«У большинства девушек была цель: попробовать араба или аниматора». Белорус рассказывает правду о работе в египетском отеле

1001
21 июля 2019 в 8:00
Автор: Дарья Спевак. Фото: Александр Ружечка, из личного архива героя

«У большинства девушек была цель: попробовать араба или аниматора». Белорус рассказывает правду о работе в египетском отеле

По фотографиям Вадима в Instagram можно подумать, что его жизнь — египетская сказка: девушки в купальниках, море, вечеринки. Если не знать о работе аниматора в отеле подробнее. Белорус рассказывает о странных запретах: нельзя сидеть на шезлонге, купаться в море и приводить в свой номер гостей отеля. Но он шутит: правила созданы для того, чтобы их нарушать. О своих приключениях в Шарм-эль-Шейхе вспоминает минчанин Вадим Пороховник.

Тупые правила и конфликты с арабами

В начале весны выпускник БНТУ вернулся из путешествия в Марокко — и ему очень захотелось обратно в Африку. У его мамы как раз остался контакт египетского гида после путешествия.

— Я сказал: «Мама, хочу работать в Египте, дай мне его номер». Предложили два варианта: работать гидом за $500 или аниматором за $300. Да, разница в деньгах есть, но у гида скучная работа: всегда носишь брюки и рубашку, ездишь из отеля в аэропорт и обратно, да и все. Поработать аниматором интереснее: я, допустим, впервые в жизни потанцевал. Менеджер спросил, что я умею, — сказал, что общаться. Брали почти всех, главное — желание работать.

В апреле Вадим собрал вещи и улетел на три месяца в поисках приключений и развития. Летел из Киева — там парню сделали липовый туристический ваучер и пообещали $300 в месяц и один выходной в неделю.

— Билеты на самолет покупал за свои. Туристическую визу (да, в Египте все работают нелегалами) на первый месяц — тоже. Остальные визы компания пообещала оплатить, но потом кинула. Но я туда летел не заработать и не отдохнуть, — Вадим говорит, что такие ожидания — типичная ошибка будущих аниматоров. — Ехал для саморазвития, хотелось посмотреть на Красное море. Благодаря Египту сейчас у меня куча знакомых по всей Европе, интересные предложения по работе: девушка из Голландии предложила поработать в сервисной поддержке сайта, стартовая зарплата — €2 тыс. Пока думаю.

Вадим рассказывает, что перед поездкой читал немало историй, когда людей кидали на деньги, но решил рискнуть и попробовать. В Шарм-эль-Шейхе его ожидал пятизвездочный отель на 1200 гостей.

— Меня встретили и закинули в The Grand Hotel, поселили в блоке из трех комнат. Там я жил с диджеем и шеф-аниматором. Со мной работали еще три аниматора — все из Украины. Первое, что мне сказали: пойдем, будешь танцевать. Я так испугался: не умею! Но утешили: нужно просто повторять за остальными. Я двигался, будто какой-то краб — выглядело очень нелепо. Но через пару недель выучил все 10—12 танцев. За все время при мне поменялись где-то шесть шефов и аниматоров: кто-то не выдерживал и улетал, других увольняли за глупости.

Вадим рассказывает, что поработать аниматором в Египте приехал американец. Но его отправили обратно: не приглянулся внешне.

— У нас были очень тупые правила: запрещено сидеть на шезлонгах, приглашать гостей и даже купаться в море. За все время я сходил поплавать пять раз. Потом нам запретили выходить из отеля после полуночи. И никто не объяснял почему, — но Вадим шутит: правила созданы для того, чтобы их нарушать; раз компания их не соблюдала, он тоже решил не заморачиваться. — В контракте прописано, что аниматоры не могут иметь никаких отношений ни с аниматорами, ни с гостями отеля. Но я познакомился с девчонкой из Москвы. Очередной шеф, с которым я жил в гостинице, уезжал ночевать на свою квартиру. Я привел к себе в номер эту девушку, а мой сосед диджей сидел в другой комнате — это единственный египтянин, которому я мог доверять, он стал мне другом. Мы ведь тоже люди, хотим отдохнуть. Два часа ночи. Моя новая знакомая только пришла — слышим шаги: идет шеф. Закрываюсь с ней в комнате, он стучит и орет, чтобы я выходил. Я не вышел. Он пытался выломать дверь, но не получилось. Девушка вылезла через окно, а уже ближе к утру я открыл дверь. Он стал орать, почему я привожу гостей. Я сказал: ищите, в комнате никого нет. Ему нечего было возразить. Перехитрить египтянина очень сложно, но тогда получилось.

Вообще, с арабами, говорит Вадим, белорусу ужиться непросто. У них не принято говорить о личном и держать слово.

— Однажды я спросил у жены шефа, курит ли она. Шеф начал наезжать: мол, почему я спрашиваю у нее о личном? Такой менталитет. После этого общался только по работе. Там на многое реагируют по-другому. Если ты сделаешь что-то не так, тебя сразу сдадут.

