675
25 октября 2019 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров

Один мой друг бесится от инстадив. Что ему делать?

Все разбираются в футболе, политике и отношениях. Мы уцепились за отношения. Плюс вокруг повально и в промышленных масштабах записываются подкасты. Так что мы решили мутить свой. В нашей жизни почти ничего не случается конкретно с нами. Все всегда происходит с «одним моим другом» или «одной моей подругой». И мы используем такой вход в тему. Первая — про дивный мир Instagram и его самых приметных обитательниц. Таких девушек еще называют «инстадивами» (есть вариант грубее). Чья это проблема? Проблема ли? Какими бывают «инстадевушки»? Почему другие хотят быть на них похожими? И почему мужчины тоже могут предъявлять к себе претензии? Журналист Onliner Никита Мелкозеров и не журналист Onliner Аня Брецкая задвигают по теме, в которой все разбираются. Так что welcome в комменты. Видео — на нашем YouTube-канале. 

«„Инстадевушки“ — это не обязательно про лакшери-жизнь»

Никита: Один мой друг сильно страдает от инстадив.

Аня: Каким образом?

Никита: Возможно, они ему не дают. Возможно, парень считает, что они каким-то образом влияют на другую часть женского населения страны, как-то ее отупляя. Внимание, вопрос: инстадевушки — это проблема?

Аня: Да, наверное, но не для меня. Сразу хочу сказать, что реально им завидую. Девушки живут офигенно классной жизнью. Моя, конечно, тоже классная, но немного другая. Я выбрала путь посложнее.

Но у медали же две стороны. И если смотреть «инсту», то там, естественно, все очень красиво и классно. Но есть и другая сторона. Вот я, просыпаясь с утра, ленюсь потратить 20 минут на внешний вид. Прикинь, сколько времени тратят красотки из «инсты»? Это же реально профессия — следить за собой. Пойти в тренажерку, спа, маски сделать, эпиляции, депиляции, ноготочки. Куча времени!

«Сейчас не модно работать много, сейчас модно уходить из офиса в середине дня»

Так что можно говорить о проблеме для самих инстадив и о проблеме для простых девчонок вроде меня. Они же формируют вкусы мужиков, и потом начинается издевательство над среднестатистическими белорусками.

Никита: Мне нравится идея, что развитие «инсты» формирует проблемы не столько мужчин (как потребителей красоты), сколько женщин (как ее носителей).

Аня: В классическом понимании инстадива — обязательно миллионница или стотысячница по подписчикам, у которой все в профиле отлакировано. Это просто тренд, и он глобальный. Я вот зашла в инсту по соответствующим хештегам и увидела кучу девушек, которые стараются подражать реальным миллионницам. Это целое течение, это армия инстадевушек.

Они фотографируются на плохие телефоны с ужасным качеством снимков, в отстойном антураже, на фоне дурацких задников… В общем, инстадевушки — это не обязательно про лакшери-жизнь. Это могут быть и совершено обычные девчонки, которые поддаются влиянию и, наверное, вынуждены, соответствовать. И это реально проблема.

«Тебе просто не дают такие дорогие женщины, и ты завидуешь»

Никита: Как нам наиболее просто определить инстадиву по внешним признакам?

Аня: Это 70% бессмыслицы и 30% какой-то полезности в профиле. Это достаточно отретушированные, переобработанные фотографии с зашкварным контрастом. Естественно, преобладание каких-то полуголых снимков. Моря, рестики — то есть демонстрация жизни, которую могут позволить себе не все, и представление ее в чересчур классном ключе. Типа «Как там дела в офисе, пацаны?».

Никита: Допустим, есть типичные категории инстадив: фитоняшки, отчасти бьюти-блогеры, лухари-герл и так далее. А вот эта новая армия девушек, которые постоянно дофига-дофига заняты и показывают «мою любимую работу», сторис с обучающих семинаров, — инстадевушки?

Аня: Да, но нового вида. Кстати, позиционирование в соцсетях можно разделить на несколько периодов.

Сначала все любили отдыхать. А сейчас все любят работать. Но реально сформированный тренд на высокую работоспособность уже уходит. Сейчас не модно работать много, сейчас модно уходить из офиса в середине дня. Модно сходить на бокал чего-то с подружками на обед. И лично мне это нравится. Да, это по-прежнему инстадивы, но уже новой формации.

«Инстадивы бывают двух типов. Первые реально тупые. А вторые только прикидываются тупыми»

С учетом нашего достаточно нормального темпа на пути к равноправию (невыставление себя идиоткой и нахлебницей) новый формат инстадив мне заходит. А почему нет? Это же классно. Сперва появилась тенденция на ЗОЖ в плане спорта, потом на классную здоровую еду, теперь вот на осознанную работу. Это хоть как-то аргументировано. Это заявление «Я работаю, я зарабатываю, я могу позволить себе за эти деньги куда-то сходить», а не «Я такая красивая, оттого у меня есть богатый мужчина, который может позволить мне не работать, так что сегодня я покажу вам, в какой салон сходила за его три тыщи баксов».

