решил бежать по дороге легкой трусцой. Дорога постоянно петляла и перекрещивалась с другими. Я выбирал тропы хаотично, просто старался двигаться примерно в одном направлении. И вот после двух часов пробежки я попал… на ту же самую полянку с лошадьми. Ка-а-ак?! Я сделал просто огромный круг и вернулся на то же самое место.

Мобильные телефоны в 2011 году были не так умны, как сейчас. У Максима не было роуминга, а GPS отказывался ловить спутники. Вдобавок он распечатал карту на обычном струйном принтере на почте, и она растеклась от первых же капель дождя. Тут же белорус делает третий вывод: позаботьтесь о хорошей навигации заранее. Необходимо иметь несколько экземпляров карты, хорошо заряженный телефон, чтобы была возможность позвонить. Также он считает обязательным брать компас: хотя бы не будете ходить по кругу.

Но возвращаемся в 2011-й. Тем временем пошел сильный дождь, уже почти стемнело. Максим решил остаться со стадом лошадей и ждать, когда за ними придет пастух.

— Сильно мокну, начинаю замерзать и через полчаса-час понимаю, что за лошадьми не придут сегодня: уже достаточно поздно, — рассказывает он.

Мужчина решил искать дорогу, по которой пришел на полянку, и возвращаться назад. По крайней мере, это был единственный путь, который он знал.

— Я вернулся к стене из альпийских елей, но не мог найти ту самую прорубленную тропинку, по которой сюда пришел. Засек на часах 20 минут и пошел влево вдоль густых зарослей в поисках тропы. Ничего не нашел. Засек еще 20 минут и пошел в обратном направлении, чтобы вернуться примерно в ту же точку. Еще 20 минут — и вправо. Тропы нет, но я заметил метку вдалеке — прямо огромную, которую наверняка сделали после вырубки, чтобы всем было ее видно. Потратил еще минут 20—30, чтобы до нее добраться. В конце концов понял, что это просто брошенная бочка, окрасом похожая на маркировку.

Страшно представить, что чувствует человек в такой ситуации. К тому же в это время стемнело, Максим замерз, у него закончились еда и вода.

— Я начал обсасывать еловые лапки, на которых скопились капли воды. В принципе, таким способом можно добыть несколько маленьких глоточков. Потом я вернулся к лошадям и пытался как-то их пообнимать, погреться. Идея так себе… Подкатило отчаяние, и в итоге я решил пробираться сквозь стену зарослей напролом. Было так темно, что я не мог видеть буквально дальше собственного носа. Хорошо, что хоть догадался взять с собой фонарик. Позже понял, что, идя в горы, нужно всегда брать вещи для спасения, даже если ты решил зайти туда на пять минут.

Пробираться через сплетенные ветки ужасно тяжело, вспоминает Максим. Был холод, сильный дождь и ветер, но дождевик парень надеть не мог: его сразу же прорвали бы ветки.

— Я устал, силы покидали меня, пульс был просто бешеный, одышка. Как только останавливался передохнуть, тело отключалось, я просто начинал вырубаться. Достал из аптечки нашатырный спирт, нюхал его на каждой передышке. Помогало минуты на две, потом снова…

К двум часам ночи Максим кое-как смог выбраться из зарослей и подняться на вершину Синяка. Наконец он увидел маркировку маршрута. Мужчина признается, что на радостях обнимал и целовал камень с меткой, зная, что дальше будет проще.

Эта гора была усыпана большими камнями, поросшими мхом. Из-за дождя они стали скользкими. Максим, по сути, брел по пустыне камней, ища в темноте маркеры. Сбивался раз десять. Если в течение пяти минут не было метки, шел на предыдущую точку и начинал поиски заново.

— К четырем утра я выбрел на седловину между Хомяком и Синяком. Там стояла маленькая капличка на одного человека, в которой мне удалось немного передохнуть, спрятавшись от промозглого ветра. Внутри нашел спички и свечу, смог немного погреть руки, — вспоминает белорус. — Дальше мой путь шел уже по хорошей тропе вниз. Но я был промокший и уставший и еле волочил ноги, которые уже были в мозолях. Примерно к семи утра я смог добраться до автомобильной дороги, где поймал попутку и добрался до дома.

Вернувшись, Максим узнал, что утром в хостеле уже собирались звонить спасателям, так как знали, что он должен был вернуться еще вечером. Оставшиеся три дня отпуска белорус провел в Яремче без авантюрных походов в горы.

Спасла сбитого на дороге пса. «Мне предложили два варианта: делать либо эвтаназию, либо операцию — и тогда он останется инвалидом»

Если бы все были такими, как Ирина, мир бы знал гораздо меньше бед. По крайней мере все животные были бы сытые, пристроенные и здоровые, насколько это объективно возможно. Ирина из тех людей, кто не может пройти мимо чужой беды и сразу действует. Так в очередной раз произошло и 27 декабря прошлого года. Женщина увидела в соцсетях, что у дороги Минск — Колодищи лежит сбитый пес — тяжелый, но живой. Вечером того же дня минчанка подняла на уши всю семью, забрала собаку и повезла ее в ветклинику. Оказалось, что у животного перелом позвоночника. С таким диагнозом было два прогноза: смерть или инвалидность.