Например, если аниматор пьет на работе: это запрещено, даже если клиент угощает. Бесплатно выпить им разрешали в клубах, «но алкоголь такого же низкого качества, как и в отеле». Вадим рассказывает, что гости иногда дарили ему украинскую водку, семечки и шоколадки. Зато питаться можно было в общем с гостями ресторане.

— Правда, алкогольные напитки не разбавляют, пиво и условный виски льют при вас, но они низкого качества. Да и виски льют не много, больше колы сверху. Но даже если просить чистый, напиться до белки, как любит наш народ, очень тяжело — для этого нужно пить с утра до вечера. Еда, как правило, свежая, но бывает, что халтурят и могут подложить то, что не съели на завтрак или на обед. Но это делает персонал — если проверяющие заметят, сразу дадут в шею.

Вадим рассказывает, что работники отеля не любили аниматоров, всегда пытались подставить или сделать подлость.

— Из-за того, что мы получали больше и могли общаться с гостями, а они — нет… И в этом отеле делили людей по национальности. Европа ходила с синими браслетами, русскоговорящие — с зелеными… Отношение к гостям было разное: к синим относились лучше, ведь они богаче и чаще оставляли чаевые. Для меня это был нонсенс, — вспоминает парень.

Вадим говорит, что отель не тянет на пять звезд: большинство номеров в старом ремонте, благоустроенные — только номера делюкс.

— Банальные тапочки и халат не дают, маленький тюбик шампуня — на троих человек. Сначала заселяют, как правило, в самый плохой номер, где есть проблемы, и потом ждут, попросят заменить или нет. Если люди жалуются, то за отдельную плату без проблем заселят в нормальный.

Проблемы с зарплатой и разочарование в славянских девушках

Хотя Вадим работал нелегально, ему дали подписать «какой-то контракт» — он удивился, но подписал.

— Там указано, что первые 14 дней — это тренинг, за них не платят. Но если ты дорабатываешь все три месяца, то деньги отдадут. Я этот момент обсуждал и до поездки, и когда приступил к работе. Нам говорили, что все будет, но через полтора месяца стали включать заднюю: мол, это распространяется только на тех, у кого контракт на полгода.

В итоге из обещанных $300 за первый месяц белорусу заплатили только $160. За второй — $290.

— Вычли $10 штрафа, но я даже не знаю почему. Всей команде дали этот штраф. За третий месяц на руки выдали $200. Плюс были проценты с продажи дискотек. Но в контракте про дискотеки и штрафы нет ни слова. Билет на дискотеку стоил $15, с него мне выпадало сначала $1,7, а потом подняли до $2,5. В отеле жило до 1200 человек — вроде все богатые, но им эти дискотеки не интересны: люди просто приехали полежать на шезлонге и посмотреть на море. Им проще дать тебе эти $15, чтобы ты отстал. В среднем собирали 5—7 человек на дискотеку, в «урожайные» дни — человек 20. Но бывало, что два-три дня по нулям. И за это компания давала штрафы.

Вообще, рабочий день аниматора начинался в десять утра. До полпервого он развлекал гостей на пляже: делал с ними зарядку, играл в волейбол, дартс, занимался аквааэробикой и так далее. Герой говорит: когда отель полностью забит, найти место на пляже очень сложно.

— Уже с восьми утра все занято, но есть хитрость от арабов: они кладут свои же полотенца и условные ласты — занято. Если приходит русский, говорят: «Нет, друг, уходи, мест нет». Европейцам продают места за €5 — русские на такие авантюры не соглашаются. Персонал на пляже одет неопрятно: грязная испачканная одежда и рваные кроссовки, на оголенных девушек смотрят, как голодные собаки.

Вадим говорит, что иногда персонал отеля ворует полотенца, когда гости плавают, чтобы потом выбить $15 штрафа. Но у аниматора другая работа.

— Первую половину дня начинали и завершали танцем. Потом — перерыв на два с половиной часа. Там уже было полегче: жара спадала, и на пляже работали полтора часа. Потом два аниматора должны полчаса стоять на входе в столовую, приветствовать гостей — иногда в дебильных костюмах. Наш директор любил африканские костюмы, но нас одевали, как геев: какая-то юбка из мусорных пакетов и обтягивающая леопардовая майка. И при этом надо улыбаться. Но работа есть работа.

После перерыва — в восемь вечера — аниматор выходил на работу в самом отеле: обслуживал террасу-бар, лобби и анимейшен-бар, общался с гостями, зазывал участвовать в активностях и ходить в диско-бары.

— Каждый день в отеле была куча конкурсов: выбирали мисс и мистер отеля, лучшую пару отеля, пели караоке, «Угадай мелодию» — по всему Египту конкурсы одинаковые. Это длилось до полуночи. Потом кто-то из аниматоров едет спать, а кто-то сопровождает гостей в клубы. В лучшем случае ты вернешься оттуда в три часа ночи. На вечеринках мы сопровождали и контролировали гостей, особенно девчонок: им там небезопасно. Местные ребята очень трепетно относятся к нашим девушкам и пытаются куда-то затянуть их. Мы подходили и объясняли арабам: это наша гостья, вали отсюда. Только если сама девушка сильно настаивала, оставляли в покое. Иногда звали охрану: мужчина мог схватить девушку за руку и кричать: «Отстаньте, она меня хочет! Она хочет взять мой номер телефона!» — вспоминает герой.

Перед отъездом его друг, который работал аниматором в Турции, сказал парню: «Вадик, ты вернешься другим человеком. Как минимум мнение насчет девушек у тебя изменится». Проработав месяц, Вадим понял, о чем речь.

— Я не знаю, что происходило с большинством девушек, но у них было желание найти приключения на свою задницу: попробовать араба или аниматора. У них это было как цель. В основном приключений искали девушки из Украины. У них есть мужья, парни и дети. Были такие, что на пляже говорили в лоб: «Где тут можно чего-нибудь интересное поделать?» Ты стоишь в ступоре: у нее в номере спит муж, а она такие вещи говорит. Сейчас, если у меня будет девушка, я побоюсь отпустить ее одну или с подругой в эти страны. Мне будет неспокойно.

Белорус рассказывает, что раз в неделю у отеля проходили пенные вечеринки — все аниматоры ненавидели и проклинали этот день, «потому что отдыха не было вообще».

— Всю аппаратуру надо было перенести из отеля на пляж — работали, как грузчики, все грязные и в пене. Мы продавали билеты по $8. Договаривались, что с билета $1 забирает аниматор, но мне так и не заплатили, — на пенной вечеринке Вадим встретил и свой «22-й и худший» день рождения.

Проблемы с вылетом, штраф и кидалово

Через три месяца работы, с хорошим английским и новыми впечатлениями, Вадим собирался домой. Последние четыре дня до вылета стали для него самыми стрессовыми за все время работы.

— Меня выкинули из отеля в полночь за четыре дня до вылета. Сказали, что я поеду в другой отель отдыхать — это такой подарок. Дали $15 на ночевку, а потом заселили во второй отель. И сказали: там все ждут, что ты будешь работать, но ничего не делай. И что мне, просто сидеть? Обещали ведь, что будет только отдых. Они любят навешать обещаний.

Наутро Вадим приехал в новый отель — до моря ему было 20 минут, сутками кормили котлетой и рисом «в какой-то каморке для персонала».

— Постоянно ходил голодный. Да и контингент там был не очень интересный. Людей практически не было — я просто создавал видимость деятельности. В день вылета не вышел на работу, собрал вещи и пошел к выходу. Охрана меня не выпустила: мол, не имеешь права, контракт. Я ответил, что контракт — это просто кусок бумаги, я работаю нелегально. Пригрозил рассказать полиции, что меня незаконно удерживают. Прибежал шеф, стал орать матом и показывать средний палец. Он выпотрошил мою сумку (чтобы удостовериться, что я ничего не украл), и я уехал.

Белорусу нужно было забрать последнюю зарплату в прошлом отеле: ему почти неделю обещали рассчитаться.

— У меня была просрочена виза — в компании обещали заплатить за нее $65. Но они сделали вид, будто впервые слышат о таком большом сборе. Я принес документы из посольства, но меня кормили завтраками. Потом начальник сказал мне, мол, не надо ничего платить, у него есть друзья в аэропорту — помогут вылететь. Он кому-то позвонил, потом назвал фамилию и имя человека. Мол, он тебе поможет, спроси у любого полицейского в аэропорту о нем — проблема решится. Конечно, никто об этом человеке ничего не знал, а я обошел где-то 20 полицейских. Начальник сбрасывал звонки — просто кинул. Меня всего трясло. В итоге на паспортном контроле я заплатил $100 штрафа и сел в самолет в последние секунды.

В тот момент на руках у Вадима было €480 и $180 — то, что он заработал за три месяца с чаевыми. Кроме странных штрафов, его кошелек опустошили и в номере отеля: парень говорит, что постоянно недосчитывался каких-то сумм. После первых краж стал носить деньги при себе.

— Обидно насчет денег, но я не пожалел. Опыт классный. Наш контингент — процентов 80 иностранцев. Очень повезло, за три месяца английский подтянул лучше, чем в школе за пару лет. Мне приходилось общаться с утра до вечера, и на английском я общался больше, чем на родном языке, — заключает парень.

В жизни еще много других профессий. Расскажите правду о своей. Мы не ищем жалобщиков и нытиков — просто хотим рассказать правду, чтобы больше узнать друг о друге и стать мудрее. Если вы готовы, мы гарантируем анонимность. Пишите на va@onliner.by.

каркас: искусственный ротанг/алюминий, сидение: искусственный ротанг
каркас: искусственный ротанг/алюминий, сидение: искусственный ротанг
каркас: сталь, сидение: ткань, складной
Нет в наличии

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дарья Спевак. Фото: Александр Ружечка, из личного архива героя