0
22 сентября 2020 в 8:00
Автор: Татьяна Ошуркевич. Фото: Александр Ружечка

«Нам сказали: отличников обязаны отправить по госзаявке». Хотела быть ученым, уехала по распределению учительницей в деревню

За турникетом на входе в школьный двор стоит девушка — молодая, красивая, перспективная. Она похожа на школьницу: одной рукой придерживает рюкзак, второй перебирает край зеленой кофточки, поправляет круглые очки и смотрит вдаль. Замечает наше движение, выходит на аллею в парк. И вот я пытаюсь поздороваться, кричу: «Мы вас тут еле нашли!» А местный петух встречает городской говор нескрываемым возмущением: «Девочки, вы кто?» Похоже, удивляется Алениной юности, которую ветром распределения занесло в умирающую деревню на несколько сотен человек. Перспективы для этой местности — почти вражеское слово. Но Алена оказалась здесь. В душе и по диплому она ученый, по решению Минобразования — учитель. Щепотка юношеских эмоций, ложечка разочарований, килограмм стремлений и надежд — в рецепте белорусской молодости распределенца.

Итак, начнем с краткого дискурса. Когда ты беззаботный студент-бюджетник, все универские годы можешь не загоняться о будущем и на радость родителям думать только об учебе. Но потом наступает последний курс: слово «распред» маячит на горизонте, собирается войти в твою жизнь минимум на два года и дерзит не отпустить.

Взрослая рутина принесла сюрприз и Алене: привезла в деревню Миловиды Барановичского района, где количество жителей в лучшем случае доходит до 800. Из развлечений в ней — местный клуб, где проводят все идеологически правильные и не очень мероприятия. Еще есть отделение банка — там можно открыть счет. Ну, вот и все. Молодежь, тебя здесь особо не ждут, но раз приехала…

— Я родилась и выросла в Бресте — абсолютно городской ребенок. И когда я появилась в Миловидах впервые, просто расплакалась. Снять жилье реально только в Барановичах. А чтобы доехать от них до Миловидов, нужно вставать в 5:40 утра. Билет на автобус в одну сторону стоит 3 рубля. Посчитайте, сколько денег уходит на транспорт в месяц… Конечно, здесь и школа хорошая, и коллектив замечательный — меня все поддерживают. Вопросы есть только к университету. Я всегда хотела заниматься наукой или работать на производстве, преподавать никогда не планировала. Мой вопрос: почему я нахожусь здесь? — грустно улыбается Алена и ведет нас в двор непривычно большой для деревни школы.

Здесь мы и начинаем разговор.

Гнев, торг, принятие, «распред»

В красивом двухэтажном здании, по словам молодой учительницы, есть все для учебного процесса. Все 52 ученика знают друг друга по именам, общаются семьями и живут одним большим домом.

— В этих непривычных условиях я оказалась неожиданно. Я сама из Бреста, поступала в БрГУ имени Пушкина на биолога: меня интересовали научная сфера и производство. Училась неплохо, была впереди большой части людей. А вот перед самим распределением мне стало интересно ознакомиться с предложениями университета. Как оказалось, Миловиды — это лучшее, на что я могла надеяться, — начинает рассказывать Алена.

Вообще, в планах девушки была работа лаборантом или технологом на предприятии. Однажды такое предложение приплыло к студентам прямо в руки: с презентацией на факультет приехал частный завод. Рассказали: мол, все у нас хорошо — приходите на распределение. И это, по словам Алены, был реальный шанс зацепиться за что-то годное.

— Наши отличники послушали и поверили. А потом декан сказал: никто на завод не пойдет, особенно отличники — их обязаны распределить по госзаявке, — разводит руками девушка. — Понимаете, чтобы получить хорошие отметки, тебе нужно впахивать. А в результате тебя в лучшем случае отправят куда-то сюда. Ну что мне было делать? Я смирилась.

Первоначально я должна была уехать в Перховичи. Месяц морально готовилась к переезду. А в последний момент мне сказали, что я еду в Миловиды. Ну, я набрала директору школы, спросила, а как там вообще с жизнью. Мне ответили, что жилья от работы не будет. Дорогу, конечно, не оплачивают. Ясно, сюда я ехала на нервах, — дополняет свой рассказ Алена. — А еще никто мне не сообщил, что школа белорусскоязычная. Понимаете, на этом языке я говорю очень плохо. Так вот после этой новости я просто расплакалась.