Никита: Я тоже поддержу, потому что виден или подразумевается какой-то внутренний мир девушек. Смотри, мне кажется, мужская претензия к «инсте» может быть двух видов. Раз: тебе просто не дают такие дорогие женщины, и ты завидуешь. Два: ты уверен, что такая категория женщин достаточно токсична, чтобы заставлять других девушек как-то пародировать себя.

Если резюмировать, получатся, «инста» дает индульгенцию на тупость.

Аня: Так и есть. В этом и смысл формирования новых трендов. Некоторые люди своими профилями заявляют: мы не хотим быть тупыми, не хотим сидеть в золотых клетках (хотя я не знаю, у кого в Беларуси есть такая возможность). Вот и выходит: «Я еду с патчами в такси на работу», «Я проработала всю ночь, а сейчас еще и днем еду», «Я проработаю еще несколько сот тысяч лет, а после, может быть, съезжу в отпуск». На самом деле это тоже некоторый передоз, но прикольный.

«Не видела ни одной несчастной дурочки»

Никита: Если не брать в расчет новое веяние на труд, привычная большинству инстадива обязательно глупая?

Аня: Мне не хочется так говорить, но, к сожалению, в большей степени да. Либо она просто пытается такой быть. Знаешь, надо быть очень умной, чтобы охомутать богатого мужика. Или как минимум хитрой. Я не думаю, что инстадивы сильно глупые. Может, недотягивают в образовательной части, но в плане бытовой многим дадут фору.

Никита: Одна моя подруга сказала, что инстадивы бывают двух типов. Первые реально тупые и не ведают, что творят. А вторые вполне себе понимают, что делают, и только прикидываются тупыми.

Аня: Ну, про вторых я только что говорила. Они, во-первых, отлично знают, что красивые. Во-вторых, умеют с этой красотой справляться, управлять и направлять в нужное русло. Такой необязательно работать днями, если она любит спать. Может себе позволить.

Никита: А мы типа можем завидовать, сколько хотим, и хейтить?

Аня: Да, но, послушай, я лично не хейчу их и не завидую в том смысле, что «Проститутка!». Нет, я думаю: «Клево! Один бы день так пожить!» Но при этом я обожаю свою работу и кайфую. И если бы я была красивая, вся такая с грудью, кто знает, может быть, и не сидела бы здесь, а кто-нибудь другой разговаривал бы про меня.

Никита: Я недавно запускал в сторис опрос: типа, мне непонятны все эти видеоселфи, когда девочка улыбается в кадр и больше ничего не происходит. Непонятно, что ими движет. Непонятно, зачем это. Вылезла одна моя знакомая. Я почему-то был на эмоциях и не факт, что был прав, но у нас случился следующий диалог: «Это форма украшения мира красотой женских глаз и носов».«Дуры».«Разве плохо быть дурочкой?»«В моем случае — да».«Не видела ни одной несчастной дурочки».

Аня: В этом очень много жизни. Я вот о чем думала. Мол, у меня есть проблемы, которые для моей вселенной ну очень глобальны. Ну, не знаю, за квартиру заплатить, налоги посчитать, телефон новый взять, потому что этот бесит. Такие напряги обычного белоруса. А потом я подумала: «А у инстадевушек какие проблемы? Записать на ногти не в 20:00, а в 19:00?» Но потом я переложила ее переживания на ее же вселенную и решила, что, возможно, девушка переживает в той же степени, что и я. Только переживаем мы за разное.

«Это просто способ почувствовать себя нужным и подтверждение нехватки внимания»

Так что не думаю, будто им живется просто. Я же мыслю предрассудками. Нам всем кажется, будто они только в салоны ходят. Но у многих реально есть дети, и не стоит сводить всю чужую вселенную к ногтям. Но быть дурочкой или хотя бы жить в каком-то наивняке проще. Сам подумай: как только ты начнешь ко многим вещам относиться не так основательно, они реально станут менее переживательными. Возможно, точно так же и здесь.

«Есть и 50 000, накрученных ботами, но это не медийность, а абы что»

Никита: Есть ведь еще и желание медийности, пусть самой минимальной. Мы как-то разговаривали с саксофонистом Павлом Аракеляном. Он сказал, что соцсети позволили состояться посредственностям. Типа, если раньше требовалось Олимпиаду выиграть, то теперь достаточно завести влог и что-то в него постить.

Аня: Ну, растить аудиторию на самом деле не так просто.

Никита: Безусловно, тем не менее история. Нам как-то написала девочка, мол, ее кинули в гивэвее.

Аня: Развод полный, никогда не участвуйте.

