«Идите к руководителю. Но его нет». Как мы выбивали долг из госпредприятия
1858
29 марта 2019 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина
«Идите к руководителю. Но его нет». Как мы выбивали долг из госпредприятия

Под Минском есть небольшая частная фирма, ей всего лет пять. В 2016-м она выиграла отличный тендер на поставку крупной партии кормовой добавки для солидного госпредприятия. Товар поставили, с тех пор директор разбегается и бьется о стену, пытаясь получить свои деньги и не загнуться. Из-за стенки ласково улыбаются. Пока все выглядит так, будто частники просто подарили товар… Не то чтобы это совсем уж новая тема — всегда кто-то кому-то должен и не отдает. Но тут впечатляют масштаб и незамысловатость. У нас очередная история из серии «Да ладно, так не бывает».

Содержание

Выиграли тендер, ура!

С директором ЧПТУП «ЭкоСмартСистемс» Дмитрием Гаевским мы встречаемся у проходной ОАО «Могилевхлебопродукт». Дмитрий приехал сюда, чтобы в очередной раз попробовать забрать свои деньги. От этого зависит судьба его лично, а также судьба его фирмы. Но он уже не тот романтик, каким был три года назад, понимает, что шансов мало. Рыночные законы тут отменены, а как работают другие, не совсем понятно.

Прежде чем отправиться на заведомо провальную вылазку в контору, Дмитрий рассказывает нам простую и оттого дикую историю этого «отжима».

Фирма «ЭкоСмартСистемс» специализируется на оптовых поставках всякой импортной химии, работает с крупными белорусскими заводами. (Помимо торговли, есть производственное подразделение, которое выпускает хладагент для промышленных установок. Но речь не о нем.)

Горя не знали. Пока в 2016 году на сайте госзакупок не нашли заурядную заявку «Могилевхлебопродукта»: нужны 32 тонны дефторированного фосфата (не запоминайте название, это кормовая добавка). Гаевский решил участвовать в тендере.

При должном уровне паранойи и большом старании в том, что дальше рассказывает директор, можно усмотреть признаки нехороших схем… Но всякие глупые домыслы лучше оставьте при себе!

— Кроме нас, было еще двое участников тендера, — рассказывает Дмитрий. — Заявились один ИП и российская фирма, которая все эти годы поставляла дефторированный фосфат «Могилевхлебопродукту». Все было налажено. И тут появляемся мы, сбиваем цену. Наверное, не всем это понравилось.

Электронный аукцион проходил по процедуре снижения цены. При прочих равных неожиданно выиграла «ЭкоСмартСистемс». Сторговались на сумму около 41 тыс. рублей. Позже на сайте закупок появилось стандартное сообщение о победителе конкурса. Вроде бы ура.

Гаевский тогда еще не понимал, какое счастье ему привалило.

«Приезжайте завтра. Только нас не будет»

В договоре о поставке было прописано: сначала — стулья, через месяц — деньги. В данном случае поставщик выступал простым посредником. Говорят, для конечного покупателя так выгоднее, поскольку оптовику полагается скидка. Схема для «ЭкоСмартСистемс» простая: закупили товар, пригнали два грузовика в Могилев, отдали. Ничего не просрочили, груз в порядке.

Сели на пенек ждать денег.

Через месяц на счет ничего не упало. Через 31 день тоже. Стали вежливо интересоваться у могилевских хлебопеков: где 41 тыс. рублей? Дмитрий рассказывает про приключившийся дальше футбол:

— Нас стали пересылать из отдела в отдел. Дозвониться сложно, трубки не берут, никого нет, все «на совещании». Иногда говорили просто: нет денег. Нам быстро дали понять, что такое общение бесполезно. Тогда мы стали ездить в Могилев.

По словам Дмитрия Гаевского, приезжали раз сорок. Потраченные бензин, время и силы уже скоро превысят основной долг.

— Вот вы приезжаете — и что делаете, в двери ломитесь?

— Иногда заранее договариваемся, приезжаем — никого нет. Иногда едем на свой страх и риск в надежде, что кого-то поймаем. Придумываются разные способы, лишь бы с нами не встретиться, до маразма доходит. Например, две недели согласовываем время, отправляем в Могилев представителя — а нужного человека нет на месте, «будет завтра». Завтра тоже нет, и никто не знает, когда будет. Наш работник караулит под кабинетом полдня — наконец отлавливает! И слышит: «Сегодня ничего не получится, приезжайте в следующий раз». И так далее.

В любом случае в итоге всегда выясняется, что наш вопрос может решить только генеральный директор. А попасть к нему, как показывает практика, нереально. Он то в командировке, то на совещании. Или надо за две недели на прием записываться.

Выиграли суд. И что толку?

На самом деле, конечно, так не бывает. (Или бывает?) В цивилизованном мире придуманы разные степени защиты от маразма. «ЭкоСмартСистемс» первый раз в жизни отправились в суд.

Рассчитывали даже сверх основного долга получить компенсацию за пользование своими деньгами (там всего долларов 600 сами насчитали, но важен принцип). Фокус с компенсацией не прошел, однако процесс выиграли. Суд предсказуемо велел отдать частникам их деньги.

Снова сели на пенек ждать денег. Снова на счет ничего не упало.

Но как там поживают наши знаменитые механизмы, обеспечивающие исполнение судебных решений? Из рассказа Дмитрия выходит, что на такое большое госпредприятие эти механизмы не распространяются.

— Судебный исполнитель? Да, было открыто исполнительное производство, но это никак не помогло, — в детали для печати Гаевский не впадает. А тем, что не для печати, должны, наверное, заниматься другие страшные организации.

Такой мир хуже доброй ссоры

Для кого-то 41 тыс. рублей — пустяшная сумма, ради которой не стоит рвать сердце. Для маленькой фирмы это огромные деньги. Пока ими пользуется кто-то большой и наглый, на эту сумму капают кредитные проценты в банке. Самое смешное (нет) — то, что с этих несчастных 41 тыс. государство (это мы с вами, не забываем) аккуратно взяло налог на прибыль.

Спустя полтора года поездок в Могилев на горизонте забрезжил свет: решили заключить мировое соглашение! Договорились: вы не будете нас доставать своими судебными претензиями и бесконечными визитами — мы вернем часть суммы продукцией. Вы ее с выгодою продадите и немного успокоитесь.

Про этот этап отношений Дмитрий рассказывает с отдельной горечью. Ощущение, что опять обдурили.

— В структуре этого холдинга есть птицефабрика. Вот они и отгрузили нам яиц на 15 тыс. рублей. Но пришлось это на период, когда не было праздников. В результате мы оказались перед фактом: торговым сетям эти яйца не нужны. Удалось кое-как сбыть их с дисконтом в 50—60%. То есть из этих якобы возвращенных нам 15 тыс. мы получили меньше половины.

Была и другая история. Они обещали отдать нам часть комбикормом. Мы заказываем машину, платим перевозчику, присылаем фуру — нам сообщают, что сегодня не загрузят. Сутки промучились, машина уехала пустая… Обещали тоже гречкой заплатить, еще чем-то. Начинаешь изучать рынок — оказывается, на этом ты потеряешь вообще процентов 70.

Этот этап хождения по мукам закончился новым обращением в суд. Тот снова выносит решение в пользу частников, и снова ничего за этим не происходит.

— Каким-то образом у них никогда нет денег, из которых можно забирать что-то в счет долга. Хватает в обрез на обязательные платежи: свет, налоги и так далее. При этом они не банкроты. Только в конторе этой сидят, наверное, человек сто, получают зарплату. Вроде вовремя.

— Есть еще смешной момент, — без улыбки в разговор включается Татьяна, помощница директора. — Они же продолжают проводить закупки и умудряются присылать нам свои предложения: не хотим ли мы что-нибудь им поставить? Но мы что-то не хотим.

Что до пресловутого дефторированного фосфата, то он в порядке. Все вернулось на круги своя: тендеры проводятся регулярно, в них зачем-то выигрывает та самая фирма, которая выигрывала до появления «ЭкоСмартСистемс».

«Могилевхлебопродукт»: что ты такое?

ОАО «Могилевхлебопродукт» — по сути, государственный холдинг. В него входят несколько предприятий, разбросанных по области. Среди них торговые и производственные фирмы, агрокомбинат, птицефабрика, свиноферма, элеваторы, комбинаты хлебопродуктов. Основная продукция, как указано на сайте ОАО, — комбикорм, свинина, птица, яйца.

«Где наши деньги?»

Наконец, собравшись с духом, отправляемся в контору за деньгами.

В предбаннике уют, собраны атрибуты основательной госконторы. В наличии: доска почета, физкультурные кубки, фикусы. Портрета Брежнева нет. Есть турникет, чтобы лишь бы кто не шастал. Как можно не доверять такой организации?

Дмитрий представляется, рассказывает охраннику, что прибыл из Минска, хочет попасть к руководителю. Ага… Охранник куда-то звонит, дальше пока не пускает. Вскоре к нам спускается девушка — видимо, секретарь. Теперь Дмитрий объясняет суть ей, сообщает, что хотелось бы получить деньги.

Девушка отправляет нас в отдел маркетинга. Там оживленно.

— Что вы хотели? — с порога приветствует нас бодрый мужчина — видимо, начальник.

Дмитрий снова принимается рассказывать про 2016 год, долг, отсутствие каких-либо действий…

— Вы знаете, по всем этим долгам решения принимает генеральный директор, кому отдавать, кому не отдавать, — уходит в глухое отрицание бодрый мужчина. И как бы обращается к нам за сочувствием: — Разве начальник маркетинга может принимать такое решение?

— До генерального мы не можем ни дозвониться, ни достучаться…

— Но как я могу принимать такие решения, если предприятием руководит генеральный директор? — гнет свою линию начальник. — Идите к нему, пишите письмо, что в счет долга просите нашу продукцию. Других вариантов нет.

— Да мы уже этих писем столько написали…

— Все же попробуйте.

Разговор заходит в тупик. Уходим, ничего не нахлебавши. Собственно, как и ожидалось, но очень хотелось пройти этот маршрут для наглядности.

Должен всем

Дмитрий с тоской смотрит на огромную территорию холдинга, куда так и не удалось толком прорваться и где похоронены его деньги.

Он не собирался торговать яйцами или никому не нужной гречкой, жизнь его к такому не готовила. За почти три года, пока чужие люди пользуются его деньгами, директору так и не удалось смириться с этим:

— До того момента, как мы связались с этой организацией, дела фирмы шли прекрасно, мы платили зарплату и налоги, развивались. После 2016 года пришлось сокращаться, увольнять людей. Летом заканчивается срок кредитования, нам надо возвращать деньги банку — и я просто не представляю, где их взять. Квартиру продавать надо. Или почку. Фактически эта организация убивает таких, как мы, небольшие фирмы. Многие уже разорились.

Возможно, «ЭкоСмартСистемс» — только маленький маячок происходящего.

Вот вам полезный список. Это предприятия и организации, которым должен «Могилевхлебопродукт». Похоже, не осталось в мире никого, кому этот исполин не задолжал. Мы насчитали 275 строк (некоторые названия повторяются). Суммы у многих вообще недетские (это новые рубли). По сравнению с ними «ЭкоСмартСистемс» выглядит несерьезно.

Долистайте до конца — там указано имущество, которое можно взыскать в счет долгов: пресс «Ліхтарык» для топливных брикетов (разобранный, со следами коррозии), 8600 рублей.

Напомним, банкротом холдинг не объявлен.

«На совещании»

Накануне публикации пытаюсь найти хоть кого-то в могучем холдинге, кто согласится пообщаться со мной. В приемной по телефону сообщают, что руководитель на совещании. И максимально технично футболят к юрисконсульту. Тот вежлив и непреклонен: все через гендиректора, обращайтесь в письменном виде или приезжайте. Перепасовка завершена.

Что до письменных запросов, так Дмитрий говорил, что отправил их уже миллион. Особых ответов пока не видел. Что ж, пишу миллион первое письмо. Если удастся получить комментарий, мы его с удовольствием опубликуем.


От безысходности Дмитрий отправил письмо президенту. Без эмоций, коротко, полторы странички. В конце написал: «Наше предприятие просит помощи у государства, так как это единственный способ решения проблемы».

Напомним, речь про то самое государство (про нас всех, по сути), которому принадлежат 99% акций ОАО «Могилевхлебопродукт».

Читайте также

2400 Вт, с парогенератором, подошва Eloxal 3D Plus, постоянная подача пара
1400 Вт, для сухой глажки

Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина