Рука колоть устала. Под Гомелем произвели слишком много шприцев и не могут остановиться

374
01 декабря 2020 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина

Рука колоть устала. Под Гомелем произвели слишком много шприцев и не могут остановиться

Если вам делают укол, то, скорее всего, гомельским шприцем. Они хорошие. Их производят на предприятии «Медпласт», которое одно может обеспечить всю Беларусь. А дай волю — и еще несколько стран. В этом и проблема. В какой-то момент шприцев стало слишком много, они вышли из-под контроля. Могут разорвать страну. Она не успевает подставлять необходимые части тела. Коробки и контейнеры заполняют пространство… Но и производство остановить нельзя: в нашей стране так не полагается, коллектив будет недоволен. Или можно? Похоже, в лесу под Гомелем созрел некоторый коллапс.

Оранжевая коробочка из детства

Каждому гомельскому ребенку в восьмидесятые полагалось иметь при себе оранжевую армейскую аптечку для хранения многочисленных драгоценностей. А лучше две. Эти пластмассовые коробки надлежало максимально сомнительными способами добывать на Заводе пластмассовых изделий. (Шприц-тюбики, как на картинке, внутри тоже имелись, но почему-то без «Промедола». Из них необходимо было пырскаться водой: ведь других игрушек тогда не существовало.)

Завод в те годы находился на улице Богдана Хмельницкого. Сейчас в его старом корпусе расположился магазин стройматериалов, а основная часть территории — неплохой заброс.

Производство давно перенесено на окраину города. Там теперь современное оборудование, совсем другая номенклатура и другое название — ОАО «Медпласт». Основная продукция — уже не коробки для зубного порошка да аптечки, а более технологичные штуки. Шприцы — в первую очередь. Строят еще цех: собираются выпускать вакуумные пробирки для забора крови.

Но не все просто.

«Как ощущения?»

В начале 2000-х, до обновления производства, покупатели шприцев обязательно уточняли в аптеках: «Не гомельские?» Старое оборудование и плохие комплектующие не позволяли давать нормальный продукт. Иглы иногда были тупыми (это довольно больно) и отваливались от пластмассовой части, поршни не всегда совпадали с цилиндром и травили, с дозировкой была беда…

Что теперь?

— Сейчас пришлю фотку, — говорит нам больничная медсестра Катя, когда мы интересуемся, какие шприцы в ее отделении. — Как-то не обращала внимания, чьего производства. Шприцы и шприцы, они всегда у нас одинаковые…

Разумеется, гомельские — «пятерки», «десятки», «двадцатки». Выпущены больше года назад, еще не потратили. Ну да, было бы странно встретить в родной больнице импортный шприц при живом «Медпласте» (хотя фактор цены на тендерах никто не отменял, но про это отдельный разговор).

— Вообще нет к ним вопросов, — сообщает Катя, которая способна колоть день и ночь, чем обычно и занимается. — Иглы нормальные, разметка четкая, поршень идет туго, но плавно. Я спрашиваю у больных: «Как ощущения?» — они не жалуются. А чтобы пропускал жидкость — я и не в курсе, что такое бывает.

Катя слишком молода и не помнит прежних времен. Она даже многоразовых шприцов, наверное, не видела.

«Оставьте директора!»

Недавно работники «Медпласта» написали председателю облисполкома: просим не убирать директора, он грамотный и достойный человек. То есть прознали, что собираются уволить. Как они заранее догадались о намерениях собственника, каким образом это прошение возникло и что там вообще за процессы в коллективе — теперь разное рассказывают, но доказать невозможно. Факт в том, что письмо подписала значительная часть персонала — 137 человек (всего в штате 220):

«…Как можно уволить человека, который не побоялся возглавить убыточное предприятие и за 8 лет сделал его лучшим в области? Хотелось бы отметить самые важные моменты:

  • мы стали получать достойные зарплаты, бонусы к праздникам, регулярные премии;
  • появились горячая вода и отопление, можно принять душ и помыть руки;
  • появился буфет, где вкусно и дешево кормят;
  • стали выдавать займы;
  • стали много участвовать в соревнованиях, общественной жизни;
  • оздоровление (каждую неделю бассейн, ежегодно путевки и очень многое другое для нашего блага)…»

Подписавшиеся особо отметили, что благодаря директору на предприятии сложилась «благоприятная, стабильная политическая обстановка». Самой важной заслугой считают запуск строительства нового цеха.

