«Корона»-разлучница. Истории белорусок, которым встреча с мужьями может стоить по €2000

634
25 мая 2020 в 8:00
Автор: Александр Владыко. Фото: Максим Малиновский; из личного архива

«Корона»-разлучница. Истории белорусок, которым встреча с мужьями может стоить по €2000

Вы бы заплатили? Это все горькие шутки. На самом деле цена может быть и выше, потому что после уплаты вами штрафа за нарушение самоизоляции с вас не снимут карантинный режим. Завтра заплатите еще больше. Поэтому жены остаются в Минске, а мужья — в Вильнюсе и Варшаве. Все через веб-камеру, пожалуйста.

Виктория и Олег

Коронавирус принес много очевидных сценариев (изоляция, потеря работы, смерть) и много неожиданных (разрушение семьи). Границы возвели быстро, многие не успели вернуться туда, где хотели бы спокойно переживать — кому-то психоз, а кому-то реальную опасность.

В середине лета Виктория и Олег хотели отпраздновать годовщину свадьбы.

Пока все идет к тому, что торжество придется перенести, если пара не удовлетворится возможностью «позумиться» в этот день.

— В последний год я жила на две страны: Литва, где муж, и Беларусь, где 7-летний ребенок от первого брака. У меня есть вид на жительство, документы сыну планировали сделать этим летом. В Минске у меня небольшой бизнес, поэтому я не могу надолго уехать, а у мужа работа в Вильнюсе.

Семейная жизнь с таким графиком, конечно, немного отличается от традиционного уклада, но в сложившихся обстоятельствах мы научились жить, строя планы по переезду.

Закрывшиеся границы прошлись по нам ножом. Факты такие: я могу уехать в Вильнюс, но без ребенка. Там я должна буду просидеть две недели в карантине. Когда вернусь сюда — еще две недели. Итого месяц. Это кошмар. Я и ребенка долго не увижу, и по бизнесу это ударит слишком сильно. И так сейчас еле тащимся.

Мы с Олегом написали кучу бумаг в адрес уполномоченных органов обоих государств. И все без толку.

— Какие варианты вы предлагаете в этих письмах?

— Дальнобойщики могут ездить и делать тесты, а мне нельзя. Мы хотим, чтобы карантин убрали хотя бы для членов семьи. Или сделали платное тестирование на границе. Чтобы результаты этих тестов служили освобождением от необходимости провести две недели в изоляции.

В Литве, к слову, экспресс-тесты спокойно продаются в любой аптеке, стоят €30 или €35. Штраф за нарушение самоизоляции — €1500.

Мы не просим вообще отменить все меры безопасности в отношении нас. Дайте сдать тесты!

— Что сейчас с ситуацией по «короне» в Вильнюсе и Литве в целом?

— У них был очень жесткий карантин. Сейчас потихоньку оживают. Оставили обязательное ношение маски. Без нее — штраф €200. Главное, что в Литве огромное снижение зарегистрированных случаев. Заболеваемость (на 100 000 человек) в 6 раз ниже, чем в Беларуси. Ежедневно около дюжины новых случаев.

Боюсь, что все идет к тому, что после открытия внутренних границ они уже сильнее закроются от Беларуси с нашими методами борьбы.

— Как относится к ситуации муж? Не требует переезда?

— Требует. Нас всех злит эта ситуация. Я разрываюсь.

— Вы не ждете, что со временем все разрешится?

— Ничего не разрешится! Я читаю литовские СМИ и четко понимаю, что Беларусь «закрыли» до конца лета. Как минимум. Это ужасно, если они откроются для всех, кроме нас с россиянами. Не помню, кто из литовских политиков говорил: пока Беларусь не выйдет на показатель 100 больных на 100 000 (сейчас этот показатель в 3,7 раза выше. — Прим. Onliner), границы не откроют.

— Получается, что цена встречи у вас месяц, выброшенный из жизни (не факт, что можно будет просидеть две недели с мужем), или штраф?

— Контролируют сильно. Я хочу, чтобы меня освободили от карантина. Хотя бы в Беларуси! К чему такие строгие меры, если я вернусь из страны, которая крепко держит в руках управление ситуацией?