— Муж сначала сказал, что пес, наверное, умирает. Он не двигался, просто лежал на бушлате, который привез ему кто-то из неравнодушных людей. Я поняла по мордашке, что щенок молодой (позже в ветклинике выяснилось, что ему 11 месяцев. — Прим. Onlíner). Сын поднял собаку на руки, положил в машину. Там, кстати, была еще одна машина: мужчина тоже увидел объявление в соцсетях и приехал посмотреть, как там пес, — возможно, тоже думал его забрать, — вспоминает тогдашние события Ирина.

Семья сразу же повезла животное в ближайшую круглосуточную ветклинику. Маршрут для Ирины вообще не новый: дома у нее три кота и подобранный два года назад пес.

— Обычно очередь большая, но его сразу отнесли на стол. Вкололи обезболивающее, взяли анализ крови, сделали УЗИ и рентген. Также туда подъехала еще одна неравнодушная женщина — Елена, которая поддерживает и помогает разбираться с чеками и финансами, — отмечает Ирина. — Мы внесли залог и ждали результатов обследования, которое длилось два-три часа. Диагноз — перелом позвоночника в двух местах. Врач на тот момент сказала, что пес, скорее всего, не выживет.

Собака была очень слабой, и Ирина решила оставить ее на ночь в клинике. Спать этой ночью никто не мог: все думали, что делать завтра и как успеть приехать с работы. С самого утра женщина побежала в клинику, потом просила в чате любителей животных отвезти ее на консультацию к известному ветврачу, руководителю Центра ветеринарной травматологии и ортопедии Григорию Чегодаеву — на него была вся надежда. Ждать пришлось несколько часов, очередь была большая. Люди также приносили сбитых собак.

— Врач из центра посмотрел диски и сказал, что ситуация очень серьезная. Мне предложили два варианта: делать псу либо эвтаназию, либо операцию — и тогда он останется инвалидом, — с надрывом в голосе вспоминает Ирина. — Я вышла из клиники, села на скамейку и плакала: я одна должна была принять это решение. Кто-то звонил и говорил не мучить животное и усыплять, кто-то — наоборот.

Ирина не смогла забрать у собаки жизнь. В голове крутилась мысль, что надо дать животному шанс. В итоге у пса появилось имя — Шанс.

— Я вспомнила, как после первого приема и обезболивающих он с аппетитом ел и пил воду. То есть у него было желание жить, я не могла лишить его этого. Да и я начала привязываться к Шансу. Сколько мы его ни возили, он ни разу не зарычал. Хотя мог бы и укусить, ему ведь было больно. Он только поворачивался и просто смотрел, ему было очень страшно. Явно бездомный, пес все время вздрагивал, — рассказывает женщина.

Решение было осложнено еще и тем, что стоимость операции для собаки оценивалась примерно в 3—4 тыс. рублей. Где взять такую сумму за пару дней? Ирину немного утешало то, что можно было заплатить в рассрочку, да и знакомые и родственники сказали, что будут помогать собирать деньги. Сын Ирины опубликовал в Instagram пост с просьбой о помощи — он широко разошелся среди неравнодушных белорусов.

Посмотреть эту публикацию в InstagramПубликация от Илья Круглик (@ilyakruglik)

— Помощь была огромная, поддержка — колоссальная. Люди настолько отзывчивые и сердечные, это так приятно! Мы и раньше знали, что белорусы такие. Я искренне верю, что это один из самых отзывчивых народов, — говорит женщина. В итоге на операцию и реабилитацию Шанса было собрано 10 тыс. рублей.

Операция была назначена на 30 декабря, но неожиданно освободилось место днем ранее. В день операции с утра Ирина увидела, что как раз собрана вся сумма для Шанса. Операция началась в одиннадцать утра, а обратно собаку забрали только к десяти вечера. Процесс длился около семи часов, Ирина постоянно звонила в центр и спрашивала, как все проходит. Операция прошла успешно, но прогноз оправдался: Шанс останется инвалидом. Минчанка забрала его после операции и отвезла в ветклинику, где за ним несколько дней ухаживали специалисты.

Сейчас Шанс находится в реабилитационном центре «Жывёла», где за ним ухаживают и восстанавливают после операции. Говорят, пес делает успехи. Ирина и ее семья постоянно возят для собаки лекарства, пеленки, корм и другие необходимые вещи. Взять его к себе женщина не готова, потому что с собакой нужно постоянно находиться рядом минимум полгода. Работу Ирины бросить не может, но ее сердце разрывается: она уже привязана к псу и очень хочет, чтобы его приютили по-настоящему заботливые и любящие хозяева.

— Если бы я не работала и была на пенсии, точно забрала бы его, — с сожалением говорит она. Нахождение Шанса в реабилитационном центре обходится довольно дорого. Женщина продолжает возить спасенного пса по врачам.

240 ГБ, 2.5", SATA 3.0, контроллер Silicon Motion SM2258XT, микросхемы 3D TLC NAND, последовательный доступ: 540/500 MBps
питание: аккумулятор, Li-ion, 1400 об/мин, напряжение аккумулятора: 10.8 В, ёмкость аккумулятора: 2 А·ч, 800 г
шарнирная конструкция, крепление устройства: зажим, установка в вентрешетку, зарядка беспроводная
350 Вт, объем чаши: 2.1 л, терки, измельчитель

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Дарья Спевак. Фото: архив Onlíner, из личного архива героев
Без комментариев