Снизятся ли ставки по кредитам и что будет с инфляцией? Глава Нацбанка о прогнозах и планах

 
34 726
390
07 августа 2019 в 20:12
Автор: Настасья Занько

Сегодня Нацбанк заявил о снижении ставки рефинансирования до 9,5%. Впервые в истории Беларуси ставка достигла такого низкого показателя. Почему регулятор пошел на снижение и чего ждать дальше? Об этом во время брифинга рассказал председатель правления Национального банка Павел Каллаур.

Что происходит с инфляцией в Беларуси?

Мы видим, что внешние проинфляционные риски снизились, особенно на краткосрочном горизонте, — отметил во время выступления Павел Каллаур. — В первую очередь это касается России. Банк России улучшил прогноз по росту потребительских цен, что позволило ему в июле текущего года в очередной раз снизить ключевую ставку. ФРС США и Европейский центральный банк также заявили о смягчении монетарной политики на фоне ослабления инфляционного давления и замедления мировой экономики.

Что касается ситуации внутри страны, то тут пока никаких встрясок, всё по намеченному плану.

Постепенно уходят проинфляционные факторы второй половины прошлого, начала текущего года: ускоренный рост заработных плат, конъюнктурный шок на рынке продовольствия, повышение цен на автомобильное топливо на внутреннем рынке. Как следствие, идет замедление интенсивности инфляционных процессов, — отмечает глава Нацбанка.

Он добавляет, что сейчас реальный обменный курс белорусского рубля, несмотря на небольшое укрепление, находится вблизи своего равновесия, кредитование экономики также близко к равновесному уровню.

Вместе с тем, по словам главы Нацбанка, по опросам белорусов, инфляционные ожидания все равно остаются высокими. Проще говоря, люди не верят в снижение цен.

Проведенные опросы показывают определенное снижение инфляционных ожиданий за весенние месяцы, — отметил Каллаур. — Однако они по-прежнему выше фактической инфляции, что сдерживает ее замедление. При этом снижение фактической инфляции будет способствовать повышению уверенности у экономических агентов и, как следствие, уменьшению их инфляционных ожиданий в среднесрочном периоде.

Как, по мнению Нацбанка, вырастут цены в ближайшем будущем?

Наши оценки не претерпели изменений в целом. Как мы говорили на предыдущих встречах, во втором полугодии рост цен будет замедляться, — считает Каллаур. — Вместе с тем мы не исключаем, что инфляция в июле текущего года будет выше уровня июля 2018-го. Но это будет обусловлено эффектом низкой базы прошлого года. Напомню, в июле 2018 года было зафиксировано рекордное снижение цен на плодоовощную продукцию. Кроме того, произошло изменение сроков повышения тарифов на услуги ЖКХ. В текущем году — в июле, в прошлом году — в сентябре. Именно за счет этих позиций мы можем увидеть более высокие цифры по инфляции в июле этого года. В то же время базовая инфляция, по нашим оценкам, продолжит снижаться. В последующем инфляция будет замедляться и к концу 2019 года сложится вблизи 5%.

Мы считаем, что нейтральное влияние на инфляционные процессы со стороны внутренней экономики сохранится. Этому во многом будут способствовать уменьшение интенсивности потребительского кредитования, рост заработных плат, основанный на повышении производительности труда, — добавил он. — Мы ожидаем, что поступление нового урожая позволит нивелировать рост продовольственных цен второй половины прошлого года, а также снизить вероятность возникновения конъюнктурных шоков в ближайшем будущем.

Правительство в будущем году будет активнее тратить накопленный профицит, не приведет ли это к росту цен?

Да, эти вопросы были предметом наших дискуссий, — отвечал на вопросы журналистов Павел Каллаур. — Все эти риски накопленных в предыдущие годы бюджетных средств мы учитывали при прогнозе денежно-кредитной политики.

Нацбанк отмечает, что не ждет какого-то влияния на инфляцию со стороны бюджета, даже несмотря на то, что в бюджете на будущий год заложен дефицит 0,9% ВВП, или 1,3 миллиарда белорусских рублей.

Этот дефицит связан не с опережающим ростом расходов бюджета, который мог бы повлиять на инфляцию, а скорее с изменением доходной части, — отметил заместитель председателя правления Нацбанка Сергей Калечиц. — Бюджет верстается исходя из базового, достаточно консервативного сценария развития экономики. В него закладываются достаточно осторожные подходы, возможность неполучения ряда валютных поступлений, которые были раньше, от нашего торгового партнера. Поэтому бюджету придется задействовать имеющиеся у них валютные депозиты. С другой стороны, плюс этих процессов в том, что будет снижаться госдолг. Никакого страха мы тут для инфляции не видим.

