1480
05 февраля 2020 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Максим Тарналицкий, Александр Ружечка, Максим Малиновский, из личного архива

«800 тысяч белорусов каждый год меняет работу». Что происходит на рынке труда и чего ждать дальше

Довольно часто работники жалуются на отсутствие мест с хорошей зарплатой и адекватными условиями труда. Работодатели, в свою очередь, все никак не могут отыскать хороших специалистов. В регионах считают, что столица жирует, а минчане искренне удивляются таким высказываниям. Что думают по этому поводу эксперты? Какова ситуация на рынке труда сейчас и чего стоит ожидать? Мы расспросили специалистов Минтруда и независимых экспертов.

Министерство труда и социальной защиты: «Спрос на рабочие профессии остался высоким»

— 2019 год с точки зрения рынка труда был очень хороший, очень спокойный для тех, кто искал работу, — говорит начальник управления политики занятости Министерства труда и социальной защиты Олег Токун. — Вакансий было довольно много. Нельзя сказать, что был взрывной рост, но ежемесячно только в нашем банке вакансий насчитывалось порядка 85—90 тыс. предложений — рекордные цифры.

За всю историю существования банка вакансий мы такого количества не наблюдали. Это вполне объяснимо: поскольку экономический рост в последние два года, хоть и небольшой, но был, активно создавались новые рабочие места. Найти работу было легче, предложений было больше.

А вот нанимателю заполучить хорошего работника стало сложнее, поскольку появился выбор. К примеру, три года назад главной целью была любая работа, а если она еще и соответствует специальности, это было удачей. В 2019 году уже можно было повыбирать нанимателей, посмотреть, где лучше условия и так далее. Нанимателям пришлось более напряженно работать в поисках персонала.

— Какие специалисты были больше всего востребованы в 2019 году?

— Основные тенденции не поменялись. Остался высоким спрос на рабочие профессии. Они по-прежнему в тренде. 65% вакансий — это предложения по рабочим специальностям. Причем профессии абсолютно разные. Был период, когда нужны были строители. Потом требовались продавцы, взрывными темпами развивались сфера услуг и торговля. Сегодня одинаково востребованы и строители, и специалисты в сфере торговли и услуг (продавцы, официанты, администраторы и так далее), и промышленные рабочие (слесари, сантехники, монтажники, газоэлектросварщики). Выбор достаточно большой. Высок спрос на водителей, причем водители нужны разные: и легковых, и грузовых автомобилей различных категорий.

А какое образование у вас?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь

— А из специалистов? Врачи на первом месте?

— Да, по количеству вакансий сейчас для них свободно 2,5 тыс. мест. Но в общей массе врачей — а их примерно около 50 тыс. — это не много. Обычное движение рабочей силы, которое происходит всегда.

Нужно понимать, что движение рабочей силы происходит постоянно. У нас ежегодно порядка 800 тыс. человек меняет работу.

Также мы видим, что выросла потребность в инженерах, причем различных направлений. Все прекрасно знают, что очень высокий спрос есть в IT-сфере. Но мы видим, что структура спроса меняется. Если раньше нужны были разработчики, тестировщики, то сегодня мы видим другие вакансии, которые напрямую не связаны с разработкой программного обеспечения. В IT приходят гуманитарии. И это общемировой тренд.

Кроме того, наблюдался высокий спрос на персонал среднего управленческого звена: мастера, бригадиры, начальники отделов — неважно, производство это или офис. Интересно, что в 2019 году были востребованы бухгалтеры.

— Неожиданно. Долгое время был переизбыток таких специалистов. А как обстоят дела с юристами и экономистами?

— Вот уже несколько лет Министерство образования совместно с другими заинтересованными сторонами, в том числе и с нами, определяет конкретные цифры приема, исходя из потребностей рынка труда. Эта практика дает результаты. Но если судить по статистике банка вакансий, мы видим, что много людей все же продолжают искать работу по специальностям «юрист» и «экономист». Со временем эта ситуация выровняется.

— По вашим прогнозам, какие специальности будут востребованы в этом году?

— Мир развивается очень быстро, и мы вслед за ним. Рабочие массовых профессий как были, так и будут востребованы. Здесь особых изменений не произойдет. Если говорить о краткосрочной перспективе на 2020 год, то каких-то резких изменений мы не прогнозируем.

