Что будет, если и дальше директивно смягчать финансовую политику? Разбираемся с экономистом

551
22 июня 2020 в 19:46
Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка, фото носит иллюстративный характер

Что будет, если и дальше директивно смягчать финансовую политику? Разбираемся с экономистом

В пятницу на совещании по поводу помощи реальному сектору экономики со стороны банков Лукашенко потребовал смягчать финансовую политику, снижать и дальше ставку рефинансирования. А уже сегодня стало известно, что ставка рефинансирования упадет до 7,75%. Хотя в мае на вопрос о дальнейшем снижении Нацбанк отвечал очень осторожно.

— Есть два нюанса. С инфляцией все неплохо последние несколько лет, она находится на уровне около исторических минимумов за всю историю существования Беларуси, — говорит старший аналитик «Альпари Евразия» Вадим Иосуб. — Но произошло это благодаря политике Национального банка. В частности, благодаря тому, что Нацбанк с 2015 года был в высокой степени независимым при принятии решений. Да, регулярно было какое-то давление: хорошо бы кредиты были дешевле и так далее. Но Нацбанк противостоял этому давлению и гнул свою линию. В принципе, в последнее время он ставки снижал, но в той степени и с той скоростью, с которой это позволяла делать экономическая ситуация.

Что такое смягчение финансовой политики? В наших условиях это может проводиться двумя путями. Во-первых, снижением ставки рефинансирования. Во-вторых, скорее всего, увеличением директивного кредитования неэффективных предприятий. По тем планам, которые существовали несколько лет назад, еще в прошлом году директивное кредитование должно было быть сведено к нулю. По факту оно сохранилось в прошлом году, несмотря на то, что в предыдущие несколько лет оно из года в год сокращалось. В текущем году обнулять его тоже никто не собирался. Были планы по объемам. Они уже указами президента дважды корректировались в сторону увеличения.

Когда исполнительная власть или президент говорят о снижении ставки, они, по всей видимости, думают только об одной стороне медали: ниже ставка — значит, будут дешевле кредиты. Вторая очевидная сторона этой медали — ставка по депозитам. Ставки будут ниже — люди с меньшей охотой будут хранить деньги в банках, активнее начнут забирать эти деньги. Это значит, что у банков будет меньше рублевых ресурсов для кредитования экономики.

Здесь есть еще один момент. В условиях нехватки финансовых инструментов основная дилемма, стоящая перед людьми, у которых есть что сберегать, — рублевые депозиты или валюта. Привлекательность того или другого зависит от темпов девальвации и от уровня ставок по депозитам. То есть ниже ставка рефинансирования, ниже ставки по рублевым депозитам, а значит, белорусский рубль будет терять свою относительную привлекательность по сравнению с валютой. Иными словами, это смягчение финансовой политики неоправданными темпами практически гарантированно приведет к ослаблению рубля.

Говорить о каких-то цифрах, насколько упадет рубль или вырастет доллар, нельзя. Понятно, что все будет зависеть от темпов смягчения.

По-вашему, есть ли смысл дальше понижать ставку рефинансирования? Ведь Нацбанк уже дважды делал это в нынешнем году.

— Как Нацбанк принимает такие решения? Раз в квартал проходит заседание правления Нацбанка по денежно-кредитной политике. При этом анализируется масса параметров происходящего в экономике: фактическая инфляция (как инфляция воспринимается населением и какие есть инфляционные ожидания), что происходит на валютном рынке, с торговым балансом и так далее. Невозможно перечислить все эти данные. Дальше Нацбанк моделирует ситуацию, что будет, если ставку поднять, опустить или оставить прежней. То есть это очень серьезный (по сути, научный) анализ, на его основе принимаются взвешенные решения.

Сейчас мы видим, что решения рекомендуется проводить административно, кавалерийским наскоком без анализа предпосылок и последствий. Не исключено, что на своем очередном заседании, запланированном на август, Нацбанк и так мог бы снизить ставку, проанализировав все предпосылки и увидев, что это безопасно для экономики.

Чем чревата ситуация с директивным кредитованием убыточных предприятий? Наша страна все-таки не зря шла к отказу от него, а что может произойти сейчас?

— Здесь тоже есть несколько моментов. Отказ от директивного кредитования — это была, безусловно, правильная политика. Но ее было недостаточно. Сказав «а», нужно было сказать и «б». Нужно было принимать решение, что с этими неэффективными предприятиями делать. Понятно, что предприятия без кредитов существовать не могут. Более того, предыдущая практика показала: и с льготными кредитами они могут разве что существовать, но не могут зарабатывать деньги, чтобы эти кредиты возвращать.

То есть давно напрашивалось решение делать реструктуризацию этих предприятий. Какие-то, может быть, приватизировать. Какие-то серьезно сократить, подумать над ассортиментом выпускаемой продукции и так далее. Какие-то, возможно, закрыть. Но у нас годами не хотели принимать эти решения. А если с ними ничего не делать, то остается продолжать кредитовать и наращивать объемы кредитования.

Опасность вот какая. В нормальной ситуации кредитуются нормальные предприятия с нормальной бизнес-моделью, зарабатывающие деньги. То есть выделили кредит, предприятие заработало прибыль, заплатило налоги, вернуло кредит с процентами, банк заработал прибыль, банк заплатил налоги. Все счастливы. Экономика растет.

Когда происходит кредитование неэффективных, хронически убыточных предприятий, деньги выделяются под гарантии государства. Прибыли нет, а значит, нет налогов в бюджет от предприятия. Дальше государство из бюджета гасит кредиты этих предприятий. Грубо говоря, деньги, которые государство могло бы потратить на рост зарплат бюджетников и пенсий, на какие-то социальные нужды, инфраструктурные проекты, идут на погашение долгов неэффективных предприятий. И так как там еще льготные ставки, то, даже если бюджет вернул банкам деньги, они особенно на этом не зарабатывают, а значит, налогов в бюджет не платят. По итогу в чистом минусе оказываются все налогоплательщики.

Но ведь когда был прежний министр финансов Максим Ермолович, речь шла о том, что государство проведет ревизию предприятий и предпримет меры. На ваш взгляд, почему этого не случилось?

— Да, такой план был. Еще до анализа, как я понимаю, власти представляли, что есть сотня или чуть больше крупнейших должников, у которых все плохо. Когда они провели внимательный анализ, я думаю, они ужаснулись, насколько все плохо. Они опять же поняли, что «припарками» не помочь, а помочь можно посредством серьезной реструктуризации, отмашки на которую так и не было. То есть когда диагноз был поставлен, стало ясно, что помогут только хирургические меры — на них не решились.

По поводу этой ситуации можно было бы сказать: воз и ныне там. Но нет, ситуация ухудшается. Кредитов было выдано больше, и кредитная нагрузка на эти предприятия увеличилась. Периодически идут попытки смахнуть долги под коврик, предлагаются какие-то финансовые схемы: давайте мы выпустим облигации, как-то что-то переоформим. Таким образом пытаются оттянуть тот неизбежный момент, когда бюджету, под гарантии которого это все выдано, придется отвечать своими деньгами за эту помощь.

Сейчас экономическая ситуация не очень хорошая во всем мире. Коронавирус спровоцировал «коронакризис». Что нас ждет дальше?

— Мы уже сейчас прекрасно ощущаем влияние «коронакризиса». С начала года у нас падал ВВП. Сейчас была бы очень приемлемая для властей ситуация, когда все проблемы можно списать на «коронакризис» в мире. Но кризисы приходят и уходят, если не будет второй волны, то развитые страны, Евросоюз, США ожидают быстрое и бурное восстановление. По их прогнозам, восстановление начнется в третьем-четвертом квартале, а следующий год компенсирует падение нынешнего. Мол, если не будет второй волны, то к 2022 году все забудут этот «коронакризис».

А вот наши проблемы не только никуда не денутся, они будут расти и расти. Если предприятия не смогут отдавать кредиты и бюджет не сможет за них отдавать кредиты, это может привести к тому, что банки не смогут возвращать депозиты населению. А речь идет о крупнейших банках с крупнейшим объемом депозитов. Тогда мало не покажется. Единственное, предсказать этот момент невозможно. Сроков мы называть не будем, чтобы не плодить панику. Но уже видно уверенное движение в данном направлении.

Читайте также:

Покупайте с оплатой онлайн по карте Visa и выигрывайте iPhone каждую неделю

пружинный (каркасный) круглый, диаметр (диагональ): 366 см, нагрузка: 180 кг, сетка, лестница

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: пишите нам в Viber!

Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка, фото носит иллюстративный характер