1664
09 апреля 2020 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка, Максим Малиновский

Карантин в Беларуси. Цена вопроса

Пока все наши соседи ужесточают карантин и продлевают сроки до конца апреля, Беларусь обходится призывами к социальному дистанцированию, удаленной работе, самоизоляции людей за свой счет, разрешает не водить детей в школу и так далее. Неоднократно звучат фразы о том, что карантин можно ввести хоть завтра, но тогда не будет за что жить и что есть. Так ли это на самом деле и выиграет ли белорусская экономика без карантина?

Чуть больше недели назад компания Satio провела социологическое исследование на предмет того, как жители Беларуси реагируют на коронавирус. В опросе приняли участие 1002 человека. Выборка репрезентативная, то есть пропорциональная населению Беларуси в возрасте от 18 до 64 лет по полу, возрасту и региону. Так вот, по данным этого исследования, белорусы на тот момент требовали более жестких мер, чем принимаются сейчас.

В перечне мер, которые указали респонденты исследования, были запрет всех общественных мероприятий, карантин в учебных заведениях, обязательная удаленная работа для всех, кто может на нее перейти, изоляция групп риска, закрытие всех объектов торговли, кроме жизненно важных, и так далее.

Вы за карантин?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь

Итак, вводим жесткий карантин, а дальше что?

Белорусские власти не раз заявляли, что могут ввести жесткий карантин за сутки — с комендантским часом, штрафами за выход из дома без необходимости и так далее. Но в этих заявлениях речь ни разу не шла о поддержке людей (как, к слову, и тех 600 человек, которые сейчас на двухнедельной самоизоляции). Звучали только варианты, что бизнес достанет кубышки и пороется в закромах. Понятно, что выдать работникам зарплату смогут далеко не все. Что будет происходить, если карантин введут на таких условиях?

— Как показывает опыт России, вполне можно просто сказать о месяце выходных и предоставить право каждому работодателю самому решать, платит он работникам зарплату в этот месяц или нет, — говорит академический директор Центра экономических исследований BEROC и визитирующий профессор Киевской школы экономики Катерина Борнукова. — Естественно, у малых и средних предприятий никаких резервов платить зарплату просто так нет.

Катерина Борнукова

Это означает, что многие белорусы в случае введения жесткого карантина по российскому сценарию, скорее всего, будут вынуждены рассчитывать только на себя. Между тем, по последним данным Белстата, «заначки» есть только у 58,1% опрошенных домохозяйств. При этом средняя сумма накоплений составляет 121 рубль, в сельской местности средняя «заначка» равняется 78 рублям.

— Согласно опросам домохозяйств, которые ежегодно делает Белстат, у нас почти четверть населения говорит, что, если люди столкнутся с дополнительными расходами в 100 рублей, это вызовет у них финансовые сложности, — объясняет Катерина Борнукова. — Если у человека есть какая-то подушка безопасности (а мы видим, что она есть в лучшем случае у 50% населения), которая позволила бы пересидеть пару месяцев без заработков, тогда он будет очень недоволен происходящим, но с этим придется смириться. А если у него этой подушки нет, представьте, что будет, если человеку станет нечего есть. Мы видели в девяностых годах, что бывает, когда часть населения теряет стабильный источник дохода.

Какова сумма вашей «заначки»?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь

Сценарий карантина без поддержки очень сильно пугает и бизнес. По словам сопредседателя союза юридических лиц «Республиканская конфедерация предпринимательства» Виктора Маргелова, предприниматели, входящие в союз, говорят: «Только не карантин».

— Карантин без поддержки для многих означает крах бизнеса и его закрытие. Фраза про кубышку и то, что в ней можно поискать, очень обидна для бизнеса, так как этих кубышек у него нет, — объясняет Виктор Маргелов. — И если люди сейчас разорятся и потеряют капитал, где гарантия, что после окончания эпидемии они захотят вернуться обратно? Где гарантия, что они не плюнут на этот бизнес?

— Не могу сказать, что бизнес говорил о том, что давайте мы закроемся, — говорит директор Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей имени профессора М. С. Кунявского Жанна Тарасевич. — Бизнес понимает, что закрыться можно достаточно быстро, но открыться обратно будет гораздо сложнее. На какие-то запретные меры и всеобщий карантин бизнес не готов. Понятно, что, если мы не будем справляться с ситуацией и она будет усугубляться, все будут согласны на это, но бизнес не за то, чтобы полностью закрыть все на замок.

— Что касается малого бизнеса, то здесь нужно ставить вопрос, останется ли он вообще после того, как закончится пандемия. Особенно в случае, если не будет поддержки, — объясняет Анатолий Шумченко. — Дальше пойдет эффект домино. К примеру, ИП, занимающийся розничной торговлей, не сможет платить аренду, арендодатель из-за этого не сможет платить кредиты банку, банк не сможет получать кредиты, и пойдет кризис неплатежей со всеми вытекающими последствиями. Если мы потеряем ИП, завтра пострадают более крупные предприниматели — и так дальше по цепочке.

Анатолий Шумченко

Пока оценить потери экономики от жестких карантинных мер, если такие будут вводиться, не берется никто из предпринимателей и экономистов. Между тем очень многие страны признают карантин одной из самых эффективных мер по борьбе с распространением коронавирусной инфекции, которая снижает нагрузку на систему здравоохранения.

Карантин с поддержкой. Цена вопроса

Предположим, Беларусь решила с завтрашнего дня ввести карантин, но с мерами поддержки для населения и бизнеса. О каких суммах может идти речь и где их взять?

— В европейских странах, когда вводится карантин, безработица подскакивает до 20—30%, — отмечает Катерина Борнукова. — По грубым подсчетам, если, к примеру, даже те 20% от всех занятых в экономике, кому нужна помощь, составят 982 тыс., на то, чтобы за месяц выплатить минимальную зарплату в 375 рублей, потребуется как минимум 368 млн рублей в месяц.

Если выплатить минималку всем 4,909 млн занятых в экономике, то на это нужно уже 1,84 млрд рублей.

При этом Катерина подчеркивает, что помощь стоит оказывать всем, как это делается в более богатых странах.

— Всегда есть шанс, что по формальным признакам некоторые нуждающиеся не подойдут под критерии. Это, к примеру, те, кто работал без оформления, или те, кто ездил работать за рубеж, в ту же Польшу или Россию, — объясняет она. — Сейчас они выехать не могут, они сидят без денег. Как мы им поможем? Формальных поводов получать пособие по безработице у них нет, но тем не менее это люди, которые могут оказаться в бедности, если у них нет сбережений и средств к существованию.

Конечно, мы должны им помочь, если мы не будем использовать какие-то универсальные подходы для помощи людям, то мы их пропустим. Какой может быть универсальный подход? У нас очень удачно, чтобы записывать людей в тунеядцы, создали базу по доходам. И вот мы можем смотреть эту базу и видеть, что человек не получает доход, но вместо того, чтобы вешать на него ярлык «тунеядец», можно выдавать ему какое-то социальное пособие.

В этом случае речь идет о дополнительных тратах, конечно. Но, на мой взгляд, эти траты просто неизбежны. Если еще про бизнес мы будем думать, кого стоит поддерживать, а кого нет, какими методами и так далее, то обеспечить прожиточный минимум каждому человеку в это время — то, на что власти просто обязаны раздобыть деньги и сделать это.

Малый бизнес потребует гораздо больших вливаний. Одно из предложений РОО «Перспектива» — выделить 3000 рублей безвозмездной поддержки каждому ИП и на 5000 рублей беспроцентный кредит.

— Откуда такие цифры? Мы когда-то просчитывали, что создание одного рабочего места стоит $4—4,5 тыс., — оттуда эти суммы, — отмечает Анатолий Шумченко.

По примерным оценкам, только безвозмездная поддержка обойдется государству в сумму около 750 млн рублей. В целом же на помощь предпринимателям нужно выделить около 2 млрд.

Эти деньги предпринимателям нужны просто для того, чтобы выжить во время этой пандемии. Фактически надо перехватить до следующей «зарплаты».

Если государство поможет бизнесу части белорусов, бизнес сможет выдать зарплату наемным работникам, каким-то образом сохранит свой потенциал, чтобы после эпидемии снова начать работать в полную силу. Да, для месяца-двух сумма в несколько миллиардов звучит пугающе, но если мыслить стратегически, то в будущем бизнес вернет государству эти деньги. А главное — сохранит потенциал.

Сколько времени вы бы смогли находиться в карантине за свой счет?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь

По словам Шумченко, нынешняя ситуация, когда карантин не объявлен, но по факту определенные карантинные мероприятия есть, очень негативно влияет на бизнес.

— Де-факто у нас на сегодня закрыты границы, у нас есть форс-мажорные обстоятельства и обстоятельства непреодолимой силы. Де-факто на 90% произошло падение трафика арендуемых помещений, сегодня находиться в торговых центрах — значит подвергать опасности здоровье продавцов и посетителей, вводится режим социального дистанцирования и самоизоляции, — объясняет он. — Но все эти ограничения не являются основанием, к примеру, для того, чтобы снизить арендные ставки. Опять же свежий пример: карантина нет, а в регионах запрещают приезжать на рынки из других районов, притом что аренду берут. Где же тогда справедливость? Да и полумеры — это хитрость, которая толкает предпринимателей в тень.

Средний и крупный бизнес пока свои цифры не озвучил, но уже речь ведется о снижении арендных ставок и земельного налога почти до нуля, а также о кредитных и арендных каникулах.

— Когда мы объявляем налоговые каникулы, мы же хотим, чтобы предприятия, которые все еще работают, продолжали платить налоги. Если вы производите антисептик и получаете сверхприбыль, мы хотим, чтобы вы платили налоги, за аренду и так далее, — говорит Катерина Борнукова. — По какому принципу организовать эту помощь — открытый вопрос. Кредитные линии немного лучше, так как кредит придется возвращать, и тот, кому не нужно, брать этот кредит не будет. Но тут нужно понимать, что нам тогда нужно как-то мотивировать банки на открытие таких кредитных линий. Сейчас мы видим противоположную ситуацию: банки, предвидя, что компании будут в плохом состоянии, закрывают даже те кредитные линии, которые были раньше.

Где взять на это все деньги? Катерина Борнукова объясняет: у Минфина есть резерв на непредвиденный случай, но сейчас Беларусь бы могла воспользоваться и золотовалютными резервами, если не хватит минфиновского.

— Для чего нужны ЗВР? Для того, чтобы, если что-то случится, мы могли достать их и потратить. Ну вот, это случилось. Сейчас происходит событие достаточно крупного исторического масштаба. Вряд ли в ближайшие 10 лет что-то такое повторится.

То есть сейчас ровно та экстраординарная ситуация, когда пора доставать деньги из всех загашников, пытаться занять где угодно, чтобы поддержать людей.

Конечно, хорошо бы понимать возможности внешнего финансирования, потому что мы планировали выплачивать внешний долг в этом году, мы планировали рефинансировать $3 млрд внешнего долга. Сейчас сделать это, очевидно, сложно и негде. Да и релиз евробондов отменился.

Что касается заимствований, то Беларусь уже попросила «быстрый кредит» в $900 млн у МВФ на борьбу с последствиями глобального кризиса. Куда конкретно могут пойти эти средства, неизвестно.

А если оставить все как есть?

— Среди успешных стран, которые не вводили карантин и улучшили эпидемиологическую ситуацию, — Южная Корея, но там было очень массовое тестирование и при этом большая дисциплина людей: они все ходят в масках (то, чего у нас до сих пор почему-то нет), соблюдают гигиену и социальную дистанцию, — объясняет Катерина Борнукова. — В принципе, такие вещи возможны. Но для этого нужно два условия.

Во-первых, четкое соблюдение населением необходимых профилактических мер. Для этого населению нужно объяснить и продолжать объяснять, что делать, зачем это нужно и так далее.

Во-вторых, массовое тестирование. Но оно должно быть достаточно быстрым. Хорошая новость в том, что у нас сертифицировали относительно быстрые тесты, но при этом нужно понимать, что в тех же США есть тесты, которые показывают результат за 5 минут. Это если мы думаем о том, чтобы оставить работающими предприятия. Если бы у нас были миллионы этих тестов, то без проблем: пришел на работу, сдал тест, все хорошо — ты идешь дальше. Но пока о таком масштабе тестирования остается только мечтать.

По словам всех наших экспертов, даже несмотря на необъявленный карантин, поддержать людей придется в любом случае. Без этого не обойтись.

— Даже без объявления карантина люди у нас отчасти практикуют социальную дистанцию, они стараются не создавать лишних контактов, и это отражается на посещаемости торговых центров, ресторанов и так далее, — отмечает Борнукова. — Наш малый и средний бизнес уже почувствовал довольно сильное снижение спроса. Какие-то вещи мы уже чувствуем, у нас есть проблемы с нефтью. У нас есть проблемы, связанные с тем, что мы открытая экономика. Мы очень много покупаем и продаем за пределы страны. Наш экспорт составляет примерно 50% от ВВП. Все наши внешние рынки останавливаются.

Яркий пример — Россия: считайте, что она на месяц остановилась — понятно, что мы будем ожидать падение спроса. Это отразится, кроме прочего, и на наших промышленных предприятиях, которые напрямую не были затронуты происходящим. Экономике будет непросто, так как сфера услуг начнет погибать от мер социального дистанцирования, карантин только немного усугубит эти процессы, но даже без карантина уже и так плохо. Промышленности будет плохо, так как не хватает импортных запчастей и некуда будет продавать свою продукцию. Это очень серьезный для нас всесторонний шок. Даже без карантина ждать чего-то хорошего не приходится.

Компания Revera провела опрос своих бизнес-клиентов. Так вот, на первых местах среди проблем, с которыми уже столкнулись предприниматели, — значительное снижение выручки, кризис неплатежей, рост издержек на сырье из-за роста курса и так далее.

Что предлагает бизнес? Предложения примерно одинаковые у представителей всех трех союзов. Во-первых, это снижение арендных ставок или арендные каникулы. Во-вторых, снижение повышающих коэффициентов налогов на землю и недвижимость, а то и применение понижающего.

Кроме того, конечно, не помешают и налоговые послабления, льготы по расчетам за энергоресурсы, возможность получения льготных кредитов, возможность бизнесу переводить людей на гибкий график работы и сокращенный рабочий день. По поводу отмены уплаты налогов на период пандемии Жанна Тарасевич отмечает: ни одно государство в мире не пошло на такой шаг.

— В основном пошли на рассрочку либо уменьшение ставок, — объясняет она.

Что касается уже принятых мер по заморозке роста цен на 0,5% в месяц, то подобные меры, по словам эксперта, даже вредят бизнесу.

— Представьте: курс доллара вырос на 27%, а чай, кофе или те же лимоны, которые мы будем завозить, теперь станут убыточными, — говорит Тарасевич. — Такого практически не должно быть. На эти вещи стоит обратить внимание.

Каковы прогнозы?

Компания CapitalTimes уже спрогнозировала три возможных сценария развития ситуации в экономике Беларуси. Самый вероятный, по их мнению, базовый.

При базовом сценарии экономисты компании пророчат среднегодовой курс доллара в 2,5 рубля, инфляцию на уровне 12%, падение ВВП на 6,9% и ставку рефинансирования в размере 12,1%.

Компетентно. «Либо актуальные несистемные меры борьбы с эпидемией, либо тотальный карантин с закрытием всех предприятий — это опасная, ложная дилемма»

— Видение «либо актуальные несистемные меры борьбы с эпидемией, либо тотальный карантин с закрытием всех предприятий» — это опасная, ложная дилемма, которую рисуют белорусские власти, — считает сооснователь и академический директор варшавского аналитического центра Eurasian States in Transition (EAST) Андрей Елисеев. — Дело в том, что своевременный набор мер социального дистанцирования и без тотального карантина может значительно замедлять развитие эпидемии.

Так, международная команда ученых из Имперского колледжа Лондона на основании математической модели развития эпидемии сделала прогнозы о вероятном количестве заболевших, случаев госпитализации и летальных случаев по всем странам, исходя из различных значений переменных и трех сценариев действий властей: полное бездействие, относительно мягкие меры (так называемая стратегия смягчения) и более жесткий набор мер (так называемая стратегия подавления).

Стратегия смягчения содержит несколько подсценариев, предполагает сокращение числа межчеловеческих контактов на 30—50% и прогнозирует количество летальных случаев в Беларуси в этом случае до 30 тыс. человек.

Стратегия подавления, если она будет принята с некоторым опозданием, при количестве смертей 0,2 на 100 000 человек в неделю (это 18 человек в неделю) прогнозирует число летальных исходов в Беларуси в районе 1850 человек. Если же ее реализация начнется с еще большим опозданием при уровне смертей 1,6 на 100 000 человек в неделю (около 150 человек), то ученые прогнозируют число смертных исходов около 14 тыс.

Основной вывод исследования заключается в том, что при более раннем начале применения широких мер противодействия эпидемии будет меньшая нагрузка на систему здравоохранения и большее количество сохраненных человеческих жизней.

Так вот, стратегия подавления (она предполагает сокращение межчеловеческих контактов на 75%) не означает тотального карантина и закрытия всех предприятий.

Она заключается в комбинации следующих мер: социальное дистанцирование всего населения (все домохозяйства снижают контакты вне дома, школы и работы на 75%), самоизоляция людей с типичными симптомами коронавирусной инфекции, добровольный двухнедельный домашний карантин всех членов домохозяйства, в котором обнаружен человек с типичными симптомами, и закрытие учебных заведений.

Швеция, которую иногда почему-то представляют как пример страны с мерами, подобными белорусским, в реальности (хоть страна и не реализует карантинные меры, принятые во многих других европейских государствах) уже почти три недели как ввела следующие меры социального дистанцирования:

  1. Обязательная самоизоляция людей с симптомами заражения коронавирусом.
  2. Активная реализация различных мер социального дистанцирования, как то: рекомендации работать на дому при наличии такой возможности, ограничить использование общественного транспорта и необязательные контакты.
  3. Временный запрет на проведение общественных мероприятий.
  4. Закрытие учебных заведений (кроме начальных школ, чтобы сотрудники системы здравоохранения не сидели с детьми дома).

По словам Андрея Елисеева, сейчас в общество продвигается ложная пугающая дилемма о якобы единственной возможной альтернативе в виде тотального карантина, который будто бы разрушил экономику зарубежных стран.

— Своим промедлением с введением мер социального дистанцирования, которые наносят относительно небольшой ущерб экономике и позволяют замедлить развитие эпидемии, белорусские власти сами же увеличивают риски выхода эпидемии из-под контроля, когда введение широких карантинных мер действительно может стать необходимым, — считает он. — Относительно промедления с введением мер социального дистанцирования важно привести выводы другого научного исследования китайских ученых.

Оно на основе математического моделирования заключает, что большое количество недокументированных случаев заражения способствует очень быстрому распространению коронавируса. Математические расчеты показывают, что в Китае 82—90% всех случаев заражения не были задокументированы до введения ограничений на перемещение населения 23 января, то есть реальное число случаев составляло в 5—9 раз больше официальных цифр. Это позволяет понять, насколько важно как можно более скорое введение мер социального дистанцирования для замедления развития эпидемии.

1300 Вт, 330 л/ч, максимальное рабочее давление: 74 Бар, максимальная температура на входе: 40 °C, длина шланга: 3 м
1700 Вт, 380 л/ч, максимальное рабочее давление: 90 Бар, максимальная температура на входе: 40 °C, длина шланга: 6 м
1600 Вт, 380 л/ч, максимальное рабочее давление: 100 Бар, максимальная температура на входе: 40 °C, длина шланга: 6 м

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка, Максим Малиновский
Без комментариев