«Пришла, а мужики сказали: „Что она, расфуфыренная, будет делать?!“» История женщины, которая 35 лет работает на заводе

«Среднее время поиска работы — около семи месяцев»

— Какова разница в зарплатах, которые предлагают по рабочим специальностям и специалистам?

— Зарплата каждого работника зависит от того, как он договорится с нанимателем, от того, к примеру, какой у него разряд, уровень квалификации, что он умеет и знает, какой у него предыдущий опыт. Даже два человека, например слесари, которые пришли на одну и ту же должность, могут получать разную зарплату, потому что у одного будет высокий разряд и большой опыт работы, а у второго нет.

Если говорить в целом про соотношение, то зарплата у рабочего и специалиста будет практически одинакова. А скорее всего, квалифицированный рабочий будет получать больше специалиста. Это правда.

Поэтому цифры, которые есть у нас в банке вакансий, ориентировочные и приблизительные. Это не означает, что ты будешь получать ровно указанную сумму, может быть и больше.

Какую зарплату вы просите на собеседовании?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь

—800 тыс. человек каждый год меняет работу. Есть ли информация, сколько времени сейчас человек задерживается на одном месте?

— Такой статистики мы не ведем, но, по экспертным оценкам, все зависит от возраста. Человек после 35—40 лет работу меняет довольно редко. А вот молодые ищут себя, два года — это максимальный срок, который они работают на одном месте. Люди постарше, по нашим предыдущим опросам, трудились на одной работе пять-шесть лет.

«Для первого опыта самое то». Молодой врач о работе на селе, зарплате и мечтах

— Сколько времени в среднем уходит на поиск работы?

— Тут есть две цифры. Первая основана на данных, с которыми работают наши службы занятости, а вторая выведена на основе обследования домашних хозяйств. Если мы говорим про зарегистрированных безработных, то у них средняя продолжительность поиска работы — около полутора месяцев, а согласно обследованию домашних хозяйств, оно составляет примерно семь месяцев. Правда, при этом половина безработных находит работу в течение трех месяцев.

— Опишите портрет безработного в 2019 году. Что это за человек?

— Усредненный портрет безработного, который приходит к нам в службу занятости, следующий. Это мужчина примерно 42 лет, имеющий профессионально-техническое образование и уволенный по собственному желанию или по соглашению сторон. Кстати, это одна из неожиданностей для международных экспертов и организаций, потому что во всем мире борются за гендерное равенство на рынке труда, а у нас уровень безработицы среди женщин ниже, чем среди мужчин.

— Но в службу занятости идут далеко не все белорусы?

— Бывает по-разному. Конечно, сегодня очень развиты информационные технологии. В свое время и мы сделали на них упор, организовав общереспубликанский банк вакансий. Он живой, он существует, обновляется в режиме реального времени. Каждый может зайти туда, не выходя из дома (если нет компьютера дома, можно прийти в наши службы занятости, где компьютеры в свободном доступе). Конечно, это все сыграло роль. Сегодня в службу занятости обращается сравнительно небольшое количество людей.

В основном это те люди, которым нужна помощь: инвалиды, освободившиеся из мест лишения свободы и другие люди, которым найти себя на рынке труда самостоятельно очень сложно. Достаточно распространен поиск работы через интернет, потом идут СМИ, затем — знакомые и родственники, а уже если ничего не получается, человек приходит к нам.

А как обычно ищете работу вы?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь

Часто люди приходят в службу занятости целенаправленно, чтобы получить новую профессию. Мы можем обучить новой специальности, и это будет бесплатно для человека. Но нужно понимать, что мы предлагаем обучение по тем профессиям, которые востребованы нанимателями. Мы обучаем людей под конкретный заказ нанимателей. Они ждут, пока мы обучим им людей, а потом принимают этих специалистов на работу.

Сегодня более 65% безработных мы обучаем под заказ нанимателя. Любой наниматель, будь то государственная организация или частная, может обратиться к нам с просьбой подготовить ему специалиста. Наша задача — помочь человеку трудоустроиться.

«Нужно понимать, что 1000 рублей сейчас в стране зарабатывает не каждый»

— Какие самые напряженные регионы по количеству безработных, а где больше всего нуждаются в работниках?

— Больше всего в работниках нуждается город Минск. Он уже несколько лет в безусловных лидерах. Минск является городом, который с удовольствием принимает рабочую силу, в том числе из близлежащих регионов. На втором месте — Минская область. В Минской области тоже есть точки роста: СЭЗ «Минск», «Великий камень», Дзержинск, Фаниполь.

Если говорить про уровень безработицы, то сейчас он находится на уровне 0,2% от экономически занятого населения. Поэтому ситуация везде более или менее равномерная.

С 2018-го мы каждый год утверждаем перечень территорий с напряженной ситуацией на рынке труда. Так вот, в 2019-м в такой перечень попали 53 региона, а в этом году утверждено 29. Ситуация на рынке труда была неплохая.

Опять же попадание в этот список совсем не значит, что там совершенно невозможно устроиться на работу. Это значит, что на это нужно обратить более пристальное внимание местным органам власти. У нас установлено шесть показателей, и они в основном экономического характера: соотношение количества принятых на работу и уволенных, динамика вынужденной неполной занятости, темпы роста численности занятого населения и так далее. Смотря в целом на экономику района, можно сказать: у вас могут быть проблемы, обратите внимание.

— Наши читатели часто пишут, что найти работу очень сложно, особенно в регионах. Как видят эту проблему в министерстве?

— Вакансии есть везде, их достаточно много. Но не всегда тот, кто ищет работу, готов согласиться работать по этим вакансиям — по разным причинам: кого-то не устраивают условия труда, кого-то — зарплата.

— И какие суммы обычно хотят соискатели?

— К нам приходят разные люди, но большинство из них хотели бы зарабатывать среднюю по стране зарплату — 1000 рублей. Но нужно понимать, что 1000 рублей сейчас в стране зарабатывает не каждый.

Опять же, если нет возможности найти работу по своей специальности, может быть, стоит подумать над тем, чтобы поискать по смежному профилю или переобучиться. Ведь конкретно под тебя никто не должен создавать место с такой зарплатой. Ты сам должен быть готов изменяться и что-то делать, чтобы зарабатывать.

А вы зарабатываете 1000 рублей?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь

Конечно, есть определенная категория людей, которым в принципе трудно найти работу. Да и нам непросто им помочь. Это в первую очередь лица с инвалидностью. Им довольно сложно, поскольку есть масса ограничений по здоровью. Если у человека нет никаких ограничений, то найти работу можно довольно быстро.

— Одними из самых сложных категорий на рынке труда считаются молодые специалисты, а также работники старше 45—50 лет. Действительно ли это так?

— Да, самые сложные категории — это молодые люди, которые ищут работу. Но они гибкие, поэтому трудоустраиваются достаточно быстро. Более сложная категория — это люди старше 50 лет. Причем в последнее время этот возраст поднялся. Раньше мы говорили, что трудно отыскать работу людям после 40—45, сегодня речь идет о возрасте 50 и старше. Это связано с тем, что, во-первых, наше общество не молодеет, во-вторых, качество жизни улучшается. Общая продолжительность жизни растет. При этом по данным обследования домашних хозяйств мы видим, что люди старше 50 лет действительно очень сложно находят работу. Период их поисков составляет 11 месяцев.

«Когда видят в резюме, что тебе 48 лет, даже на собеседование не зовут». Минчанка про эйджизм

— С чем это связано? В законодательстве закреплена недопустимость дискриминации — почему работодатели не принимают на работу людей старше 50.

— Есть много разных причин. Во-первых, человек в возрасте 50+, скорее всего, не захочет получать новую профессию, а захочет работать по той, по которой работал всю жизнь, чтобы ему было легко и комфортно. Во-вторых, последнее слово за нанимателем. Пока наниматели или кадровые службы не перестроятся, ничего не изменится. Но так или иначе жизнь заставит уважать и рассчитывать в том числе и на людей 50—55 лет и старше. Дело здесь не только в повышении пенсионного возраста. Мы, белорусы, не молодеем. Людей старшего возраста становится все больше. Столько молодежи за спиной на замену нет, но работать же кто-то должен.

Тут выхода два: либо приглашать иностранных мигрантов, либо менять свои установки в голове и брать на работу или оставлять на ней людей старшего возраста.

К слову, сегодня люди старшего возраста спокойно работают в образовании, медицине и науке, и это никого не удивляет. Но в других сферах есть определенные проблемы.

Мы сейчас думаем над тем, как дополнительно поддержать таких людей в период поиска работы и как мотивировать нанимателя, чтобы он не увольнял таких людей, оставлял их у себя на работе и при этом не забывал о повышении их профессионального уровня. Одно из решений, которые мы предлагаем, — увеличить пособие по безработице для таких категорий граждан. Мы наметили ряд мер, будем обсуждать их с депутатами и общественностью.

Директор агентства «Квадрат»: «Сегодняшняя ситуация — это 60—70% от нормального рынка труда»

Директор кадрового агентства Светлана Коростелева говорит, что сейчас ситуация на рынке труда довольно позитивная.

— Есть заметная тенденция к увеличению вакансий. Это говорит об оживлении рынка труда. Но в целом нельзя сказать, что рынок труда стабилизировался и все у нас замечательно и сбалансированно. Скажем так, сегодняшняя ситуация — это 60—70% от нормального рынка труда. Есть проблемы и на стороне работодателей, и на стороне работников. Сейчас работодатели жалуются на то, что зачастую есть недостаток в кандидатах и что они недостаточно квалифицированны.

Традиционно работодатели жалуются на то, что кандидаты хотят много денег, слишком амбициозны и переоценивают свою квалификацию. При этом работники заявляют, что количество «дорогих» вакансий заметно снизилось.

Сегодня я на стороне заказчиков, так как кандидаты и правда несколько переоценивают свою квалификацию. На рынке труда, чтобы оставаться на месте, нужно бежать. Профессии у нас развиваются, и поэтому, если человек не совершенствовался в своей профессии в течение пары лет, то, по сути, он отстал от рынка. Поэтому он уже не может претендовать на зарплату, которую получал раньше, не говоря уже о повышении.

Сейчас есть тренды на видоизменение обычных профессий. Сегодня нужны специалисты в интернет-рекламе, маркетологи, владеющие современными продуктами, сильно востребованы интернет-маркетологи. В еще большей цене люди, которые могут выступать постановщиками задач.

Если говорить о торговле, то пока менеджеры по продажам нужны, но нарастает спрос на людей, которые могут продавать в интернете. Приятно, что сейчас растет спрос на специалистов в области управления персоналом. У нас просто поток вакансий на должность директора по персоналу. Это очень хороший признак. Если компания приглашает таких специалистов, это хороший знак того, что рынок развивается. Правда, есть особенность. Директора по персоналу нужны больше всего в IT-сфере, очень востребованы люди, знающие специфику этой сферы, которые могут адекватно оценить квалификацию того же программиста.

Но проблема в том, что туда не пускают кандидатов не из IT. Позиция такая: раз вы не в курсе специфики отрасли, то вам тут и не место. Также почему-то в IT считают, что специалист из реального сектора не сможет перестроится на их сферу. Это довольно странно, потому что квалификация кандидатов из других отраслей ничуть не уступает, более того, люди готовы легко перестраиваться.

Мы столкнулись с тем, что в IT-сфере, которой постоянно нужны кадры, директоров по персоналу очень мало, наверное, не больше 50 человек. А в реальном секторе экономики их тысячи.

Что касается самой сферы IT, то спрос в ней по-прежнему большой, программисты нужны. Но спрос видоизменяется. Теперь нужны не просто программисты, которые умеют писать код, нужны специалисты более высокого уровня, люди, которые умеют планировать, продвигать свои идеи и владеют дополнительными навыками.

Еще очень активно востребованы специалисты техподдержки и кол-центров. Их открывают даже иностранные компании, которые нацелены на клиентов по всему миру. Зарплаты предлагаются достаточно высокие. Минимальная оплата — около 1000 рублей и проценты — при условии, что человек хорошо владеет английским.

В сфере образования теперь все больше востребованы преподаватели, которые умеют работать в режиме онлайн, теперь сфера образования переходит туда. Преподаватели должны уметь проводить всевозможные конференции, вебинары и так далее.

Интересная ситуация сложилась и с врачами. На нас несколько раз выходили иностранные компании и кадровые агентства с просьбой помочь найти хороших белорусских врачей. Это тревожный звоночек. Здесь вопрос в создании комфортных условий, чтобы врачи оставались.