Собираться с силами пришлось долго, но Алена смогла. Села в автобус, приехала в деревню. Первые впечатления были смешанные: «Смешно от того, что все было так абсурдно».

— Ладно, я вышла на остановке. Смотрю: тишь, благодать, какое-то поле. И чтобы найти школу, мне пришлось через него переходить. Я подумала: ну вот, весело!

Девушка говорит, ей повезло хотя бы в том, что в коллективе приняли тепло и ласково. Поняли трудности молодой жизни и поддержали: «Все будет хорошо».

600 рублей, квартира в Барановичах, подъем в 5:40 утра

И как это обычно бывает, «хорошо» случится, но позже и по своему плану.

— Я была спокойна до того момента, как начала искать жилье. Оказалось, ближайший вариант найти квартиру был в Барановичах. Ну оглянитесь: здесь есть только деревянные домики, никто из местных не думает о том, чтобы сдавать комнату. Повезло, в Барановичах я нашла квартиру за $80. Пока не знаю, какой будет зарплата. Предполагаю, что в районе 600 рублей. Получается, половину денег я буду отдавать на жилье, 300 рублей останется на себя, — улыбается Алена.

Молодая учительница-ученый пока не знает, как она будет распределять деньги. Говорит, денежной части «на свои нужды» ей хватит только на базовые потребности: поесть, купить средства гигиены — да и все. Окей, а как она думает жить?

— Знаю, что у предыдущего молодого специалиста на моем месте иногда выходило по 700—800 рублей — это при условии, что она брала на себя дополнительную нагрузку. Я буду стараться существовать на свои деньги. Если все будет совсем критично, помогут родители, — объясняет девушка.

В школе уже давно закончились уроки, поэтому нас, как незнакомых гостей, вежливо просят удалиться со двора. Мы выходим из калитки, слушаем пение деревенских птиц и думаем, где нам продолжить разговор. В общем, решаем отвезти Алену в Барановичи и продолжить донимать ее вопросами. Кстати, о дороге.

— Много времени уходит, чтобы добраться сюда из Барановичей?

— Очень. Иногда меня подбрасывает преподаватель, которая работает в соседней деревне. Еще есть вариант ездить со знакомым лесником. Но в таком графике есть проблемы. Я заезжаю за час до занятий, еще полтора часа жду человека после работы. Каждый вечер ищу людей, которые смогут меня подвезти, — смеется Алена.

Сегодня такими людьми оказались мы.

О проблемах, акулах и бенефитах молодого специалиста

Мы едем и говорим о первых рабочих трудностях. Алена признается, что сперва ей было сложно разбираться в белорусскоязычной терминологии. А еще голова болела по поводу отметок: как объективно оценить знания ученика?

— Оценивание — это адаптивная вещь, она зависит от среды. Вот отвечает тебе ребенок — а ты не знаешь, насколько это для него хорошо. Сейчас я потихоньку начинаю к такой системе приспосабливаться: учитываю среду, уровень учеников в целом, их прошлые отметки. Самого преподавания я как-то и не боялась, — улыбается Алена.

Говорит, первое, что ее удивило, — это отношение коллектива. В школе ее приняли очень хорошо.

— Это важно, потому что, если ты новичок, вникнуть в процесс образования очень тяжело, порог вхождения высокий. С этим мне повезло, я хорошо училась по химии и биологии, поэтому сейчас просто читаю тему и сразу могу ее объяснить, — добавляет Алена. — Но ведь, кроме этого, я должна готовиться к уроку и заполнять журналы. Если на тебе висит классное руководство, это сплошная морока. В общем, это вся та бюрократия, которой вынуждены заниматься учителя.

По словам Алены, пока она четко выделяет один минус в своей работе: ей тяжело вести курс биологии и химии во всех классах.

— Если вспомнить городскую школу, там все классы поделены по буквам. Учителю нужно запомнить определенную информацию — и рассказать ее всем. А в деревне такого деления просто нет, приходится писать планы на все уроки и держать в голове огромное количество материала.

