2414
30 апреля 2020 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка; из личного архива героя публикации

«Симптоматика развивалась очень быстро». Врач, перенесшая COVID-19, рассказывает, как проходила болезнь

По данным на 17 апреля, всего в Беларуси коронавирусом заболели 419 медиков. К сожалению, некоторых не удалось спасти, некоторые сейчас находятся в тяжелом состоянии. Но выздоровевших, к счастью, больше. Что интересно, очень многие медики с относительно легким течением болезни решили не занимать койки в стационарах и лечиться дома. Каково это — встретиться с болезнью, о которой знаешь намного больше других?

Людмила Жилевич руководит Республиканским геронтологическим центром активного долголетия госпиталя инвалидов ВОВ имени П. М. Машерова в Боровлянах. Вот уже два месяца она и ее коллеги лечат пациентов с COVID-19.

— Я принимала все меры предосторожности. Но мы ведь тоже люди, ходим в магазины, двигаемся и общаемся в миру, — рассказывает Людмила.

Мы общаемся по телефону. Сейчас доктор чувствует себя хорошо, но все еще находится на реабилитации.

— Трудно сказать, когда и где произошло заражение. Предполагаю, это был контакт с человеком, у которого потом выявили коронавирус, — считает она.

«Было ощущение, что глаза засыпаны песком, но запахи я чувствовала»

До COVID-19 на здоровье Людмила не жаловалась совсем. Даже после операции на сердце она продолжает вести активный образ жизни, занимается спортом, в том числе своим любимым виндсерфингом. У нее более 35 лет врачебного стажа, взрослые дети и внуки (старшей внучке 15, младшему внуку 7).

Недомогание Людмила почувствовала в пятницу, 10 апреля — по подсчетам, как раз на 14-й день после предполагаемого контакта. Но на тот момент она списала все на переутомление от большого напряжения на работе. Решила, что нужно хорошенько отдохнуть на выходных, и отправилась на дачу одна. Со взрослыми детьми и внуками она уже давно общается только по телефону, как и многие медики.

— Понятно, все хотели к бабушке на выходные. Но мне нужно было зажать свое сердце в кулак и сказать, что риск заражения намного выше, чем моя любовь к вам.

Симптоматика развивалась очень быстро. Вечером в пятницу у меня было ощущение, что глаза «засыпаны песком». Склеры были инъецированы, глаза покраснели. Я объясняла это опять же усталостью, — рассказывает медик.

В субботу утром у меня был легкий конъюнктивит. Я продолжала заниматься умеренной физической нагрузкой. Пошла в лес и по привычке стала идти быстрым шагом, набирая темп, но появилась одышка. Решила, что просто сейчас у меня очень много работы и мало физических нагрузок, а значит, возможно, есть где-то элемент гиподинамии и недотренированности. То есть у меня на все было аргументированное объяснение.

Уже в обед в субботу появилась заложенность носа, дальше воспаление перешло на область горла. По словам медика, было ощущение, словно это аллергический отек.

— Этот отек шел «всухую». Не было ни выделений из носа, никаких больше симптомов, только состояние удушья, отека, — говорит она. — У меня аллергия на цветущую березу. Я специально пошла проверить, зацвела ли она. Но нет, цветения не было, и мне стало непонятно, почему проявилось это состояние.

Ни температуры, ни каких-то других дополнительных симптомов до понедельника не было. Однако состояние для ОРЗ было нетипичным.

— У меня дома был апельсин, я его на видное место положила, чтобы чуть что проверять, пропало обоняние или нет, — вспоминает Людмила. — Но запахи я чувствовала.

«Мы с детьми договорились, что будем созваниваться через определенное время»

В понедельник утром, придя на работу, Людмила сдала тест на COVID-19 (медработники, работающие с заболевшими коронавирусом пациентами, периодически его сдают. — Прим Onliner). Пока ждала результатов, измеряла температуру. К обеду столбик термометра перевалил за 39, появился кашель. Приняла парацетамол, сбила температуру, села в машину и поехала делать компьютерную томографию легких. На томографии диагностировали нетяжелую пневмонию.

— Я приняла решение, что буду лечиться амбулаторно. Считаю, что выбор был абсолютно правильный, — уверена она.

Не дожидаясь результата теста, Людмила сразу же назначила себе лечение. Оно состояло из препаратов для облегчения симптомов, а также специальных препаратов, которые рекомендованы при лечении «коронавирусных» пневмоний легкой и средней тяжести. Дополнительно врач скорректировала и те дозы лекарств, которые принимала постоянно.

— Приехав домой, я первым делом собрала сумку для больницы и поставила у входа, потому что понимала: если ситуация будет развиваться достаточно быстро, у меня будет небольшой запас времени, — рассказывает Людмила.

Всю следующую неделю симптомы сохранялись: повышенная температура, которую врач сбивала парацетамолом, кашель и небольшая одышка. Режим был постельный, но одновременно доктор контролировала состояние организма: каждые пару часов измеряла температуру и давление.

На пульсоксиметре, который ей нашли коллеги, Людмила отслеживала насыщение крови кислородом и частоту пульса. Также она следила за частотой дыхания с помощью часов с секундной стрелкой (в норме частота дыхания у взрослого должна быть от 16 до 20 дыхательных движений (вдох-выдох) в минуту).

