«Иногда надо окунуться в стыд с головой». Разбираемся с сексологом в сложном чувстве

19 июня 2021 в 8:00
Автор: Ольга Прокопьева. Фото: личный архив героя материала, improper.com

«Иногда надо окунуться в стыд с головой». Разбираемся с сексологом в сложном чувстве

Умирать от стыда — так себе чувство, а в отношениях и сексе — тем более. Это может случиться в жизни каждого (наверняка могло быть и в вашей). Можно ли назвать это чувство нормальным? Как быть со «стыдными моментами» в сексе? И кто страдает от этого больше — мужчины или женщины? Отбросив всякий стыд, идем с неловкими вопросами к сексологу и психотерапевту Василию Шевлякову.


— Откуда вообще у нас возникает стыд? Это «убийца» сексуальной жизни?

— На самом деле стыд — одно из очень ярких и противоречивых чувств, которые проявляются именно в ходе нашей социализации, то есть когда мы принимаем некоторые ограничения, накладываемые на нас социумом, обществом.

Естественно, это происходит еще в детстве, когда любая ваша попытка сделать то, что общество не приемлет, как раз вызывает то самое чувство, которое называется стыдом.

Получается, что стыд — это некий страх социального осуждения, отторжения и изоляции из-за нашей «неправильности» либо индивидуальности.

Если говорить о сексуальности и стыде, то с этим мы знакомимся в первую очередь через наших родителей, воспринимающих какие-то вопросы и вещи с некоторым чувством стыда. Когда дети видят это в родителях, они начинают перенимать их стратегию поведения.

В плане сексуальности чувство стыда связано именно с телесностью. Речь про возбуждение, обнаженность, какие-то функциональные естественные реакции, которые в обществе принято скрывать и которые считаются интимными.

В общем, стыд — это важная часть нашей социализации, определенная граница между ощущением собственной индивидуальности и некоторыми социальными нормами, которые нам предлагаются. Либо навязываются.

И возникает чувство стыда как некий триггер того, что мы как раз на этой границе.

— То есть стыдиться вполне естественно?

— Стыд — это естественная эмоция в том месте, где мы встречаемся с этими границами между собой и социумом и принимаем решение. Но стыд не очень хорошее чувство, если он нарушает нашу адаптацию в социуме либо знакомство и развитие с точки зрения индивидуальности.

— А как быть со стыдом в сексуальной жизни? Интимная жизнь только при выключенном свете — история из этой оперы?

— Думаю, что это момент не только стыда, но и некоторого страха — страха непринятия, страха отвержения в том, что касается собственного тела, своего предъявления сексуальности, сексуального возбуждения и влечения. И это некоторый навязанный страх, имеющий отношение к особенностям психосексуального развития, когда, например, родители чрезмерно закомплексованы или не имеют достаточно знаний в этой области, чтобы передать их ребенку. Либо считают неправильным любое проявление интимности и сексуальности.

Естественно, когда ребенок попадает в такую среду, он волей-неволей вынужден перенимать такие же стратегии поведения. И в мире, насыщенном информацией о сексуальности, эротизме, сексе, будут возникать очень сложные внутренние амбивалентные переживания.

Потому что с одной стороны мир говорит о том, что секс — это плохо и очень стыдно, а с другой — что туда надо идти, потому что все там.

Тогда и получается ситуация: умные налево, красивые направо, а ты хоть разорвись.

Вот, собственно, человека и разрывает чувство стыда. Оно становится очень токсичным, изматывающим, тревожным и ограничивает возможности социализации, саморазвития, взаимодействия с партнером. Но про секс я не говорю, там тогда в принципе все плохо.

— Как из этого выбраться? Если принуждать человека отбросить стыд в сексе, будет еще хуже?

— С этим и правда надо обращаться достаточно аккуратно и нежно. Есть вариант погружаться в эту тему медленно и осторожно, при достаточной степени поддержки — это социальные или психологические проекты.

Еще одна прекрасная среда — это отношения. Если попадется достаточно адекватный, вменяемый партнер, это тоже будет потихонечку продвигать человека в сторону ухода от токсичного стыда к исследованию своей сексуальности.

Наверное, самый простой и одновременно сложный способ как-то разбираться со стыдом и его последствиями — это не игнорировать и не избегать его.