— В Польше еще жестче контроль над изолированными, — подключается Юлия. — Нужно установить приложение и делать селфи дома по требованию проверяющих. Или придут к подъезду и попросят показаться в окошке. Нарушил? Штраф от 5 до 30 тыс. злотых (3—17 тыс. белорусских рублей). Это очень много. Много украинцев так попались, писали об этом в СМИ.

Юля и Павел

У Юлии своя драма. Ее муж, белорус, сейчас учится готовить гречку в варшавской квартире, чтобы не голодать, пока жену забрали обстоятельства.

— Все у нас было, — как в анекдоте, начинает Юлия. — Муж работал в сфере строительства, я — в красоте. Квартира, машина и быт. Но мы всегда хотели попробовать другой уклад жизни. Участвовали в розыгрыше грин-карт. А потом муж смог получить карту поляка. И два года назад мы уехали в Варшаву.

— Не жалеете? Что вы там нашли?

— Это все ради ребенка. Я бы мечтала родиться и получать воспитание в их условиях, чтобы было больше открытости, позитива. Европейское образование, два языка в детском саду и куча бесплатных социальных бонусов.

В общем, есть муж с картой поляка и готовностью сдавать экзамены для получения гражданства. У жены с ребенком пока национальные визы, но готовы документы для получения вида на жительство. В середине мая эти документы должны были рассмотреть. Но все пошло кувырком.

— 7 марта у дочки день рождения, 4 года. Она попросила отметить его в Минске, где семья. Мы выехали. 9 марта муж уехал обратно: работа. Мы планировали вернуться 16-го, а неделю потратить на свои дела.

Вдруг мы засыпаем и слышим: сегодня в 0:00 закрываются границы. Что делать? Бежать? Поезд ушел, автобус ночным рейсом — тоже не успеваем.

Я горевала недолго: должны же пустить членов семьи для воссоединения. Напрасно. Не пустили.

Я, конечно, злилась. Мы там платим налоги, есть прописка, жилье, детский садик. Звонила в посольство Польши, выслала все документы — сказали, что будут уточнять на границе. Там ответили, что мы с дочкой не имеем права ее пересекать. После этого я начала писать письма в пункты пропуска. Там есть какой-то пункт, дающий право принять на себя ответственность дежурного коменданта. Мне ответил Тересполь: «Можете даже не приезжать». Мог бы помочь статус обладателей ВНЖ, но никто наше дело пока не рассматривал. А у меня виза до 18 июня — вообще скоро. Это поставит перед нами еще много вопросов. В общем, мы застреваем здесь до открытия границ. Если даже Украина не хочет открывать с нами границу, что уж говорить о ЕС?

— Ваш муж может приехать к нам?

— Может. Потратив по две недели на карантин. При наличии работы это невозможно. Паша уже день рождения свой «отпраздновал». Скоро мой. Можно злиться на все это. Там все: муж, дом, одежда. У тебя просто все забрали и сказали: давай-ка обустраивай быт еще раз.

Я думаю, что до конца лета точно не откроют границы для Беларуси. Внутренние откроют: им же надо функционировать. Потом пока мы сделаем новые документы, визу… Это еще несколько недель.

— Как переживается такое расставание? Людей посадили в квартиры — браки затрещали. А если наоборот?

— Это уже самые длинные месяцы друг без друга. Паша начал готовить, убирать и делать прочие домашние дела. Дочка хочет к папе, папа смотрит через монитор, как ребенок меняется. Это все драма.

Я не вижу никаких плюсов такого эксперимента. Да, можно как следует соскучиться. Но растет количество глупых конфликтов — из-за ситуации, злости. А еще потому, что от расстояния рвутся ниточки контакта с близким человеком. Потому что хочешь не хочешь, а у тебя свой быт, у него — уже свой. И акценты по-разному расставляешь. Конечно, все это сказывается. Когда вернемся друг к другу, придется много строить заново.

Я уже думала купить велосипед и через границу «прорваться» с ребенком в небольшом пункте пропуска, где комендант войдет в наше положение. Но если он не пропустит, то придется вернуться на сотни метров назад, в Беларусь. И это новый карантин на две недели.

матрица 2 Мп, автофокус, кнопка

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Александр Владыко. Фото: Максим Малиновский; из личного архива
Без комментариев