Белорусы немного ленивые, русские — за классику, а норвежцы любят эксперименты. Сравнили бородачей в разных странах

24 453
22 ноября 2021 в 8:00
Автор: Тарас Щирый. Фото: Максим Малиновский

Белорусы немного ленивые, русские — за классику, а норвежцы любят эксперименты. Сравнили бородачей в разных странах

Минскому парикмахеру Алексею Плотникову всего 26, но к своим годам он уже успел поработать в трех государствах (в Беларуси, России и Норвегии), стриг бороды, колдуя машинкой, ножницами и шаветкой, когда это еще не стало в нашей стране мейнстримом, и с удовольствием продолжает делать это до сих пор. В интервью Onlíner барбер рассказал, чем отличаются наши бородачи от норвежцев, какие у них запросы и почему в России до сих пор чтят классику.

«Поначалу многие парни просили постричь под героя Брэда Питта из фильма „Ярость“»

— Когда я начал учиться парикмахерскому делу, в Минске еще не было ни одного барбершопа, — говорит Алексей. — На мой интерес повлияло два фактора. Во-первых, когда я приходил стричься, для меня происходящее становилось каким-то особым ритуалом. Я часто уходил от мастера с разными стрижками и чувствовал себя после этого приятно, появлялось хорошее настроение. Ну и во-вторых, я видел в интернете много эстетичных роликов про атмосферу в английских и нидерландских барбершопах. Выглядело это вдохновляюще, мне захотелось попробовать. Бума на мужские салоны еще не было, барберов в Беларуси никто не учил, и я пошел на курсы парикмахера-универсала.

В США и в Европе традиция мужских салонов существует давно, и ее никогда никто не хоронил. У нас же в Минске работали салоны либо унисекс, где одновременно стригли и мужчин, и женщин, либо только для женщин. Исключение — «Чародей», но там в ходу были исключительно классические стрижки и атмосфера от барбершопов все-таки отличалась.

Кроме того, в обществе хватало определенных страхов и предубеждений, связанных с бородой. По мнению многих, ее часто носил или бомж, или неаккуратный человек — неряшливый, ленивый, не желавший следить за собой.

Даже если посмотреть на советских руководителей, среди них намного чаще встречались люди с усами, нежели с бородой. Придя, например, в банк, вы не могли увидеть заросшего человека. Вы практически всегда встречали сотрудника с аккуратно оформленными боками. А когда в Беларуси появились барбершопы, мужчинам показали, что борода может выглядеть эстетично, красиво и еще есть масса других интересных причесок.

Первым местом работы для меня стал барбершоп Brock в 2016-м. Это изначально был белорусский проект, заведение премиум-класса, со временем ставшее сетью. Изначально клиентами были мужчины от 30 и старше либо молодые парни, которые уже состоялись в жизни, имели деньги или являлись детьми богатых родителей. В то время барбершопы стали распространяться, и в первое время к нам часто приходили ребята практически без бороды, у них ничего не росло, но они просили сделать им моделирование. И их даже не смущало, что на лице, условно говоря, три волосины. Как парикмахер, я должен делать то, что просят, но визуальная разница должна присутствовать. Отговоры не действовали, они все равно хотели постриженную бороду и полежать в кресле. Возможно, для них это был ритуал, они хотели прочувствовать атмосферу заведения и им просто было интересно, что такое барбершоп.

В моду вошли новые прически. Клиенты часто хотели что-то в технике фейд (плавный переход от затылка к макушке. — Прим. Onlíner). А еще в 2016 году вышел фильм «Ярость» с Брэдом Питтом, и многие приходили с его фотками и просили, чтобы сделали им андеркат, как у него. И если отталкиваться от запросов моих клиентов, то я попробовал с ними много вариаций стрижек, но, наверное, чаще всего делал короткие бока и затылок, а сверху — челку набок.

Посмотреть эту публикацию в InstagramПубликация от БАРБЕРШОП BROCK МИНСК (@brock.barbershop)

Что изменилось за семь лет с тех пор, как к нам пришли мужские салоны? Если изначально барбершопы — это были бороды, бритье, преимущественно короткие виски, то со временем линейка предложений расширилась. Сейчас некоторые салоны предлагают уход за лицом, стрижку длинных волос. Если изначально каждый барбершоп имел свою историю, стиль работы, команду, пытался выделиться на фоне остальных, то сейчас это более массовая история. Раньше в каждом доме была парикмахерская, а теперь в каждом районе есть барбершоп. И никого уже не удивишь ни бритьем, ни стрижками. Мастера ходят из одного заведения в другое, и осталось не так много мест, где ты можешь прочувствовать особенности. Многие барберы, начинавшие когда-то стричь бороды в Минске, сейчас работают на себя, арендуя кресло.

Барбершоп уже не является трендом, он вошел в повседневную жизнь, став чем-то обычным. Не думаю, что из-за этого количество заведений сократится, но интересно, каким будет следующий виток в их развитии.

Параллельно в Минске стали появляться турецкие парикмахерские, где тоже стригут бороды. Я столкнулся с ними и в России, и в Норвегии, а в Турции подобные заведения присутствуют на каждом углу. Стригут там хорошо. Но все, если провести аналогию, напоминает быструю шаурмяшную. Во-первых, цены там низкие, во-вторых, быстрое оказание услуг, а в-третьих, далеко не везде чисто. Не могу сказать, что подобные салоны плохие. Возможно, для того, кто не хочет заморачиваться, они подойдут. Но между ними и барбершопами я вижу существенную разницу: сервис другой. И я не думаю, что он подходит мужчине, живущему в Центральной Европе.

Белорусский клиент в барбершопе — это человек, которому важно выглядеть аккуратно. И если раньше к нам приходили преимущественно состоятельные люди, то теперь стрижка в среднем стоит 30—35 рублей, и ее могут позволить себе многие. Так что желание идти в барбершоп зависит уже не от состоятельности или возраста, а от стремления выглядеть хорошо.

Но многие наши бородачи достаточно ленивы. Они хотят на максимальный срок сохранить подстриженную бороду, при этом практически не предпринимая в отношении нее никаких манипуляций.

Почему? Они боятся, что не получится, и у них просто-напросто нет желания уделять бороде время. Но если за ней не ухаживать, то через две недели она уже не будет иметь презентабельный вид. Это касается и волос. У многих есть проблемы с ними из-за неправильного ухода — возможно, от того, что моют голову шампунем, который используют их девушки, или обычным шампунем против перхоти. Исправить ситуацию несложно, все методы известны, и это не какая-то сложная математика.

«В России многие любят классику, но не хотят идти в обычную парикмахерскую, где не нальют кофе, не помоют голову»

С 2018 года Алексей начал обучать парикмахерскому делу, и вскоре его ученик уехал работать в Сочи. Через какое-то время он предложил Плотникову на летний сезон приехать поработать в один из барбершопов. В итоге, проведя несколько месяцев в России, он успел посотрудничать с двумя салонами: Big Bro и Trueman’s.

— В России свой подход к работе в барбершопах. Мастера заточены на более практичную работу, и творчества в ней не так много. Ты должен уложиться в тайминг, не задержаться и идти дальше. В Минске я могу сказать: «Подождите, пожалуйста, еще 20 минут, нужно кое-что доделать с предыдущим посетителем» — и клиент, скорее всего, согласится. Но в России подобное не прокатит. Там поток, максимальная запись. И если я задержусь, постоянный клиент уйдет, а за них там буквально бьются — меня могут уволить, дать штраф. У нас в барбершопах, на мой взгляд, царит более братская атмосфера, клиенты и барберы между собой общаются. Не могу сказать, что в России такого вообще нет, но там коммерческая основа салонов более заметна, и у мастеров на все это нет времени.

Посмотреть эту публикацию в InstagramПубликация от «TRUEMAN’S» БАРБЕРШОП СОЧИ (@truemanssochi)

В России я впервые начал делать стрижки средней длины. В том числе были востребованы стрижки, которые делают в обычных парикмахерских. В Минске такого запроса практически не было. Я связываю это с тем, что старые стрижки вроде бокса и полубокса еще не вышли из моды. Мы же более приближены к Европе и за подобные изменения цепляемся охотнее. Просто в России многие любят классику, но не хотят идти в обычную парикмахерскую, где отсутствует парковка, где им не нальют кофе, не помоют голову.

Если рассматривать бороды, то меня просили делать достаточно консервативные варианты: просто, аккуратно, но без идеальных контуров. Кроме того, любят носить бороду без усов. Почему это делают, я так и не понял. Возможно, по религиозным причинам. Бородатых людей там очень много, однако немногие готовы дать возможность поработать над геометрией лица, сделать что-то необычное.

«В Норвегии сложилось ощущение, что местные носят все бороды, которые только можно представить»

Предложение поработать в Норвегии поступило Плотникову в 2019 году, когда он уже вернулся домой и продолжил работать в Минске. Англичанин Шон Амани, переехавший в Скандинавию, открыл небольшой салон The London Barber в 50-тысячном городке Буде. Он искал мастера и через Instagram предложил белорусу поработать у него.

— Шон сказал, что нужен мастер, который бы знал английский язык и мог выполнять все виды услуг. По телефону он провел со мной собеседование, рассказал про салон и сделал официальное предложение. Я согласился. Буде оказался очень маленьким, холодным и ветреным городом — самым ветреным в Норвегии. Несмотря на это, своей компактностью, миксом природы и урбанистики он мне нравился.

Барбершоп, где я работал, расположен на центральной улице внутри магазина мужской одежды. На стене висела огромная карта, на которой посетители отмечали свои родные города и страны. Три зеркала, три кресла, одна мойка — вот и весь барбершоп. По своему оснащению он был самым простым, где я работал. Было стильно, компактно, красиво, но без лишнего пафоса. Администратора, кстати, тоже не было, барберы через компьютер сами вели запись и рассчитывали клиентов.

Посмотреть эту публикацию в InstagramПубликация от ᴛʜᴇ ʟᴏɴᴅᴏɴ ʙᴀʀʙᴇʀ (@the_london_barber)

Но шок я ощутил позже. У нас принято как? Клиент приходит, садится в кресло, и у него начинают спрашивать: «Что вы хотите, чтобы я сделал? Что вам не нравится?» Я начал эти же вопросы задавать своему клиенту на английском языке, а он мне ответил: «В смысле? Вы мастер по волосам, поэтому сделайте что-нибудь красивое». В Норвегии барбер сам должен объяснить клиенту, что ему нужно сделать, что ему подойдет, и поначалу привыкнуть было сложно. В дальнейшем люди приходили преимущественно с такими посылами, и редко когда кто-то показывал фотографию с желаемой прической. Но если такое и случалось, их просьбы можно было осуществить. Приведу другой пример. У нас придут семь мужчин разной комплекции, все могут принести изображение героя сериала «Острые козырьки» или фото Криштиану Роналду, и из них стрижка может не подойти никому. Норвежцы более реалистичны в желаниях, и их запросы были осуществимы.

В Буде это был единственный премиум-салон, и туда приходил едва ли не весь город. У него просто нет конкуренции. Рядом были лишь обычные парикмахерские и салоны турецкого типа. Мы стригли людей совершенно разных профессий: и дворников, и студентов, и футболистов местной команды «Буде Глимт». А однажды я стриг парня, с которым начал разговаривать на английском, а оказалось, что он украинец и работает барменом в местном высокоэтажном отеле. В Норвегии сложилось ощущение, что местные носят все бороды, которые только можно представить.

Там есть люди, которые усы длиной ниже подбородка завязывают в косичку, и они не воспринимают это как какое-то украшение.

Для них это близко исторически. Вспомним викингов, которые постоянно носили бороды, и вся эта фантазия на норвежцах смотрится органично и адекватно. Они не против экспериментов и с прическами. Поначалу я думал, что это из-за достатка, а потом уяснил, что нет, они просто сами по себе такие люди, которые готовы пробовать что-то новое.

Норвежские бородачи больше времени уделяют своему внешнему виду. Один из клиентов мне как-то сказал, что у него есть дневной и ночной кремы для лица. Для них нормально иметь специальный тример и убирать волосы из носа, а у нас даже наличие у мужчины увлажняющего крема у кого-то может вызвать странные вопросы. Кроме того, если ты сделал себе красивую бороду, то у нас это сразу почему-то связывают с тем, что парень хочет понравиться девушке или собирается идти на свидание. Там все иначе. Многие делают бороду просто потому, чтобы нравиться себе. Они спокойные, удовлетворенные жизнью и знают, чего хотят.

В Норвегии я проработал не так уж много — всего месяц. В местном органе по миграции мне сказали, что мой сертификат об обучении не подходит, нужен диплом европейского образца. У меня прямо сейчас еще одно предложение из норвежского города Берген, но пока я не знаю, как решить эти юридические вопросы. Если смогу, то с радостью поработаю в Норвегии еще.

Подытоживая сказанное, хочу отметить, что нам — белорусам и русским — нужно доверять и давать парикмахеру больше свободы. Ведь вы приходите к специалисту, который посвятил своему делу огромное количество часов. А у нас считают: мол, моя голова особенная, и никто лучше, чем я, не скажет, что с ней делать. На мой взгляд, когда сам мастер будет руководить процессом, все поменяется в лучшую сторону. У нас появится больше интересных стрижек и индивидуальностей.

Черная пятница в Каталоге

для прически, длина стрижки: 0.7–21 мм, питание от аккумулятора, автономная работа: 2 часа
для прически, длина стрижки: 0.5–21 мм, питание от сети/от аккумулятора, автономная работа: 1 час, не требует смазки
роторная, сухое и влажное (с пеной) бритье, питание от АКБ, 1 час автономной работы

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Тарас Щирый. Фото: Максим Малиновский
Без комментариев