Во-вторых, следует иметь некоторое понимание, что такое стыд. Что он появляется ввиду какого-то поступка или действия и является всего лишь обозначением той самой границы, где мы делаем выбор между своими желаниями и общественными правилами.

Если мы это понимаем, то любой стыд превращается в страх. Если со стыдом мы ничего не можем сделать, кроме как игнорировать или заглушить его, то страх — более понятное чувство. С ним мы рождаемся, живем и умираем.

Со страхом у нас больше возможностей общаться, мы меньше боимся его, чем стыда. Как бы странно это ни звучало.

В идеале свои страхи надо проверять.

Потому что в большинстве случаев они иррациональны и не имеют под собой реального факта отвержения либо негативного отношения общества к нашим поступкам.

— Как можно проверить?

— Сходить в него и посмотреть — как оно там, в этом стыде. Иногда надо окунуться в стыд с головой, но думаю, что самое аккуратное обращение с ним — это фантазии. Мы можем проверять, насколько комфортно либо некомфортно нам реализовывать те или иные желания.

В фантазии мы тоже будем встречаться с чувством стыда, но не с таким ярким, потому что это фантазии. С этой точки зрения фантазия помогает нам проверять, насколько мы будем устойчивыми в той или иной точке, где возможен стыд.

— Есть какой-то пример из практики?

— Например, когда пара делится своими сексуальными фантазиями. Ведь это правда может быть довольно стыдно: мало ли, что он/она подумает.

Вот как раз фантазии помогают подготовиться. Когда мы встретимся с этим в реальности, будет проще. Глаза боятся, а руки делают — со стыдом только так.

Это сложное чувство, поэтому важна поддержка, чтобы понимать свою нормальность: ты еще вменяемый или уже не совсем.

— Что делать, если поделиться своими стыдными переживаниями тоже стыдно?

— Само ожидание стыда иногда страшнее, чем его проживание. С этой точки зрения стыд нас, конечно, сильно ограничивает.

Но, как показывает практика, в последние годы люди все-таки начинают справляться со стыдом лучше, чем это было в самом начале существования постсоветского пространства. Тогда еще было много тех ограничений, которые остались с советских времен.

— Стыд в вопросах секса — это наше советское «наследство»?

— По большому счету да. Одно дело, когда социальные ограничения действительно корректные и адаптивные. Тогда стыд — это просто некоторая важная часть нахождения в социуме и соблюдения его правил.

Но когда эти ограничения настолько абсурдны и не соответствуют каким-то нормам, что просто без стыда существовать невозможно (что ни сделай, все стыдно), тогда, конечно, засада.

Все-таки в советское время стыд, я бы сказал, был важной частью вступления в сексуальные отношения. И это не очень хорошо. Потому что начинать отношения со стыда — это грустно. Вроде речь идет про что-то хорошее, а тут стыд.

— Кто больше подвержен стыду — женщины или мужчины? Они стыдятся одного и того же или все-таки разных вещей?

— Стыд — это универсальный механизм. Поэтому я думаю, что в плане частоты переживания стыда мужчины и женщины, в принципе, на равных. А вот ситуации, которые запускают стыд, у них могут немного отличаться.

У женщин стыд больше связан с понятием сексапильности, какой-то сексуальной активности. Мужчина чаще встречается со стыдом, связанным с какой-то феминностью, слабостью, которая теоретически вроде как ему не особо присуща.

— Если резюмировать: стыд — это не так уж и стыдно, если он не токсичен?

— Думаю, что стыд — это прекрасное чувство, которое подсвечивает нам места, где мы можем быть оригинальны, индивидуальны, двигаться к чему-то новому, подчас довольно волнительному и хорошему. С другой стороны, надо проверять, не вызовет ли наше движение туда негативной реакции у окружения.

Главное, не зависнуть в этом чувстве, чтобы оно не стало частью эмоционального фона.


Василий Шевляков — практикующий сексолог, врач, психотерапевт. Ведущий образовательных программ по сексологии и сексуальности. Окончил Белорусский государственный медицинский университет. Главный внештатный специалист по сексологии Минздрава Беларуси. Специализируется на вопросах патосексологии, гендерной сексологии, вопросах полоролевой и гендерной идентичности.

Есть что рассказать на тему отношений и любви? Напишите нам: nz@onliner.by.

Таблетки для посудомоечных машин — пополняйте запасы в Каталоге Onliner

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Ольга Прокопьева. Фото: личный архив героя материала, improper.com
Без комментариев