Никита: Фитнес-блогер, миллионница, обещала приток подписчиков за участие в гиве. Девочка заплатила $400, не получив ничего. Мы написали, чтобы другие не попадались. Практика такая, что когда люди оказываются в неприятных историях, которые во многом стали результатом их доверчивости, слабости или глупости, то светиться им совсем не хочется. Потому я заблюрил ей профиль и пустил в эфир. Через неделю мне прилетело: «А почему вы не поставили ссылку на мой аккаунт?» То есть человек хотел немного хайпануть на своей же наивности.

Аня: Она хотела хоть немного отбить свое бабло, которое ушло на гив. Ну а вообще, какой кайф в медийности? Тебя узнают на улице? Тебя зовут на открытие H&M?

Никита: В моем упрощенном понимании тебе звонит какой-нибудь салон обуви и предлагает сфоткаться в их товаре за $300.

Аня: $300 тебе никто не даст. Это не реальные цены для Минска, если речь идет не о супербольшой аудитории. Хотя каждый блогер вправе назначать цену. Если девочка с 5000 подписчиков сфоткается за $300 для салона свадебных платьев, которые стоят от $500, и потом кто-то купит хотя бы одно, все отлично. Это классное вложение.

Но все очень ситуативно. Я не могу поддержать твой посыл про медийность. Я не очень понимаю, зачем она нужна. Когда-то у меня была тупая цель — собрать 500 лайков под фоткой. Максы 350 получилось. Ничего не вышло. Но я как-то подрасслабилась по этому поводу. И повторяю, не знаю применения медийности в Минске. У нас ну очень много людей, у которых 5000, 7000, 10 000 подписчиков, есть и 50 000, накрученных ботами, но это не медийность, а абы что. И я по работе слежу за такими людьми, но и близко не знаю, кто это. И ты, уверена, не знаешь. Мне кажется, это просто способ почувствовать себя нужным и подтверждение нехватки внимания.

«Не проблема девушки, что она обалденно красивая»

Никита: Я, пока готовился, смотрел одного очень воинственного психолога, который говорил, что инстадивы гонятся за эмоциональным ресурсом.

Аня: Мне кажется, это вопрос недолюбленности и какого-то одиночества. Мы же почему-то не выпускаем телефоны из рук. И это по ходу тоже какая-то болезнь.

Никита: А еще такая мысль: ведь не все лайки инстадив от ботов. Есть же запрос. Блин, да у любого парня в ленте будет 3, 33, 3 бесконечности таких девушек. И надо понимать, что их существованию способствуем мы сами.

В подтверждение мысли о мужских запросах. Девочка провела эксперимент в Tinder. Сперва выставила свои обычные фотки. Получилось 27 совпадений. Потом она (утверждая, что у каждой в телефоне есть канонические фотки инстадивы) выставила более агрессивные снимки. Говорит, совпадений стало больше — 39. И если с простыми фотками ребята начали 10 диалогов, то после — 17.

Аня: На какую бы минскую девушку, которая на меня таргетируется, я ни зашла, там обязательно есть твой лайк. Вообще не понимаю, как происходит это опережение. Ты же предложение и порождаешь.

Никита: Потому и не предъявляю претензий. Хай будут. Мне еще интересно про равноправие. Вот женщины — инстадивы. А мужчины?

Аня: Инстабои?.. Смотри, я попыталась погуглить и нашла данные. Правда, только за 2017-й, но достаточно показательные. Самые популярные русские блогеры «инсты» на тот момент — Бузова, Бородина, Собчак, Хилькевич, Кожевникова, Самбурская, Анохина, Шишкова, Боня. В последующие годы их перемешали с ютьюберами. И в 2019-м самые популярные блогеры России — Собчак, Ивлеева, Дудь. То есть на истаграмную территорию уже начинают лезть мужчины, для которых это не основная площадка. Они несут какие-то смысл и идею. Да, какое-то противопоставление мужчин и женщин в соцсетях есть. Но популярных истабоев назвать достаточно сложно. А инстадевушек — легко. Это значит…

Никита: …что неравноправие и сексизм.

Аня: Вот где-где, а в «инсте» — реально. Я просто про то, что у мужчин немного другой формат популярности в Instagram. Наверное, это говорит в пользу изменений: приложение становится немного умнее.

Никита: Мне кажется, надо успокоиться по поводу инстадив, пусть живут себе спокойно. И мужчины, которые ими бесятся, пусть тоже живут спокойно. Все пусть живут спокойно. Инстадевушки — это не самый большой процент населения. Есть огромный процент белорусских женщин, которым необязательно рассказывать про свои ногтики и кого-то там бесить.

Аня: Знаешь, не проблема девушки, что она обалденно красивая. Возможно, проблема мужчины, что он недотягивает. Если девушка хочет показать себя, почему она должна кого-то слушать и скрывать все свои прелести, которыми наградила природа?

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. va@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров