«Фристайл» так и не извинился, следствие постоянно продлевают. Как живет семья погибшей в аквапарке девушки

09 марта 2021 в 8:00
Автор: Дарья Спевак. Фото: Александр Ружечка

«Фристайл» так и не извинился, следствие постоянно продлевают. Как живет семья погибшей в аквапарке девушки

Комната 18-летней Ани Загорской осталась такой же, как и до ее смерти: начатая бутылка воды, упакованный подарок для подруги, незаконченная картина и ловец снов. Ее мама Марина постоянно заряжает телефон погибшей дочери и каждый месяц вносит абонплату. Почти четыре месяца спустя женщина не может принять, что ее Ани больше нет. «Я до сих пор ее жду», — глотая слезы, говорит она. Гладит фотографии дочки, обновляет цветы возле них и показывает стикер, на котором Аня написала свои планы. Одним из пунктов там был аквапарк, поход в который закончился для семьи Загорских несчастьем.

Эта трагедия произошла 14 ноября прошлого года. Аня со своим парнем Димой пошла отдыхать в аквапарк «Фристайл». У молодых людей была годовщина отношений. Девушка должна была ждать в бассейне, пока ее парень спустится с высокой горки, но пропала из виду.

«Потом уже мне охранник сказал, что она в воде подпрыгнула, тут, видимо, включился слив, ее засосало, и она ударилась. Скорее всего, она получила черепно-мозговую травму. И не смогла выбраться. Вся спина у нее потом была синяя. Там огромная гематома была,рассказывал в интервью Onliner Дима. — Мне сказали, что там буквально минута-две. Кто-то заметил, подозвал спасателя или охранника. И мужики начали ее тянуть. Я как раз пошел ее искать, не мог найти. Вижу: кого-то вытаскивают, вижу ее купальник. Я понял, что это она. Начал помогать вытаскивать. Мы вытащили Аню, подбежали медики, которые там работают. Начали делать непрямой массаж сердца и искусственное дыхание. Срочно вызвали реанимацию, она приехала через пять минут. Полчаса ее откачивали, потом еще пять минут, затем еще две минуты, до самого конца за нее боролись, но не смогли спасти…»

По словам очевидцев, все случилось возле этой горки (место отмечено белым овалом)

«Самое страшное, что люди продолжали купаться недалеко от этого места»

Мама Ани Марина Загорская вспоминает ту роковую субботу. Она рассказывает, что утром ее дочка собиралась в колледж, оттуда — в аквапарк, чтобы отметить годовщину со дня знакомства с парнем. Позже — после смерти дочери — ее мама нашла записки с планами, где также был поход в аквапарк.

— Она говорила: «Хочу, чтобы этот день запомнился навсегда». Дима ни разу не был в аквапарке, а моя знакомая работает во «Фристайле» — она дала им льготные билеты для работников. Это было давно спланировано. Накануне, 13 ноября, Аня была без настроения, не знала, пойдут ли они плавать. Но утром взяла с собой все вещи и поехала в колледж, а оттуда — в аквапарк, — вспоминает Марина.

До этого Аня дважды ходила во «Фристайл» с мамой — им очень понравилось. 14 ноября девушка приехала в аквапарк в полчетвертого вечера.

— Я была на работе и очень переживала, как она доедет, ведь в городе проходили митинги. Но дочка позвонила в полтретьего и сказала, что уже на месте и встретилась с Димой. Потом она увидела мою знакомую из аквапарка и сказала: «О, уже тетя Алеся идет!» — это последнее, что я слышала от дочери, — говорит мама девушки.

Примерно в полпятого Марина позвонила своей подруге спросить, как дела у детей. Молодые люди заказали в кафе еду, чтобы поесть после аквазоны, но не пришли за ней. Маме Ани это показалось странным, она набрала мужу и сказала, что ей это не нравится.

— На нашу дочь это не похоже, — включается в разговор глава семьи Геннадий. — Я успокаиваю Марину, а сам лежу и не понимаю, что со мной происходит. Я инвалид второй группы, 15 лет назад у меня отказало сердце, была клиническая смерть. После многих операций оклемался, но в этот момент у меня все отказывало. Думал, сердце откажет, и все. Давление меряю — нормальное, а сердце бьется, ритм сбивается…

Спустя минут 10—15 Марина набрала своей подруге. На том конце провода услышала о произошедшем и слова «Это твоя Аня». Семья Загорских, рассказывая об этом, еле пытается сдержать слезы, родители погибшей девушки какое-то время не могут говорить.

— Я не знаю, за сколько времени я долетел из дома в аквапарк… Туда не пускали посетителей, а у меня проверили документы. Самое страшное, что люди продолжали купаться недалеко от этого места… Я думал, у меня просто крышу сорвет. Были мысли «Они что, ждут еще одной жертвы?», «Им мало было одной?». Дети, родители — все купались, только дочки уже нет, — говорит Геннадий и не может сдержать слез. — Ничего не было оцеплено, жизнь продолжалась, лишь суетилась администрация, скорая делала свои дела. Только минут через 30 по громкоговорителю объявили: мол, сдавайте билеты, мы вернем вам деньги. Мне кажется, я разбил там половину стен. Все руки потом были сине-желтые.

Аквапарк извинился перед клиентами, а семья Загорских, чья дочь погибла во «Фристайле», звонков от администрации не получила.

— До сих пор никаких соболезнований или извинений от аквапарка — ничего, — рассказывает Марина.

«Следователь положил на эту решетку тонкое оргстекло — и при запуске его просто разорвало»

14 ноября на место ЧП сразу выехали врачи, милиция, следователи и судмедэксперты. В тот же день родители Ани отправились в РУВД, чтобы посмотреть изъятые записи с камер видеонаблюдения и понять, что случилось.

— Медики реанимировали дочку даже дольше, чем положено. Они боролись как могли. У моего ребенка вся спина была синяя, повреждены шейные позвонки (так сказали родственникам сотрудники скорой. —Прим. Onliner), она 8 минут была под водой — о нее мальчик споткнулся. Пятеро мужчин пытались оторвать ее от этой решетки. В день, когда все случилось, в Первомайском РУВД нам показывали видео произошедшего. Аня просто стояла и ждала Диму около бортика, там воды чуть выше пояса. Она постояла, поправила волосы, поводила рукой по водичке, потом ее чуть приподняло — и она ушла под воду. Там даже не было волны, ее сразу присосало. Потом видно, как Дима бегал повсюду и искал ее, — говорит мама Ани.

До сих пор достоверно не известно, как именно все произошло, однако, по одной из версий, девушка не смогла подняться на поверхность из-за тяги из сливной трубы бассейна. 19 ноября в СК заявили о возбуждении уголовного дела по части 2 статьи 338 УК («Выполнение работ либо оказание услуг, заведомо не отвечающих требованиям безопасности для жизни или здоровья потребителей, повлекших по неосторожности смерть человека»).

«В настоящее время следователями опрошены очевидцы и работники аквапарка, изучаются записи камер видеонаблюдения, изымается документация, регламентирующая работу объекта, а также документы о закупке и установке оборудования. Работа водного объекта, где произошла трагедия, по требованию Следственного комитета приостановлена»,сообщила в программе «Причины и следствие с Партоном и Гончаровой» официальный представитель Следственного комитета Юлия Гончарова.

Вскоре после трагедии в аквапарке проводился следственный эксперимент. О его результатах пока публично не сообщалось.

«Заинтересованным были направлены письма об обеспечении безопасных условий эксплуатации гидросистем, о соблюдении ряда эксплуатационных ограничений, а также о необходимости принятия дополнительных мер безопасности. После выполнения указанных требований Следственным комитетом сняты ограничения по функционированию комплекса. Расследование уголовного дела продолжается. Устанавливаются причины и условия, способствовавшие случившемуся. Назначено проведение ряда экспертных исследований, производство которых поручено специалистам ГКСЭ»,рассказывала Onliner официальный представитель УСК по городу Минску Екатерина Гарлинская.

Истории о сливных трубах, которые становятся причиной трагедий в бассейнах и аквапарках, появляются нередко. Ранее в беседе с Onliner бывший спасатель «Фристайла» объяснял, о каком сливе могла идти речь в данном случае.

«Глубина бассейна в аквазоне — всего метр двадцать. Внизу находятся трубы, они закрыты решеткой. Тяга там не очень сильная, мы часто к ним ныряли. Когда я работал, люди все время просили достать упавший на дно браслет, который дают при входе. Мы без проблем ныряли, подплывали к этим трубам. В случае, когда все работает нормально, переживать не о чем. А что в этот раз произошло, мне даже предположить сложно», — рассказал молодой человек.

Марина и Геннадий Загорские вспоминают, что сначала была создана следственная группа при УСК Первомайского района, потом дело передали в УСК по Минску.

— Нас пригласили к первому старшему следственной группы (всего их сменилось трое). Мы узнали, что он провел следственный эксперимент: положил на эту решетку прочные предметы, в том числе тонкое оргстекло — при запуске его просто разорвало. Это как будто эффект пылесоса: чем меньше пространство, тем больше тянет. Получается, дочка закрыла собой площадь — и все. А сейчас, говорят, прежние решетки поменяли на какие-то немецкие с прогибом, которые полностью закрыть телом невозможно. Первый начальник следственной группы рассказывал, что прежние решетки нестандартные и не должны были стоять возле затяжного устройства. Либо возле этого места нужно было поставить таблички, что находиться там запрещено, — говорит Геннадий. — Во время следствия нам говорили, что таких решеток в аквапарке восемь. Чуть не так стал к ней — и все, это просто игра на выживание.

Марина добавляет, что после следственного эксперимента выяснилось: единственный спасатель сидел в «слепой» зоне и просто не мог видеть Аню.

— У каждого посетителя должен быть браслет: если ты находишься под водой 40 секунд, он срабатывает как сигнализация. Но эти браслеты были отменены — выдавали обычные, рассказал нам следователь. Также он говорил, что штат спасателей был сокращен наполовину. У нас уже сменился третий начальник следственной группы, — рассказывают супруги Загорские. — Ладно, убрали браслеты… Но в каком веке мы живем? Неужели трудно купить программу, которая работает на движение? То есть нет человека на воде — пошел сигнал охранникам и спасателям, если их осталось так мало.

Потерпевшим пообещали: как только будут известны результаты предварительного расследования, их ознакомят со всеми документами. Но пока — спустя почти четыре месяца — ничего не готово.

— Я уже напрямую задаю вопрос следователям, говорю: такое ощущение, что вы ищете начальника, который будет угоден кому-то. Кажется, будто дело просто хотят закрыть: сроки расследования продлевали уже два раза. Мы ведь знаем, что данный вид спорта у нас курирует государство, — на эмоциях рассуждает Геннадий. Потерпевшим его признали только недавно.

На руках у семьи сейчас есть только уведомления о продлении срока предварительного следствия.

«Жизнь остановилась»

Аня была единственным ребенком в семье. Она училась в колледже на технолога, занималась рукоделием и рисовала. Девушка жила в квартире с мамой, папой и бабушкой — ее комната до сих пор не тронута.

— Она рисовала картину на каникулах, но не закончила, — сквозь слезы говорит Марина. — Все рукодельничала, делала ловцов снов — не знаю, правда, для кого. Это ее духи, копилка, игрушка ежик — ее так парень называл.

Женщина каждый день заходит в комнату своей дочери, обновляет цветы, пересматривает ее фотографии.

— С Димой у них были серьезные отношения. Через два года они хотели пожениться — Аня бы как раз окончила колледж и пошла работать. В этом году они собирались поехать в Питер. Мы с дочкой каждое лето куда-то ездили, всюду были вместе, — вспоминает она.

По словам Марины, она хочет верить в справедливое и открытое расследование, ведь «для чего-то это надо было».

— Жизнь остановилась, она была у нас единственная, — говорит мама Ани.

Если вы готовы поделиться своей историей, напишите на почту ds@onliner.by или в Telegram по нику @dashaspevak.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дарья Спевак. Фото: Александр Ружечка
Без комментариев