Понятно, что облисполком (формально) не должен решать такие вопросы: это не областная собственность. В Минске есть владелец, у которого свои кадровые соображения (потом мы о них спросим) и взгляды на проблемы менеджмента.

Покупателю шприца и особенно непосредственному получателю услуги плевать на «стабильную политическую обстановку в коллективе» и социальные гарантии. Они хотят, чтобы было дешево и не больно.

Тут уже не в директоре дело. ОАО «Медпласт» является дочерней компанией холдинга «Белресурсы». Фактически это госпредприятие, все акции принадлежат государству (нам). Похоже, что-то странное случилось с нашим замечательным производством.

А в чем, собственно, проблема? Катя же хвалит…

Пять месяцев на складе

Прежний директор на сегодня уже уволен. Поезд ушел, пиши хоть царю. Распространяться на эту тему не хочет, он привык быть «государственным человеком». И, как крепкий хозяйственник, наверное, надеется получить другую государственную работу.

На предприятии тоже воздержались от официального комментария: пока не назначен новый руководитель, никто не хочет подставляться. (А и когда назначат, тоже не факт, что кто-то захочет.)

Но это же наша собственность… Значит, узнаем сами. На заводе не воздержались от неофициального рассказа. Потому что хоть и страшно говорить, но за фирму обидно.

В эпоху вируса может показаться, что у производителей шприцев наступили плодотворные времена. Оказывается, наоборот.

— Медучреждения сейчас направляют средства в первую очередь на СИЗ, на все, что необходимо для лечения коронавируса,— объясняют на заводе. — Из-за эпидемии сильно уменьшилось количество плановых медицинских манипуляций, для которых как раз нужны шприцы. В первую волну у нас было особенно сильное падение спроса, с мая по июнь мы просели процентов на 20. Сейчас, во вторую волну, падение поменьше, но тоже чувствуется.

Поскольку производство не останавливается, а производительность современной линии и персонала в условиях благоприятной политической обстановки блестяща, все это откладывается на складах.

Называют остатки, эквивалентные пятимесячному объему производства.

Горшочек, не вари. Или вари

Расклад на заводе дают такой (как мы понимаем, это одна из точек зрения):

— Судя по запасам продукции, завод можно закрыть на несколько месяцев, всех отправить домой, притом что у нас сейчас идет строительство нового цеха, планируем производить там вакуумную пробирку для забора крови. На этот инвестпроект нужны деньги, предприятие не может позволить себе иметь такие замороженные средства. Фактически те кредиты, которые мы вынуждены брать, лежат сейчас на складе. А случилось это потому, что кто-то не сумел или не захотел… Точнее, наоборот: захотел проявить себя — показать, что производство работает во всю мощь. Уговоры придержать коней не помогли. Очень хотелось выполнить прогнозные показатели по физическому выпуску продукции. Вот и получили 500% на складе.

Противоположная столь же анонимная позиция, которую нам довелось услышать, основывается на похожих исходных данных: производство работает на склад. Но выводы получаются какие-то другие: предприятие прибыльно, выполняет все прогнозные показатели и вообще молодец… А если прекращать работу из-за отсутствия сбыта, так можно дойти до того, что надо будет закрыть производство и просто покупать более дешевые шприцы в России. Похоронить завод!

Чудна эта аналитика: один произносит «прогнозные показатели», будто это что-то плохое, другой — будто что-то хорошее и предрекает гибель хорошего производства от рук едва ли не хозяев…

Как бы то ни было, беда в том, что «Медпласт» слишком хорош. Если включить его на полную мощность, то потребности Беларуси он закроет на 140%. Тут сбыту расти некуда, конкурентам на нашем рынке и так осталось процента четыре (довольствуются в основном частными аптеками). Все больницы — под «Медпластом». Катя еще прошлогодние шприцы не потратила, хотя не покладает рук.