Что касается зарплат, то они по чуть-чуть растут. Если говорить очень обобщенно, то на уровне заместителя директора средняя заработная плата — 4 тыс. рублей плюс-минус тысяча. Если это глава представительства, то здесь зарплаты могут быть и 5—10 тыс. По тем же рядовым специалистам это та же тысяча рублей плюс бонусы и бенефиты.

Исследователи BEROC: «У нас есть большая проблема с демографией»

Научный сотрудник центра экономических исследований BEROC Мария Акулова называет несколько главных проблем белорусского рынка труда.

— Данные по фактической безработице считают по методике Международной организации труда. Он надежный и достаточно объективно отражает картину, ему можно доверять. Мы видим, что в 2018 году он был на уровне 4,7%. В течение первых двух кварталов 2019-го этот показатель варьировался в указанном промежутке, а раньше достигал уровня 5—6%. Если смотреть на него как на числовой показатель, то все выглядит более-менее неплохо. Но при этом есть очень много скрытых вещей, которые заставляют задуматься о том, что сейчас не все так хорошо.

У нас есть большая проблема с демографией, и ее негативное влияние будет все заметнее, так как у нас население стареет, а рождаемость не растет. Плакать и сетовать по этому поводу не стоит, так как это глобальный тренд. Людям сейчас не нужно иметь троих и больше детей для выживания. Для многих оптимальное число — один-два ребенка. Тут нужно думать, что делать с демографией, потому что если в ближайшие годы все еще будет относительно стабильно и неощутимо, то впоследствии нагрузка будет расти, и все выплаты из ФСЗН (пенсии, пособия и так далее) будут под угрозой.

Вторая проблема рынка труда — это отток кадров. К сожалению, официальной статистики по этому поводу нет, чтобы давать количественные оценки. Но мы видим, что, когда российская экономика была на подъеме, туда шла неквалифицированная рабочая сила. С 2015 года эти люди начали возвращаться. Сейчас же произошло смещение — люди выбирают более западные направления для работы. Причем уезжают специалисты активного трудоспособного возраста и, что важно, хорошей или высокой квалификации. И это серьезная проблема. Пока непонятно, как восполнять пробелы.

Одним из инструментов, который может помочь это сделать, является миграционная политика — как раз таки активное привлечение внешних мигрантов по тем позициям, которые нужны государству. Но это, конечно, повлечет негативную реакцию от населения.

С другой стороны, непонятно, как восполнять утечку кадров. Как вариант, можно стимулировать рождаемость, чтобы в будущем снижать напряженность. Мы видим, что пока фискальные меры не работают. Может быть, стоит думать о развитии инфраструктуры, чтобы люди могли одновременно и воспитывать детей, и работать. Это сложный вопрос, нужен комплекс мер. Но эта ситуация характерна не только для Беларуси, но и для многих стран. Просто разные государства принимают разные меры, чтобы как-то смягчить последствия.

Есть еще одна проблема: часто говорят, что вакансий много и работники могут выбирать. Но тут вопрос: вакансий много потому, что работники некомпетентны и не могут закрывать эти вакансии, либо же потому, что предприятие не может обеспечить требуемый уровень зарплаты? Если предприятие не может выплатить зарплату, здесь понятно, почему не закрывается вакансия. А вот если сотрудник недостаточно компетентен, то, наверное, нужно забрасывать в головы работникам мысли о необходимости обучения, о том, что даже диплом белорусского вуза не будет гарантией того, что вы будете защищены на всю жизнь. Нужно постоянно учиться.

15.6" 1920 x 1080 TN+Film, Intel Celeron N3060 1600 МГц, 8 ГБ, SSD 256 ГБ, граф. адаптер: встроенный, без ОС, цвет крышки темно-серый
15.6" 1920 x 1080 IPS, Intel Core i7 8550U 1800 МГц, 16 ГБ, SSD 512 ГБ, граф. адаптер: NVIDIA GeForce MX250 2 ГБ, Windows 10, цвет крышки темно-серый
16.0" 3072x1920 IPS, Intel Core i9 9880H 2300 МГц, 16 ГБ, SSD 1024 ГБ, граф. адаптер: AMD Radeon Pro 5500M 4ГБ, Mac OS, цвет крышки серый

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Максим Тарналицкий, Александр Ружечка, Максим Малиновский, из личного архива
Без комментариев