Суд над футболистами Мамаевым и Кокориным: за что били белоруса Соловчука?

 
21 016
211
25 апреля 2019 в 17:23
Автор: Андрей Рудь

В Москве продолжается судебный процесс над футболистами Александром Кокориным и Павлом Мамаевым. Сегодня опрашивали свидетелей, а также самих обвиняемых. В частности, подробно разбирали избиение белоруса Виталия Соловчука. По словам обвиняемых, без девушки тут не обошлось. Издание championat.com ведет трансляцию из суда.

Началось все с того. что одна из девушек, которые были с футболистами, перепутала машину и села в автомобиль Соловчука. Она же впоследствии, когда ее извлекли наружу и указали на ошибку, процитировала фразу, якобы сказанную белорусом о ее спутниках: «Я таких петухов не вожу».

Championat.com передает рассказ Мамаева об этом эпизоде бурной и многоходовой эпопеи:

— Я не совсем понял, почему он это сказал. К нему никакой агрессии не проявляли. Она села и села. Я ее без крика забрал, никаких претензий к нему не было. Меня это высказывание «множко» огорчило. Я не понял, почему в адрес меня, или Александра, или ребят может такое звучать. Это унижает мужское достоинство. Можно было бы сказать, если бы ему что-то сказали или поцарапали машину, Я его до этой ситуации вообще не видел. Я себе не позволяю оскорблять кого-то без причины.

Мамаев говорит, если бы спутница не рассказала об этих словах, не было бы и конфликта. А раз сказала — пути назад нет.

— Я сказал Саше, что водитель нас оскорбил. Мы пошли к машине, злого умысла не было — просто хотели выяснить, с чего он так сказал. Я спросил, почему он назвал петухом Кокорина. Саня мне сказал, что он сам поговорит. Я даже не влезал после этого, отошел, но слышал разговор. Саша задавал вопрос — почему. Соловчук ответил, что это его личное мнение. Саша спросил, зачем он это озвучивает в присутствии других людей и чем оно подкреплено. Ситуация вспыхнула как спичка. Мы хотели поесть, а не выяснять с кем-то отношения. Если бы он сказал почему, ничего не говорил, что было недоразумение, мы бы развернулись и ушли

...После того как я его взял за подбородок, он мне нанес удар в подбородок. Я не ожидал, для меня это было непонятно. Саня меня удержал, не знаю, мог бы я упасть, если бы он не держал. Я почувствовал шок и угрозу как мужчина. Мои действия были уже ответными. Я нанес ему удар, но промахнулся. Побежал за ним. Подбежал, ударил его, он упал. Говорит, что споткнулся. Я развернулся и продолжил наносить удары. По лицу, по телу.

...Действие я совершил нехорошее, все было неправильно изначально. Извинения Виталию я приносил, надеюсь, получится с ними примириться, я беру на себя ответственность за его лечение, готов возместить ущерб. Хочется, чтобы он простил всех нас по-человечески. Я постараюсь сделать все, чтобы он и его семья забыли эту ситуацию. Можно было выйти из этой ситуации мне по-другому.

...Я тысячу раз перекручивал в голове, неоднократно говорил, что из этой ситуации можно было выйти по-другому, несмотря на оскорбления. Это не оправдывает мои действия. Я принес человеку, у которого семья, вред. Хочется, чтобы они все забыли, потому что его тоже по судам таскают, освещают. Не надо было этого делать. Впредь такого больше не будет.

Павел Мамаев не согласен лишь с квалификацией своих действий — говорит, это не хулиганство:

— Хулиганство — это когда хочется подойти и кого-нибудь избить. Такого здесь не было. Была ситуация, в которой я повел себя неправильно, но сделано это было не из хулиганских побуждений. Это моя личная ситуация. Ничья больше. Не было никакого сговора.

Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Андрей Рудь