Почему ставку рефинансирования снизили на 0,5%, а не больше или меньше?

Я лично глубоко убежден, что если ставка неоднозначная, то снижать ее на 25 базисных пунктов (0,25%. — Прим. Onliner.) — это не самый оптимальный шаг, — отметил Каллаур. — Когда ставка достигает однозначной величины, в нашем случае это уже есть, дальнейшие шаги могут быть различными. Это может быть и 25 базисных пунктов, может быть и 50. Все будет зависеть от того, как будут складываться условия. Причем когда я говорю о снижении, это не значит, что в условиях нарастания рисков не может быть и обратного процесса — повышения.

Будет ли еще снижение ставки рефинансирования до конца года, к примеру до 9%?

Перед нашей встречей я посмотрел, что Национальный банк прогнозировал в прошлом году. На одном из наших расширенных правлений было заявлено, что регулятор вполне допускает: к концу 2019 года ставка рефинансирования может быть в пределах 9—9,5%. Дмитрий Леонидович Мурин (начальник главного управления монетарной политики и экономического анализа Национального банка. — Прим. Onliner) на СТВ цифру выше 9,5% не называл. Сейчас мы не даем никаких оценок по ставке рефинансирования до конца года, — отметил Павел Каллаур. — Мы считаем, что шаг, который сделан сейчас, взвешен и продуман нами. Дальше все будет зависеть от того, как будет складываться ситуация на международных рынках, во что выльются торговые войны, перерастут ли они в валютные и так далее.

Упадут ли ставки по кредитам?

Один из самых острых вопросов — будут ли снижаться ставки по кредитам на фоне снижения ставок рефинансирования. К примеру, в 2017 году кредиты на жилье давались под проценты по схеме «ставка рефинансирования + 2 процентных пункта», сейчас это ставка рефинансирования плюс 4—5 процентных пунктов.

Ставки на денежно-кредитном рынке зависят от его конъюнктуры, — отмечает глава Нацбанка. — Когда мы имели определенные риски в конце прошлого года и в начале текущего года, банки повысили ставки на денежно-кредитном рынке. Не только на жилье, несколько выросли ставки и по потребительским кредитам, и даже незначительно по кредитам для юридических лиц. Это нормальная реакция банков на ситуацию на рынке. Я уже как-то отмечал, что у нас был однозначный тренд на снижение процентных ставок. Мы достигли определенного уровня и сейчас будем находиться в колебании процентных ставок. Они могут снижаться и незначительно повышаться. Это нормально, как раз это характеризует некое равновесие на рынке.

Я полагаю, что все-таки, учитывая снижение ставки рефинансирования, мы будем наблюдать снижение ставок в том числе и по кредитам на жилье, — добавил глава Нацбанка.

Не приведет ли это к росту закредитованности населения?

Безусловно, если макроэкономические условия сложились таким образом, что ставку рефинансирования нужно понижать, то значит, ее нужно снижать, — считает Павел Каллаур. — При этом, безусловно, это может повысить спрос на кредиты со стороны населения. Мы ничего плохого в этом не видим. Если спрос будет находиться в каких-то разумных пределах. Мы все-таки полагаем, что даже при снижении ставок на денежно-кредитном рынке мы будем иметь замедление темпов роста кредитования населения. Будут работать меры, предпринятые раньше, а также есть насыщение спроса.

С чем будет связано снижение потребительского кредитования?

Журналисты поинтересовались у главы Нацбанка, как будет снижаться потребительское кредитование, с учетом растущей популярности различных карт рассрочек.

Мне кажется, что бурное развитие карт рассрочек себя исчерпало, — отметил Павел Каллаур.

Я хочу поправить, мы не говорим о снижении потребительского кредитования, мы говорим о замедлении темпов роста, — отметил Дмитрий Мурин. — То есть оно будет расти, но не теми темпами, которые наблюдались в предыдущие периоды. Но с начала этого года мы видим четкую тенденцию к замедлению. Скорее всего, она будет продолжаться как до конца этого года, так и на протяжении следующего. Причин здесь много. С одной стороны, это исчерпание низкой базы, как мы говорили. До 2017 года потребительское кредитование было стабильным, не росло в силу известных причин. Потом начался бурный восстановительный рост. Дойдя до определенного уровня, рост начал замедляться.

Читайте также:

Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен»!

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!