Узнаем об Алене как об учительнице немного больше. Оказывается, она вполне себе строгий преподаватель, с которым дети особо не пошутят. Девушка говорит, такая модель поведения объяснима: к ученикам из деревни нужны другие подходы.

— Городские ребята — это акулы. Им важно все уточнять и спрашивать, искать связь между вещами, требовать от учителя объяснений. Если он чего-то не понимает, его просто «сожрут». В деревне детям в большинстве своем на все по барабану — они были бы счастливы ничем не заниматься. Но я им такой халявы не даю: объясняю материал так, чтобы понял даже пень, — объясняет Алена. — Просто в деревне люди в большинстве своем занимаются домашним хозяйством. Их дети просто не знают, как устроена современная жизнь. Вот у меня есть очень хорошая ученица. Она собирается стать учителем младших классов — в деревне эта профессия считается перспективной. Почему? Просто альтернатива этому — быть продавщицей, дояркой или копаться в огороде.

Алена рассказывает, что она спрашивает у каждого ребенка, чем тому нравится заниматься. Старается объяснить, как можно реализоваться в современном мире. Иногда эти попытки себя не оправдывают, но учительница не грустит. Она старается не зацикливаться на негативе, а рассказывает, как ее приятно удивляет местное население.

— Здесь все по-свойски. Все знают, кто как живет, чем занимается, что из себя представляет. Сначала для меня это было просто удивительно, а теперь я понимаю, что чуть ли не все дети в школе приходятся друг другу братьями-сестрами. Из таких родственных связей соткана вся школа.

Спрашиваем Алену, что у нее по свободному времени — как отдыхать в месте, где развлечений почти нет?

— Ну, сразу после работы я еду в Барановичи. Готовлю еду, мою посуду — и вот уже шесть вечера. Час я просто стараюсь отдохнуть. А затем снова сажусь за работу — и так до самого вечера, — спокойно раскладывает свое расписание по полочкам Алена. — Сейчас мне намного легче, а вот первое время я приезжала из школы, падала на кровать и спала до вечера. А ночью снова спала: уставала очень сильно. Наверное, все это происходило со мной в том числе из-за кардинальной смены режима.

Разочарование? Кажется, нет

Логично: мы спрашиваем Алену, а не пропало ли у нее после опыта распределения желание заниматься наукой.

— Скорее наоборот, — опровергает она наши сомнения. — В университете я к ней подостыла, а сейчас понимаю, что это мое. Как только я сюда попала, меня взбодрила мысль, что останавливаться нельзя, нужно идти дальше. Спасибо распределению, что простимулировало: раньше я еще сомневалась, стоит ли поступать в магистратуру, а теперь понимаю, что других вариантов даже допускать не хочу. Я считаю, что само по себе распределение может существовать: в крупных городах большая конкуренция. Но пока получается так, что в деревню едут лучшие студенты — а ведь они как раз и есть тот потенциал, который может поднять государство. Почему-то таких ребят отправляют в самые загибающиеся места.

Сейчас Алена чувствует себя в Миловидах спокойно и даже уверенно. Признается, что раньше она думала выплачивать государству крупную сумму, чтобы не отрабатывать. Но в этом случае ей пришлось бы собрать 8000 рублей. Алена решила: таких денег нет, нужно встретиться с реальностью лицом к лицу и забрать все бенефиты.

— Сейчас у меня статус молодого специалиста, поэтому многие понимают меня и относятся мягче. В любом случае я собираюсь отработать в этом месте год и поступить в магистратуру в БГУ, — делится девушка.

— А как насчет остаться в Миловидах? Районы же нужно кому-то поднимать, — встреваем мы.

— Пока у меня такого желания нет. Я хочу жить и работать там, где есть перспективы. Да, школа здесь шикарная, но здесь нет развития. Я бы приехала туда жить в 60 лет — почему бы нет? А пока я молодая и могу чего-то добиваться, не вижу вариантов, как я могу это делать в Миловидах.

Если вы хотите поделиться какой-то историей, напишите нам на osh@onliner.by или в Telegram по нику @oshurkev.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Татьяна Ошуркевич. Фото: Александр Ружечка
Без комментариев