24 августа 2021 в 7:50
Автор: Артем Беговский. Фото: vk.com, архив героя; архив Onliner

Белорус, который снимал клипы для Моргенштерна и Kizaru, рассказал о сексе на съемочной площадке, бутафорских деньгах и арендованных машинах

Женя родом из Слонима. Он не впервые становится героем наших публикаций. Под псевдонимом мамэтотолькодляфото он известен как фотограф и клипмейкер, снимал клипы и делал фото исполнителям такого калибра, как Моргенштерн, ЛСП, Kizaru, OG Buda, Obladaet, Lil Krystalll, Big Baby Tape, и многих других. Попутно Женя создает свою линию одежды — сперва были худи, теперь руки дошли до кроссовок. По его словам, коронавирусный год стал для него наиболее продуктивным, и это несмотря на то, что он сменил беготню с камерой по концертам на громкоговоритель и съемочную площадку. Мы поговорили с ним о закулисье шоу-бизнеса, клипмейкерстве, бутафорских деньгах, арендованных автомобилях и планах на будущее.


Вся карьера запустилась в пандемию

Последние 7 лет жил в Варшаве, но все поменялось летом 2020  с приходом коронавируса. В Польше стали появляться проблемы в плане изоляции, закрывались торговые центры, кафе, рестораны, клубы — такое апокалиптичное настроение. Глядя на все это, я понял, что в Европе ограничения более жесткие, чем в Беларуси и России, и решил двигаться в сторону СНГ. Воспользовался суматохой, так как в это время у всех исполнителей урезались бюджеты, а съемки клипов либо переносились, либо отменялись, а иногда и вовсе происходили через Zoom. Но все это было далеко от создания нормальных видосов и не отвечало нормам времени, как это должно было быть. Мы же научились работать с низкими бюджетами, а наши клипы получались все такими же крутыми и креативными. Этот подход и заинтересовал большое количество артистов.

В языковом плане мне роднее русская индустрия, культура и музыка. Рэп-сцена в СНГ намного бодрее, чем то, что есть в Европе, к тому же все это вращается вокруг одного города. Первой остановкой был Минск — там мы сняли с ЛСП клип «Мамонтенок», который, по сути, был открывающим клипом альбома. Затем я рванул в Россию.

Скриншот из клипа «Мамонтенок». https://www.youtube.com/watch?v=JQXoVfW3z6E

Вилка бюджетов на клипы — от $3000 до $30 000. Обычно со стороны людям кажется, что мы получаем какие-то нереальные деньги, но, если посмотреть статьи расходов на создание клипа, становится понятно, что это далеко не так. Бо́льшую часть съедают аренда, локации, съемочная техника, освещение и гонорары команды (помимо режиссера и оператора, есть еще осветители, стилисты, продюсеры, менеджеры). О зарплате говорить не хочу. Квартиры в Москве или Минске у меня нет — просто потому, что я не хочу привязываться к одному месту.

Хороший клип должен раскрывать артиста

Самое главное, чтобы клип раскрывал артиста, чтобы он сочетался с треком. Сейчас по просмотрам клипы уже не оценивают, артисты делают так, как чувствуют, поскольку искренность отбивается намного лучше. Сюжет очень сильно зависит от артиста и трека: если с ЛСП я понимал, что ничем, кроме крутой истории, раскрыть его было нельзя, то с Моргенштерном мы снимали атмосферу классного отдыха, кайфа и чила.

Сегодня клипы воспринимаются как продукт индустрии, то есть в этом нет ничего удивительного, трудно показать что-то новое. Как это обычно бывает: приходит артист с деньгами, ограниченным временем и конкретным запросом — мы делаем это круто, но раскрываем в этой вселенной историю артиста. А вот с помощью фильмов, одежды мы стараемся развивать собственную вселенную.

Нет такого, чтобы я прямо ставил цель поработать с определенным артистом. Судьба сводит по-разному: с кем-то — на вечеринках, бывает, выйдешь по делам, а вернешься уже с новыми проектами. За это я и люблю Москву. Недавно познакомился с Бастой — а я же вырос на его музыке, он легенда. И мы сидим на «Газгольдере», я вижу этот кабинет, который засветился в куче разных клипов, фильмов, принес миллион контента, и передо мной сидит человек, который все этот создал, и говорит: «Блин, что-то жаркая погода, я так задолбался». Как будто ты к родственнику в гости приехал.

Но есть и другие артисты. Очень много персонажей, которые паразитируют на музыке, на культуре, которые делают чисто коммерческий продукт, не вкладывая в него ничего, кроме желания на этом заработать. И одно дело, если это люди из поп-среды — окей, может быть, но в рэпе я такого не терплю. Клип «Москва» от Тимати и Гуфа — если бы мне, условно, предложили снять клип и скинули этот трек, я бы, естественно, отказался. Мне кажется, что люди, которые снимали это, даже не слышали трек, просто им сказали: «Снимите, как мы выходим на крышу», — а по поводу того, что кто-то может запятнать свое имя из-за участия в таком проекте, никто не заморачивается.