— Ко мне приезжали из лаборатории поликлиники и брали необходимые анализы крови, — говорит она. — Это нужно было, чтобы понять, как течет болезнь и в какой степени компенсации находятся системы организма. Все работало с положительной динамикой.

Кроме того, врач использовала и прон-позицию, рекомендованную при пневмонии, вызванной COVID-19.

— Ты ложишься на живот, подкладываешь валик под грудь и под таз. В этом положении голову кладешь набок, можешь час лежать, можешь два — настолько долго, насколько возможно. Это положение облегчает экскурсию легких, особенно в нижних отделах, — объясняет Людмила. — Также я постоянно проветривала комнаты, так как недостаток кислорода при этой болезни очень чувствителен.

Пример прон-позиции. Фото: pulmonologyadvisor.com

Также она старалась пить много жидкости: кроме воды, готовила себе еще напиток из лимона, меда с куркумой или имбирем, клюквенные кисели. Это важные продукты, так как они содержат витамин C и вещества, защищающие сосудистую стенку.

— Одновременно я начала принимать поливитамины с высоким содержанием витамина C и обязательно с цинком, а также витамины группы B, — отмечает она. — Я подключила еще травяные настои и отвары. Дело в том, что в период болезни печень испытывает большую нагрузку. Поэтому для поддержания печени хорошо использовать печеночные сборы, которые я готовлю сама. Знаете, добросовестно выполнять все нужные процедуры и помогать своему организму побороть вирус — это настоящая работа.

Питание для мамы организовали дети. Они приносили завтраки, обеды и ужины, оставляли под дверью и уходили, чтобы не контактировать.

— Это очень важно. Если пациент остается дома с родственниками, то тогда другой алгоритм взаимодействия, чтобы обеспечить их безопасность, — объясняет Людмила. — Мы с детьми договорились, что будем созваниваться через определенное время для контроля, а также я писала им SMS о своем состоянии. Не оставляли без внимания онлайн друзья и коллеги. Все время спрашивали, какая у меня сатурация. Вначале были пограничные цифры — 94% (у здоровых людей этот показатель должен быть выше 95%. — Прим. Onliner). Затем стало 95% и выше, и тревога снизилась.

«Мои друзья называют меня „неубиваемый оптимист“»

Всю первую неделю температура у доктора держалась на уровне от 38 до 39 градусов. Спала она только на вторую неделю болезни, тогда же ушел кашель, пропала одышка, но сохранялась слабость. Доктор стала чаще вставать и потихоньку двигаться. К лечению подключила дыхательную гимнастику.

— Есть масса вариантов этой гимнастики, можно найти много информации в интернете, очень хорошие методики по Стрельниковой, — отмечает она. — Я старалась не залеживаться в постели и выполнять физические упражнения. Отказалась от помощи детей, сама себе готовила, стала часто делать влажную уборку.

Процесс выздоровления занял полные две недели. Последний тест, который Людмила получила в конце лечения, был отрицательным.

По словам врача, психологически пережить болезнь ей помогли оптимизм и уверенность в благоприятном исходе болезни, что особенно важно во времена массы тревожных новостей про смерти и рост заболеваемости.

— Я вообще очень позитивный человек. Мои друзья называют меня «неубиваемый оптимист», — смеется она. — Дети все время присылали мне ссылки на какие-то комедии, друзья писали слова поддержки, звонили, делились позитивом.

Хотя врач признается: поначалу было боязно и волнительно, особенно в первый день, когда выяснился диагноз.

— Я разволновалась, зная, что может быть. Я переживала, хватит ли моей компетенции, чтобы справиться с этой болезнью самостоятельно, — вспоминает Людмила. — У меня был профессиональный страх, так как я понимаю, насколько быстро может развиться ситуация и что она может быть бесконтрольной. Потом была минута страха, когда температура не спадала неделю.

Оба эти раза я больше всего боялась, что не увижу своих детей, не смогу их обнять. Пусть они уже меньше нуждаются во мне, но я знаю, что, когда есть мама, значит, дети не сироты. И я сказала себе, что со мной ничего плохого не произойдет, потому что у меня еще много планов. Более того, я решила, что не буду нервничать, а займусь собой, чтобы в первую очередь помочь организму. Я мысленно рисовала себе картинки, как я здорова, как у меня все здорово и какие дела я сделаю, как только вырвусь из цепких лап вируса.

Мои внуки каждый день звонили и всегда говорили: «Бабушка, с тобой ничего не может произойти, ты у нас непобедимая». И даже если я в этот момент хотела похныкать, я понимала, что ничего не получится. В меня так верят, что даже я в себя так не верю.

Сейчас у Людмилы идет восстановительный период. Она говорит, что и к этому периоду относится с большим вниманием. Хотя признается, что на работу в госпиталь уже хочется, и переживает, что ее коллегам так сложно, когда кто-нибудь покидает «поле боя».

— Я очень быстрый и активный человек, а тут мне нужно немножечко сдерживать себя. Я говорю себе: «Это временно, это тоже элемент лечения, относись серьезно. Дай возможность организму найти силы, чтобы восстановиться», — рассуждает врач. — И я призываю всех, кто сейчас болен: не сдавайтесь, мобилизуйте свои силы для борьбы. Лечение — это тоже работа, только над собой. Ваша уверенность в лучшем и профессиональная поддержка медицинских работников не даст сломить вас ничему.

Важно знать:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка; из личного архива героя публикации