1437
19 июля 2019 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Видео: Алексей Носов

Перекладывала бумажки в исполкоме. Ушла, чтобы танцевать стриптиз

Рубрика «Бытовуха» воскресает. Мы по-прежнему не стесняемся спрашивать, чтобы сделать собственное представление о чужой жизни чуть богаче. Вот недавно сходили в стриптиз-клуб. Установили камеры и стали задавать дурацкие вопросы. Ну что-то вроде «Скользкий ли шест?», «Чаевые можно карточкой оставить?» и «Как часто вам предлагают секс?». Эффектная артистка танцевального коллектива Анжелика рассказала нам в ответ о девушках, которые приходят на стриптиз со своими мамами, тревожной кнопке и духовном развитии.




— Анжелика — твое настоящее имя?

— У нас в профессии принято брать псевдонимы, но я не стала этого делать. Так что да, меня зовут Анжелика.

— Почему стриптиз?

— Никогда не ставила цели стать стриптизершей. Так сложились обстоятельства. Наверное, банальное желание заработать каких-то денег и творчески реализовать себя.

Четыре года назад решила менять что-то в жизни. До того работала в районной администрации, бумажки перекладывала. Очень скучная работа. В один день пришло понимание: «Боже, чем я занимаюсь!» Мне скучно.

В итоге откликнулась на вакансию. Даже не ожидала, что мне перезвонят. Но звонок раздался в тот же день. Пошла на кастинг. Попросили станцевать: «Просто, как ты умеешь». А мне танцевать всегда нравилось. Это от мамы передалось. Включили музыку, я стала двигаться. Мне сказали: «Приходи тренироваться, мы тебя берем».

— Что за районная администрация?

— Исполком Первомайского района. Занималась семейным капиталом.

— Помнишь первое выступление?

— Очень хорошо помню. Даже лица гостей, которым танцевала, помню. На самом деле все прошло хорошо. Меня даже похвалили. Да, был дикий мандраж — в руках, ногах. Это неминуемо в нашей профессии. Тем более во время дебюта. Но постепенно привыкаешь и успокаиваешься.

«У нас все танцовщицы с высшим образованием. Глупым просто тяжело заниматься такой работой»

Хотя волнение — это в целом нормально. Волнуюсь перед каждым выходом на сцену. Когда подхожу к гостю, тоже волнуюсь. Все-таки передо мной незнакомый человек, нужно найти к нему какой-то подход, расположить к себе.

— Стеснялась оголяться?

— Оголение — понятие растяжимое. У нас вот танец топлес. Это для меня просто. Я своего тела не стесняюсь. Можно оттанцевать всю песню и только в конце трека оголиться. Ничего постыдного и неудобного в этом я не вижу.

— Девушка может оголиться полностью?

— Если есть желание. Если есть договоренность. То есть все зависит от настроения стриптизерши и возможностей гостя. Несколько раз за карьеру я танцевала полностью голой. Скорее всего, то было стечение обстоятельств на работе.

— А бывают закомплексованные стриптизерши?

— Бывают как закомплексованные, так и сверхсамоуверенные. Все индивидуально.

Ну вот, допустим, девушка пришла в стриптиз закомплексованной. Вариантов развития ситуации два: либо девочка совершенствуется, покидает зону комфорта, привыкает, либо понимает, что это вообще не ее, и заканчивает.

— Сколько у тебя выходов за ночь?

— По-разному, зависит от гостей. Как правило, за час может быть два или три. Оттанцевала — вернулась в гримерку. Там каждый занимается своими делами. Кто-то читает, кто-то фильмы смотрит, кто-то ест, кто-то просто общается. По-разному. Я обычно читаю, общаюсь с коллегами, иногда смотрю сериалы.

— Что читаешь?

— Психологию, как правило.

— Где ты училась?

— Окончила иняз, факультет межкультурных коммуникаций. Французский и английский языки у меня основные. У нас, кстати, все танцовщицы с высшим образованием. Очень умные девчонки, глупых здесь нет. Глупой просто тяжело заниматься такой работой. Это же не просто выйти, станцевать и забрать свои деньги.

Ты должна уметь, собственно, танцевать, красиво подавать себя на сцене, уверенно налаживать контакт с гостем, расположить его, создав комфортную атмосферу, чтобы возникли какие-то общие темы и всем было комфортно. Это не очень-то легко.

— Что тебе больше всего нравится в своей работе?

— Мне в принципе нравится моя работа, я ее безумный фанат. Люблю духовно развиваться здесь. Вы не поверите, но да, мы все здесь духовно развиваемся. Я люблю заниматься творчеством и прогрессировать в нем. У нас есть хореограф, мы много репетируем, пытаемся создавать новые образы. Это занимательно. Мне нравится общение с гостями, общение с коллегами. Считаю стриптиз достойной сферой. Я нашла себя в ней и чувствую прекрасно.

— Что тебя больше всего бесит в своей работе?

— Чтобы прямо бесило, такого нет. Есть вещи, которые не нравятся. Например, публика, которая не уважает танцовщиц. Люди думают, будто статус гостя возвышает их над девочками. Будто бы они какая-то обслуга.

— Как часто тебе поступают предложения не самого приятного характера?

— Для этого необязательно быть стриптизершей. Какую-нибудь похабщину можно услышать и на улице. Если мне что-то предлагают на работе, стараюсь не реагировать. Когда настроение хорошее, могу в ответ пошутить.

«У меня есть любимый мужчина. И он положительно относится к моей профессии»

Надо понимать, что я в принципе чувствую себя на работе в безопасности. У нас четкие администраторы и опытные охранники. Гости в целом адекватные. В приватных комнатах есть тревожная кнопка. В случае чего просто нажимаешь — сразу прибегает администратор или охранник. Как-то у нас все решается адекватными способами.

Если моделировать ситуацию, как только ко мне начнет приставать гость, я выйду из комнаты — и конец истории. Случись что-то более серьезное, нажму тревожную кнопку. Я про нее рассказывала.

Вообще, публика разная. Много женщин. Часто приходят семейные или просто пары. На моей памяти были мама с дочерью. Людей вдохновляет, они приходят сюда получить какие-то положительные эмоции. В этом нет ничего сверхъестественного. Мне бы тоже хотелось взять свою маму и пойти в стриптиз. Но, боюсь, моя не пойдет.

— Родители знают, кем работает их дочь?

— Знают и уважают мой выбор.

— Четыре года назад ты приходишь к родителям и говоришь: «Мама, папа, я ушла из исполкома, теперь вместо бумажек у меня шест». Какой была реакция?

— Адекватной. Они приняли мой выбор. Мотивировала его желанием реализовывать себя. На предыдущем месте я деградировала. Откровенно. Сейчас я развиваюсь духовно и каждый день работаю над собой.

— Какое развитие возможно в твоей профессии?

— Постоянное духовное развитие. Карьерный рост — другой вопрос. Все сугубо индивидуально. Можно стать хореографом, можно открыть свою студию танцев, можно заняться чем-то другим. Какой-то иерархии внутри стриптиза нет, дедовщины — тоже.

— Каков средний возраст белорусских танцовщиц?

— Наверное, 24—25 лет. Пока душа танцует, можно выступать, как только надоедает, можно спокойно покидать профессию. Честно, самая опытная танцовщица, которую знаю, — это я сама. Мне 27.

— Встречаешься с кем-нибудь?

— Конечно. У меня есть любимый мужчина. И он положительно относится к моей профессии. Точно так же, как и родители. У нас полное доверие и взаимопонимание. Правда, он не ходит на мои выступления. Наверное, старается не стеснять меня. Все-таки я на работе.

— Что это за работа в плане денег?

— Все мы любим мечтать. И моя работа позволяет реализовывать мечты. И вообще, некрасиво у девушек спрашивать про деньги. Обычно мы задаем такие вопросы.

— Чаевые — это полностью ваши деньги?

— Ты сперва танцуешь на сцене, после чего спускаешься в зал. Подходишь к столикам и предлагаешь приват. Гость может согласиться на этот танец, может отказаться. Дело его. Потанцевала у столика — получила чай, это твои деньги.

«Танцевала однажды под „Ну что ж ты страшная такая“. Нормально было»

Есть, к слову, люди, которые платят деньги за табличку «Не беспокоить». Человеку хорошо наедине с собой. Имеет право побыть среди людей молча.

Мне сложно сказать, что такое хорошая ночь в плане чаевых. Все всегда по-разному. Определенных цифр нет, да и называть я их снова-таки не стану. Но вообще, мне кажется, что все ночи хорошие — вне зависимости от цифр. Просто мы занимаемся любимым делом.

— Чаевые карточкой принимаете?

— В ответ постоянно шучу: «А где вы ей проведете?» На такие случаи у нас есть администратор.

— После ночи хороших чаевых ты можешь пойти и купить себе, допустим, туфли?

— И заодно перекусить в ресторане.

— Самая странная песня, под которую ты танцевала.

— «Ну что ж ты страшная такая, ты такая страшная, ты ненакрашенная страшная и накрашенная». Нормально было. Я улыбалась, гость веселился. Все были счастливы.

Вообще, в любом стриптизе есть так называемое crazy menu. Оно предоставляет гостю возможность пригласить девушку за свой столик на 20 минут. Это не танец, это общение. Я подхожу, присаживаюсь, мы начинаем говорить на какие-то больные темы, если они есть, выпивать, курить кальян. Можно просто молча посидеть. Бывало, кстати, такое.

Некоторым людям хочется общения, некоторым хочется, чтобы рядом посидела красивая девушка. Почти любые желания. У нас, например, можно заплатить деньги и показать на сцене свои умения. Многие откровенно думают, что стриптиз — это легко. Окей. Человек бросает себе вызов и идет показывать простые движения. Это весело, забавно и интересно.

«Если тюкнулась носом о шест, надо продолжить танец как ни в чем не бывало. Главное, чтобы кровь не пошла»

Человек может заплатить за номер телефона девушки. Но в меню указано: по ее желанию. То есть все зависит от девушки. Захочет поделиться циферками — поделится, не захочет — не поделится. Кстати, самая популярная позиция. Мужчина говорит: «Давай созвонимся».«Давай, в меню есть мой номер телефона, плати».«А, окей».

— И ты даешь свой номер телефона?

— Даю.

— Как твой любимый мужчина на это реагирует?

— Он об этом знает. И в принципе, у нас никогда не возникает никаких вопросов по этому поводу.

— По обуви. Никогда не падала?

— Нет. Она очень удобная на самом деле. Обуваюсь — и сразу выше становлюсь. Каблуки очень устойчивые и крепкие. У меня ни разу не ломались. И вообще, отсутствием травм подтверждается квалификация танцовщицы. Курьезы — да, курьезы бывают. Случалось, что девочки соскальзывали с шеста и падали, но это все настолько минимально, что не о чем говорить.

Лично я пластом ни разу не валилась. Крепко стою на ногах.

— Что делать, чтобы шест не был скользким?

— Протирать спиртом. Все-таки у нас присутствуют акробатические элементы. Но на самом деле для профессионалов это не помеха. Руки иногда мажем магнезией. Правда, я не мажу.

— Какой совет дашь юной стриптизерше, если она невзначай тюкнулась носом о шест?

— Продолжить танец как ни в чем не бывало. Главное, чтобы кровь не пошла. Если есть кровь, естественно, танец не продолжишь.

— Какой боевой вес стриптизерш?

— Это риторический вопрос?

— Не самый тактичный, но вполне конкретный.

— На самом деле мужчины любят разных девушек. Потому в нашей профессии нет каких-то определенных рамок. Главное, чтобы девушка чувствовала себя уверенно, умела красиво подать себя… Наверное, все.

— Худшая реакция на свою работу, которую ты получала.

«Боже мой! Что ты тут делаешь! Ты такая красивая! Почему ты так себя не уважаешь?» — один гость сказал мне такое, но обычно я стараюсь не реагировать на такие вещи.

— Рассказываешь людям, с которыми знакомишься, что работаешь стриптизершей?

— Конечно. Говорю: «Я стриптизерша». И то ли этикет у людей работает, то ли еще что, но они реагируют спокойно и не расспрашивают меня об этом. Да, стриптизерша. Обычно люди, с которыми я начинаю общение, проявляют ко мне уважение и даже не позволяют себе негативных мыслей.

— А что у тебя в трудовой написано? «Стриптизерша»?

— Нет, немножко по-другому: «Артист танцевального коллектива». Красиво звучит.

— Твое согласие общаться с нами — манифест в защиту профессии?

— Люди привыкли мыслить стереотипами. Я стараюсь с ними бороться. Главный стереотип звучит просто: все стриптизерши — проститутки. Но мы здесь всего лишь танцуем. Мы не предоставляем услуги интимного характера.

Откуда такое отношение, я даже не знаю. Наверное, менталитет. Просто есть люди, которые понимают, что такое стриптиз со всеми вытекающими обстоятельствами. А есть люди, которые любят навешивать ярлыки — так им проще ориентироваться в мире, не особо углубляясь в суть и мою профессию.

Меня полностью поддерживают семья, мужчина, окружение. Потому, в принципе, никаких плохих отзывов или негативных комментариев я не боюсь и готова до конца отстаивать свою профессию. Заявляю: стриптиз не равно проституция. Даже рядом не стоял. Танцовщицы — воспитанные, образованные, культурные девушки. Так что приходите — посмотреть и пообщаться с культурными девушками.

крем для лица, для всех типов кожи, SPF 30, свойства - очищение/увлажнение, активные ингредиенты - термальная вода, объем 50 мл
крем для лица, для всех типов кожи, свойства - повышение упругости, объем 30 мл
тоник для лица, для проблемной кожи, свойства - против пигментации, активные ингредиенты - водоросли, объем 250 мл

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Видео: Алексей Носов