Секс на съемочной площадке — конечно, это случается

По поводу девушек в клипах. Иногда это фанатки. Помню, Алишер кинул клич в Instagram: мол, кто хочет засветиться в клипе, пишите. И желающих было настолько много — тысячи, тысячи людей, которые сыпались каждую секунду. Я цеплял случайные аккаунты и отдавал их дальше. А так обычно в клипах снимаются модели или подруги исполнителей.

Сексом на площадке, я, конечно, не занимался. У меня есть девушка, и я профессионально подхожу к своей работе. Но другие — конечно, да. Yung Trappa — такой специфичный артист, который незадолго до съемок из тюрьмы вышел, — именно он открыл жанр трэп-музыки в России, и в этом направлении двигаются сейчас все. Так вот, в одной из локаций для клипа Family был отель, и в этом отеле Yung Trappa хорошо провел время в компании девочек, все остались довольны.

Деньги, даже если артист может позволить себе разбрасывать их по площадке, берут бутафорские — ну а зачем настоящие? Потом собирать их, да и мало ли залетят под диван какой, потеряются. Поэтому тут они как художественный элемент, обычно во всех клипах деньги такие. Автомобили тоже чаще арендуют. Помню, мы искали Mercedes McLaren. Нашли один в Питере, он был на летней резине, а на улице зима стояла. Но нам его привезли, хотя условия были максимально небезопасные, а через полгода Морген уже купил себе такую же модель, так он ему понравился. Я езжу на такси, не хочу привязываться к материальным вещам.

Зависть, понты, «брат за брата» и мнение мамы

Артистам не завидую, не смотря на их материальное благополучие. Чувствую себя как Нео из «Матрицы» — помните, как там один персонаж сдал всех за кусок стейка, хотя понимал, что все это ненастоящее? Я вижу людей, которые кайфуют от материального, иногда сам попадаю в такие компании, понимаю их. Но я молодой пацан, очень кайфую, что вхож во все эти миры: одну неделю быть в Слониме, есть домашнюю еду, а через неделю уже снимать клип с Алишером, кататься на люксовых тачках и сидеть в самом дорогом отеле — и такие контрасты делают мою жизнь интересной. Именно контрасты. Неинтересно, когда можешь позволить себе все: это наскучит за месяц, как любимое блюдо, которое ешь каждый день. От популярности ребята скрываются кто как может: в балаклавах гуляют по улице, кто побогаче — ходят с охраной.

Большинство артистов, с которыми я работал, — простые и ровные ребята, без заморочек в общении. Но бывают люди, которые еще не особо известны, подписали первый контракт с лейблом, а уже ставят пальцы веером, выпячивают свою крутость. С ними работать тяжело.

Я общаюсь со многими рэперами, но не скажу, что это дружба, в рамках которой я могу позвонить в три часа ночи и сказать: «Братик, одолжи мне денег». Мы с ними общаемся в культурном поле, где ты со всеми знаком, но каждый день звонить друг другу тут не будут. Это скорее обмен опытом.

Мама — мой главный фанат. Она следит за всеми артистами, с которыми я работаю, по десять раз пересматривает мои работы. Изначально у нее, как и у многих, были вопросы к Алишеру: мол, у него дурное влияние, — но я объяснил ей, под каким углом на него смотреть, и она реально начала понимать, воспринимает его суперпозитивно. По факту этот человек показывает, что в России можно не стесняться говорить о том, чего ты хочешь, желания быть богатым, успешным. Появился психотерапевт, который помогает людям выгонять комплексы, причем бесплатно.

Одежда и кроссовки только для избранных

Не могу сказать, что у меня бренд. Есть собранная команда — Flame Generation, с которой мы делаем большинство визуальных проектов, с ними же и выпускаем ограниченную серию худи и кроссовок. В данный момент все крутится вокруг них. Делаем все в России, что в плане производства почти нереально, так как все в основном заказывают в Китае и лишь переклеивают ярлыки. Продали первые 10 пар. Продаем очень лимитированно, чтобы ажиотажа вокруг нашего товара было больше, чем самого товара. Постепенно подгоняем артистам, которые импонируют нашей команде.

Что касается планов на год-полтора, хочу начать переплетать клипы и одежду. В идеальном мире мой клип — это где я полностью отшиваю одежду, костюмы хотя бы для главного героя. Мне кажется, что на таком уровне клипы пока не делает никто.

Очень люблю Беларусь, хотелось бы, чтобы в будущем здесь появилась индустрия, в которой можно было бы работать, не уезжая из страны. А пока в Беларуси по факту есть только три артиста, с которыми можно работать, и с одним из них я уже делал клип.


Кстати, Женя снял два получасовых документальных фильма Backstage и Backstage II о том, как работает индустрия изнутри.

Пополняйте запасы стиральных порошков и капсул в Каталоге Onliner

машинная стирка, применение: для цветного белья
машинная стирка, применение: универсальное
машинная стирка, применение: для цветного белья, с кондиционером, бесфосфатное средство

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Артем Беговский. Фото: vk.com, архив героя; архив Onliner
Без комментариев