«Наверное, выживем, но это не точно». Что происходит на тусовочных улицах Минска, где не боятся коронавируса

19 октября 2021 в 8:00
Автор: Ольга Прокопьева. Фото: Максим Малиновский

«Наверное, выживем, но это не точно». Что происходит на тусовочных улицах Минска, где не боятся коронавируса

«Ковид? Нет», — смеется человек у барной стойки, как будто я предлагаю ему что-то запрещенное. На каждого человека здесь приходится пространство, которое он может обозначить своими локтями. Дистанцию с высоты своих каблуков соблюдают разве что танцовщицы, чьи лодыжки проносятся у наших лиц. Остальные на радость коронавирусу слились в тугой пятничный поток человеческих тел, музыки и алкоголя. Посмотрели на самую бесстрашную часть Минска.

Два года назад мы не знали ничего о коронавирусе, масках (кто-то не знает и сейчас) и прочих штуках. Тусовочный центр Минска хоронили уже не раз, в соболезнованиях мелькало что-то про ковид и «сложную ситуацию». Но на месте закрытых заведений реинкарнировались молодые и дерзкие — вместе с не менее молодыми и не менее дерзкими гостями.

Так устроено, что пока одним в больницах не хватает кислорода, то другим — веселья. Идем по маршруту вторых (трюк выполнен не каскадерами, но на всякий случай: это не призыв к действию, чтобы оказаться на месте первых).

Около одиннадцати вечера Революционную населяют инстадевочки и мальчики, которые уже не совсем из категории «инста». Рассыпаются по заведениям. Кажется, что людей все же меньше, чем было тех же два года назад.

— Да здесь же не опаснее, чем в метро в час пик! Вот людей без масок уже начали штрафовать, — цитируют нам очередную городскую легенду. — Подойдут и сфотографируют, а ты без маски — и все, штраф, не отвертишься, твое фото там есть. 870 рублей!

В Красном дворике достаточно много людей меломанят на улице под приятные звуки. Площадка перед музыкантами утрамбовывается людьми.

Внутрь они не спешат, хотя выглядит все так, будто в «Синей козе» посадочные места растащили друг от друга по коронавирусному фэншуй.

Впрочем, мы сегодня больше не о заведениях, о людях. Между тусовочными улицами барражирует военный психолог Андрей. Ну или не совсем военный и не совсем психолог, но кто мы такие, чтобы сомневаться.

У него свой фэншуй и своя дивная организация нового коронавирусного мира. Так вот: COVID-19 придумали «они». Кто именно, некогда объяснять.

— Люди с первой группой крови не болеют! Не могут заразиться, — убеждает Андрей меня и чуточку себя.

С этим знанием и группой крови, отличной от первой, попадаем на Зыбицкую. Есть люди, которые считают ковид опасным, есть те, кто это отрицает, и есть люди из аккуратных очередей в заведения. Про вирус знают, все понимают. Но зачем-то хотят дать ему шанс.

— Сегодня много людей, а две недели назад очередь прямо на улицу выходила. Нет, это было не открытие, просто тоже пятница и тоже вечер, — объясняет парень извивающуюся очередь в «Белом наливе». — Здесь очень вкусные устрицы и сидр, нигде таких нет. Они еще и цену хорошую поставили. А то, что здесь много людей… Видимо, они по этой же причине пришли.

Напираем на жуть в красных зонах больниц и прочие коронавирусные ужасы. Пугаем изощренно и настойчиво. Встречаем согласие.

— Реально сейчас очень много случаев. Я переболел, сестра, мама — все в легкой форме. А вот бабушку с дедушкой в больницу забирали… Бабушка вторая тоже заболела, дядя с тетей сейчас. Я водил бабушку в больницу. Ну реально очень много больных. Человек 30 за час поступает.

— Легко переболел из-за прививки?

— Нет. Я жду Pfizer. Или AstraZeneca. Их обещали. Но 100 тыс. доз на 10-миллионную Беларусь… А учитывая, что надо две дозы, то 50 тыс. привьется. Надежда сделать такую прививку есть.

Пока же ситуация следующая:

— Две недели назад были в клубе. Там реально дофига людей — и все без масок. Возле сцены толпа!

Не надо думать о плохом, надо думать о хорошем! Да никто не знает, где больше риска, везде опасно. Оно есть везде.

Почему-то многие до сих пор называют коронавирус «оно». Как в фильме ужасов, только на тусовочных улицах мало кто боится.

— Просто не надо париться. Почему я без маски? Ну порвалась. Я тут сидел, ел, пил, я же не буду в маске? — задумывается парень, хотя довольно быстро находит альтернативу: — Можно сделать буферную зону из двух масок. Или купол двойной…

Скольким людям на этом фото нужна хотя бы простая маска, смотрите сами.

Что обо всем этом думают люди по ту сторону стойки? «Без масок не обслуживаем» — самый частый ответ. На втором месте — «Видели какие штрафы? Размером со слона, есть постановление».

Разрушители легенд требовали проверить, закрывают ли на самом деле заведения из-за непривитых сотрудников. Внезапно, как это обычно бывает, кто-то назвал цифру в 80% — как будто именно столько персонала в каждом кафе должны быть привиты, иначе закроют фобошные, бургерные и вот это вот все. Люди из общепита отрицают: прививок у них никто не требовал. Да и они сами не очень-то хотят колоться.

В аппендиксе Интернациональной потоки людей стекаются в «Чернила». Возможно, так выглядит бар из кошмаров врачей красной зоны.

В зоне безмасочного режима надрываются Шакира, Дженнифер Лопес и зачем-то Агутин, тусовщики ликуют и опустошают бар. На рейве вдруг материализуется «военный психолог» Андрей, потом так же внезапно исчезает.

Лысый парень у стойки реагирует на коронавирус стойко: «Наверное, выживем, но это не точно». Его спутница сначала заинтересованно наклоняется, услышав про коронавирус, улыбается и уносится в отплясывающую толпу.

Возле всего этого движа на улице спокойно стоит Евгений.

— Я стоматолог, работаю с людьми, поэтому не боюсь. Да, сейчас все очень плохо с ковидом. Об этом у нас не говорят. Так принято — о многом не говорить. Но все очень плохо.

Каждый выбирает для себя: кто-то живет ограничениями, кто-то нет. Все все знают. Но если они выбирают этот стиль жизнь, значит, они готовы за него отвечать.

Не болел, хотя много раз мог заболеть, лечил людей с коронавирусом. Конечно, в маске работаю. Буду болеть — буду лечиться. Я к этому отношусь не так волнительно. Жизнь продолжается, ее надо жить.

Меня заставляли, но я не привился. Я взрослый мальчик, сам принимаю решения в своей жизни. Я принял позицию расслабиться и жить. Ковид никуда не денется, он с нами навсегда. Вряд ли в таком жестком варианте, наверное, нет.

Жил в одной квартире с человеком, который болел ковидом, и не заразился. Я не боюсь ковида, сколько можно бояться?

Еще пару баров почти без людей или с пространством, не упакованным людьми под самое горлышко. В «Бутлегере» сидит красивая Алеся с красивой маской. Ну хоть кто-то! Говорим все про то же.

— Когда ввели обязательное ношение с 9 октября, я удивилась, что в метро фоткали людей без масок. Но ведь и раньше было обязательное ношение, а сейчас прям обязательное-обязательное? Просто всем было все равно.

Люди и сейчас расслаблены. Только на кассе, когда продавцы говорят, что не могут пробить покупки без маски, люди достают одноразовую маску, которой уже полтора года: «Ну ла-а-адно». В кино, театрах есть специальная рассадка, но кто там особо соблюдает правила? Люди заплатили за билеты и думают: «Так, нас тут будут еще четвертовать из-за масок? Нет, спасибо».

До четвертой волны коронавируса Алеся работала в общепите, которому здорово досталось из-за зловредного вируса.

— Каждый раз, когда объявляют о новой волне коронавируса, людей в заведениях становится меньше. Летом количество гостей еще плюс-минус на одной планке, а сейчас снова становится меньше. Для общепита период до коронавируса и сейчас не сравнить вообще, там совершенно разные вещи. Из-за коронавируса упали чаевые, а это основной доход для сотрудников.

Много заведений закрылось, тем, кто пережил, повезло. Плюс политическая ситуация наложилась. Заведения закрываются, а работники все равно остаются. Когда они массово искали работу, было жестко. Я ушла перед четвертой волной. Учусь в университете, поэтому для меня не стояла остро проблема найти работу.

А в универе к маскам все относятся так: главное, чтобы верхушка видела, что нет нарушений, а вообще всем все равно. В университете практически никто в масках не ходит, кроме преподавателей — потому что на них действуют сверху. А на студентов в принципе как ты повлияешь? — рассуждает Алеся.

Да и не только на студентов, чего уж там.

— Если у кого-то близкий родственник умирает, тогда носят маски. Но потом спустя время снова все забывается. Пока сам не перележишь в больнице, ты относишься, мягко говоря, максимально безразлично.

Во время первой волны все время проверяли: так, где мои маска, антисептик, надо быть во всеоружии. Большинство теперь относятся так: ну заболею и заболею.

Можно было бы неистово отрицать, но вечер пятницы старательно подтверждает эту теорию. Едва коснувшись дверной ручки бара, люди отрывают от подбородка маски и изо всех сил изображают допандемийную жизнь. Если в таком поведении и есть риски, то здесь они неизвестны.

Сергей тусуется в Glass Bar, болел коронавирусом и как будто немного в восторге.

— Самое прикольное — то, что, когда с утра идешь пить кофе, понимаешь, что ты пьешь теплую воду. Весь кайф от кофе — в его аромате. А ты его не слышишь. И ты такой: черт, что это? Но это было прикольно.

Сергей как будто считает коронавирус не багом, а фичей. Как будто ты прошел еще один уровень в компьютерной игре.

— Куча людей без масок, замкнутое пространство. Не боишься второй раз заболеть?

— Боюсь! Но знаешь, опасность притягивает. Все неизвестное притягивает. Я рассуждаю как Сергей Есенин: если этому суждено случиться, то оно произойдет.

Идейные ковид-диссиденты в этом месте могли бы аплодировать, врачи — рыдать. Есенина просто выносим за скобки и уходим в ночь.

Покупайте кофе выгодно в Каталоге Onlíner

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Ольга Прокопьева. Фото: Максим Малиновский
Без комментариев