Раз внутри страны шприцы не помещаются, значит, надо экспортировать. И тут все сложно. Нормально конкурировать с россиянами на их поле у нас не получается: не позволяет наша себестоимость. Говорят, на востоке совсем другие объемы производства — соответственно, меньше удельные затраты, лучше цена. В Гомеле сетуют: еще, кроме гигантских объемов, там совсем другое отношение к качеству — не то что у нас, где все жестоко контролируется.

— Если мы в Беларуси продадим плохой шприц, по шапке получат тут все. В России к этому относятся проще. Конечно, наши шприцы лучше. Да, там есть и хорошие производители, но некоторые сами не особо скрывают: кривой цилиндр, неправильная шкала и течет. Но дешево. Хотите — покупайте.

Кстати, как получается так, что «Медпласт» вообще выигрывает внутренние тендеры, притом что в них имеют право участвовать те же россияне с их прекрасными ценами? На предприятии объясняют, что все же есть «рычаги». Например, если русские требуют предоплату, то гомельчане допускают серьезную отсрочку платежа. Скорость поставки повыше. Наверное, есть и другие кое-какие причины. Ну и качество все же сказывается.

В любом случае от владельцев предприятия прозвучало пожелание довести себестоимость шприца до уровня, позволяющего хоть как-то конкурировать в России и Украине. Как? Вопрос…

«Хотелки»

За счет чего это можно сделать? На заводе сегодня отвечают уклончиво: за счет внутренних «хотелок»… Какие конкретно «хотелки» можно отобрать у людей, которые подписали письмо? Сделать бассейн раз в месяц? Отключить душ? Прогнать садовника? Запретить мартини по утрам в буфете?

На предприятии верят, что новое руководство (которого еще толком нет) не станет отыгрываться на работниках. В то же время мы пока не встречали начальника, который бы вслух произнес: «Окей, отыграемся на людях».

Все же за счет чего тогда удешевлять? Итээровцы на заводе эту математику видят так:

— Затраты, связанные с основным производством, в основном постоянны: зарплата, сырье, энергия и так далее, — с этим ничего особо не сделаешь. Но есть так называемая «общехозяйственная деятельность» — вот она много тянет, и тут можно искать резервы.

Спрашиваешь, сколько в стоимости шприца приходится на «садовника и мартини», — уверяют, что около половины! При этом если удастся сократить себестоимость хотя бы на 20%, тогда, может, и стоит пробовать двигать россиян.

Другое желание управляющей компании — разобраться с остатками. И вообще, планируя объемы производства, поглядывать на потребность.

Куба нам поможет

О том, что происходит в Гомеле, мы спросили заместителя гендиректора ОАО «Белресурсы» (100% акций в республиканской собственности) Сергея Гурко. Как мы помним, ОАО «Гомельпласт» входит в состав этого холдинга, а Гурко является председателем наблюдательного совета предприятия.

Оказывается, на днях начали освобождать склад: управляющей компании удалось продать шприцы на Кубу. Причем не часть, а все! По какой цене? Почему этого не удавалось сделать раньше? Вопросы важные, но ответы хорошо вписывается в «коммерческую тайну». Хватило бы той Кубы для наших мощностей.

— Производство останавливать или сокращать не планируем, все в рабочем режиме, — говорит Сергей Гурко. — А что касается себестоимости продукции, то этот вопрос на предприятии обсуждается уже несколько лет. Только практических мер мало принималось. Одни и те же изделия выпускались годами, ничего не делалось для расширения ассортимента, третий квартал завод вообще работал в убыток… За счет чего снижать себестоимость? Это общеизвестные вещи: оптимизация, повышение производительности… Да, если смотреть только на шприц, то повышать особо некуда. Но литьевая машина универсальна, она может делать что угодно.


Итак, опасения о плавном «похоронении» производства прозвучали. Уверения в обратном — тоже. Теперь надо наблюдать, какой вариант исполнится.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина