Как «помогали» бизнесу: история налоговой проверки с плохой завязкой и неожиданным финалом

 
376
30 июня 2016 в 8:00
Автор: Андрей Рудь

Это всегда радость, когда удается увидеть живого производителя. Надоело, что в качестве примера успешного бизнеса тебе упорно норовят подсунуть коммерсанта… Фирма «Окникс» обосновалась в брошенном деревенском детсаде. Ее можно было использовать в качестве образца того, как ловко сработала господдержка бизнеса в сельской местности. Хоть плакат рисуй. «Окникс» делал окна, давал работу двадцати местным жителям, выкупал под свои планы местные забросы. В конторе поставили кикер и кулер для рабочих — это ли не белорусская мечта? А потом пришла проверка и выписала таких санкций… Производство остановилось. Но, наверное, за дело выписали, у нас просто так не накажут. «За ошибку в бумагах — и вот такое?!» — потрясен директор, который не большой специалист по части жалоб. Теперь «Окникс» — образец того, как легко можно все погубить. Но иногда не поздно исправить. Мы рассмотрели, как действует этот механизм.

Деревня Остров Рогачевского района нынче вся с ног до головы в стеклопакетах (к слову, не только в «окниксовских»). Большинство домиков и служебных зданий обзавелись современными окнами. Коровы по пути на поле любуются отражениями, которые стали соответствовать европейским стандартам.

Когда-то в Острове был детский сад, но потом дети иссякли и его «оптимизировали». На такие случаи предусмотрена четкая схема: коробка постепенно разваливается, внутренности куда-то исчезают, территория зарастает. Потом, когда сельсовету удается скопить денег на бульдозер, остатки сносят.

Этому садику повезло, его в 2011-м выкупил за 48 млн Станислав Шевцов. Для этого он взял кредит, часть занял — потому что не олигарх. Вырубили сельву во дворе, осушили озеро на крыше, вывезли бутылки из детских спален, восстановили здание и начали работать.

Но детство по-прежнему играет в некоторых местах — «фрески» специально не замазывали, потому что история.

— Это сейчас я начальство, в рубашке хожу, — Станислав показывает опустевшие владения. — А в 2008-м, когда мы с братом Алексеем все начинали, так и по ночам, и по выходным работали. Сами собирали окна, искали клиентов, развозили, устанавливали.

Сразу попали в струю: народ требовал окон, только успевай поворачиваться. Пока кто-то жаловался на жизнь, Шевцовы стеклили округу — сначала Рогачевский район, потом пошли заказы от соседей. Сами уже не справлялись, стали нанимать работников, увеличивать объемы. При этом реально почувствовали на себе ту самую легендарную господдержку, о которой так много пишут. Согласно президентскому декрету №6 от 7 мая 2012 года, производители в сельской местности на первые семь лет освобождаются от налога на прибыль.

— Мы не шарашкина контора в гаражах! — водит по обновленному, но пустому садику Станислав. — Сделали и душ, и комнату отдыха для ребят, и столовую. Парни из армии приходят — учим специальности, даем работу, зарплату. Все довольны.

Довольных, правда, не видно: отправлены по домам, в отпуска. Это летом, когда очередь за окнами растягивается на месяцы.

— Вот это все пространство было заставлено окнами, машины только успевали развозить по адресам, — иные белорусские производители немедленно умерли бы от зависти при виде нынешних пустых складов Шевцова. Но он не рад.

Говорят, подвалы под садиком почти под потолок были завалены землей. Расчистили, оборудовали цех. Воздух в пустом помещении сейчас сторожит пес Туман. Увидев посторонних, он решительно валится на спину.

— Это он показывает наше нынешнее состояние, — переводит Станислав. — Да все из-за моей дурацкой честности. Мы же не просто сюда переехали, мы пытались сделать все правильно, чтобы по закону. Уведомили райисполком, налоговую. Если бы я не сообщил об этом, все бы было нормально, никто бы ничего не знал и работали бы спокойно, платили бы зарплату людям и налоги району. Покупали бы комплектующие у того же «Гомельстекла», которому наши деньги не помешали бы.

Рассказы Станислава о былом процветании звучат на общем фоне стенаний малого бизнеса несколько непривычно:

— Все, что получаем, вкладываем сюда. Каждый из ребят четко знает: чем больше сделает, тем больше заработает. И никто не скажет, что директор живет в роскоши, а тут все рушится. Мы развивались, постоянно покупали новое оборудование, осваивали новые операции.

Вначале мы развозили заказы на развалюхах восьмидесятых годов, а под 6-й декрет купили приличные машины. Но окна — бизнес достаточно сезонный, зимой заказов меньше. Поэтому решили начать еще производство стройматериалов, ну чтобы зря не сидеть. Еще 25 человек хотели набрать, газосиликатные блоки делать. Идем, покажу!

Впрочем, для бывшего банно-прачечного комбината, остатки которого Шевцов купил под производство стройматериалов за 1 базовую величину, светлое будущее пока откладывается.

Успели вставить окна, но потом пришла беда откуда не ждали. Из налоговой инспекции. И стало не до восстановления.

— Чтобы пользоваться налоговой льготой, надо доказать, что ты, во-первых, производитель, а во-вторых, расположен в сельской местности, — объясняет директор «Окникса». — Для этого каждый год необходимо получать соответствующий сертификат. Мы и получали. При этом производство у нас располагается в Острове, а бухгалтер сидела в Поболово, никого не трогала. Такой юридический адрес и был указан в сертификате. В 2013-м мы сделали ремонт и с сентября перевели бухгалтерию в Остров — чтобы все было культурно, в одном месте. Но в сертификате-то четыре месяца значился прежний адрес…

Это обстоятельство и заметила проверка, которая пришла в начале 2016-го. Ну как заметила… Шевцов же сам оповестил госорганы об изменении юридического адреса. Более того, говорит, что каждый год подавал сертификат вместе с декларацией в налоговую — все было нормально, льготу предоставляли.

— Выходит, до этого он считался действительным, а после проверки перестал? — вопрос директора повисает в воздухе рядом с кучей других вопросов.

Остров и Поболово находятся по соседству, в одном сельсовете. От одной вывески до другой пару минут ходьбы. Местные вообще особо не верят, что это две разные деревни. Но, возможно, есть какой-то подвох и в Острове бизнес-климат более выгодный?

— Вы толком расскажите, какую выгоду могли получить от того, что вместо «Остров» в вашем сертификате написано «Поболово», — добиваюсь от Шевцова.

Туман принимается в негодовании елозить по полу. Станислав объясняет, что никакой выгоды быть не может. Физически ничего не изменилось: производство расположено на прежнем месте, собака Туман лежит в той же позе. На обе деревни одинаково распространяются положения декрета о стимулировании сельского предпринимательства. Только в настольный футбол играть теперь некому, игроки сидят по домам.

— Что, по сути, произошло: бухгалтер перенесла ноутбук на 300 метров. Да хоть бы и на пеньке в поле она сидела со своим компьютером — это ни на что не влияет.

Шевцов показывает материалы проверки. Тут, кстати, указаны и другие найденные нарушения — их директор не оспаривает, считает незначительными, да и штрафы там нестрашные. Жирным выделено: при изменении местонахождения производителя выдается новый сертификат, прежний считается недействительным. Сделан вывод: «Окникс» не имел права пользоваться «сельскими» льготами со дня «переезда» — 2 сентября 2013 года. А раз сертификат недействительный, то льгота отменяется — надо заплатить налоги с прибыли — 163 млн рублей. К этой сумме прибавили пеню и штраф. Итого предприятие должно за «историю с географией» отдать бюджету 230 млн рублей.

— Для нас это огромные деньги, — говорит директор. — Мы могли бы постепенно платить, но наши счета после проверки заблокированы, все, что на них поступает, за вычетом небольших текущих расходов автоматически уходит на погашение этой суммы. Но почти ничего и не поступает: мы же не работаем. Производство стоит, мы можем действовать только как дилеры, устанавливая окна, произведенные другими. Да еще и перед поставщиками комплектующих в долгах теперь… Вы поймите: я не перепродажей занимаюсь, я производственник. Если с бумагами что-то не то, так скажите, исправлю!

Главный вопрос, который остается после визита в Остров: какова экономическая целесообразность происходящего? Найти человека, который способен ответить, непросто.

В налоговой инспекции Рогачевского района лаконичны: претензии к «Окниксу» исчерпывающе изложены в акте проверки. Да, фирма последовательно обжалует наложенные санкции в вышестоящих инстанциях — имеет право.

— На самом деле для «Окникса» это не смертельные санкции, — считают в районной инспекции.

Шевцову деваться некуда, пошел по «ступенькам» — обжаловал решение в областной инспекции. Там жалобу рассмотрели — и признали действия рогачевских коллег правильными.

В пресс-центре ИМНС по Гомельской области повторяют: предприниматель вправе в установленном порядке обжаловать решение проверяющего органа.

— В законодательстве четко прописано, кто и как может пользоваться льготами. «Окникс» не подтвердил это право, — сообщили в пресс-центре. — Мы лишь контролируем соблюдение норм налогового законодательства. Вы ведь не станете объяснять контролеру в общественном транспорте, что у вас имеется проездной, просто он дома? Есть Налоговый кодекс, которым мы обязаны руководствоваться. За конкретные нарушения определены конкретные санкции. Если человек не смог удостоверить право на льготы, значит, полученные деньги необходимо вернуть в бюджет. Разумеется, с позиции предпринимателя все может выглядеть иначе. Поэтому в случае несогласия с нашим решением он вправе обратиться в экономический суд.

* * *

P. S. Когда материал готовился к публикации, пришел ответ из Министерства по налогам и сборам: жалоба Станислава Шевцова удовлетворена, решение районной инспекции отменяется в части, касающейся сертификата.

Окна в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

ОБСУЖДЕНИЕ