Отношения с Россией, зарплаты белорусов и новая конституция. Президент провел большую пресс-конференцию для белорусских и зарубежных СМИ
 
UPD
1082
01 марта 2019 в 18:00
Автор: Настасья Занько, Никита Мелкозеров. Фото: Владислав Борисевич

«Большой разговор с Президентом» стартовал сегодня в 10:30 в административном здании на проспекте Победителей, 14. Это НВЦ «Белэкспо». На мероприятии присутствуют более 200 человек, это не только журналисты, но также крупные чиновники, представители бизнеса, культуры, общественных объединений и конфессий.

Так, на пресс-конференции присутствует бизнесмен Виктор Прокопеня и Александр Мошенский, представители бизнес-союзов Владимир Карягин и Виктор Маргелов.

Из чиновников в зале находится глава Администрации президента Наталья Кочанова, государственный секретарь Совета безопасности Станислав Зась, министр внутренних дел Игорь Шуневич, министр иностранных дел Владимир Макей, заместитель председателя Совета Республики Национального собрания Марианна Щеткина, генеральный прокурор Александр Конюк и другие.

Про фейковые новости

Лукашенко начал с упоминания о фейковых новостях, экспертных мнениях и реакции потребителей информации на это:

— У нас образованный умный народ, нет больше такого народа на планете, ну и хитрый, конечно. Перед тем как вешать лапшу ему на уши, подумайте. И даже если кто-то выпил накануне 100 грамм и проспал ту или иную новость, помните, у нас достаточно народа, умного и интеллигентного, который объяснит этому человеку, что к чему. Я еще раз призываю к объективности, когда оцениваете то или иное событие. Наши люди научились держать удар. Наша сила в справедливости и правде. Вопрос только во времени.

Президент высказал убежденность в полезности и продуктивности разговора: «В общении нет понятия „неудобный и неуместный вопрос“. Призываю к откровенному разговору».

Про отношения с Россией

Первый вопрос от руководителя радиостанции «Говорит Москва» — о Союзном государстве:

— Есть такое мнение, что вы так долго и крепко руководите своими странами, что вы догадываетесь, о чем народ думает и как он к этому относится. Как бы вы охарактеризовали сейчас общественное мнение по поводу Союзного государства, властные намерения какие-то и, может быть, открыли какие-то секреты? Потому что мы волнуемся, так как это задевает не только ум, но и сердца.

— Слава богу, что в России начали волноваться по этому поводу... наконец-то вы озаботились Союзным государством. Но когда я слышу подобные разговоры среди россиян, я задаюсь вопросом: с чего бы это? Слушайте, столько лет прошло. Я и своему другу об этом говорю. Столько лет прошло, десятилетия с тех пор, когда мы подписали договор о Союзном государстве, там были эти шаги. И главный шаг, который мы должны были сделать, — это определить конституцию нашего государства. Вопрос, не риторический, почему вы на это тогда не пошли?

Лукашенко развил тему отношений с Россией.

— Союзное государство строится на принципах равноправия, других принципов быть просто не может. Мы не претендуем на богатство России, свое бы не потерять. Какие проблемы? Если сегодня вынести вопрос на референдум об объединении с Россией, 98% населения проголосует против. Не потому, что общество против России, просто выросло новое поколение и старое поняло, что может сотрудничать как родные и близкие. Мы хотим жить с Россией, но в своей квартире, — добавил президент.

— Мне говорят: ты не озвучивай такие вещи публично. Я отвечаю, что, если я не скажу, никто в России не услышит. Поэтому я вынужден, чтобы россияне знали, отмечать, что мы не нахлебники, мы родные люди, не партнеры — слово меня коробит. Мы обречены жить вместе. Там нас не ждут, нас просто могут использовать против России, а мы устали против этого использования. Нас всю историю использовали и еще плеткой стегали, чтобы бежали, куда не хотим. А мы умные люди и делаем выводы,  отметил Лукашенко.  Я сказал нашим людям: «Давайте я 50 процентов вашего благосостояния на себя, а остальное вы». Люди не всегда понимают, что такое благо, это условия для жизни. Условия, основанные на безопасности. 

Он продолжил развивать тему отношений с Россией:

— Ну и некоторые вот, мол, тут продление власти на этапе и так далее. Ну, так давайте на этом этапе сделаем белорусского президента президентом страны или союза. Если принцип равноправия, то почему вы обсуждаете, что Беларусь куда-то вставить? Давайте соблюдать этот принцип равноправия. Ну это я вам в шутку об этом говорю. Я ведь понимаю, что это нереально и неосуществимо.

Я не говорю, что этот президент будет Лукашенко. Лукашенко уже наелся президентства, может быть и другой здесь президент. Но тогда встанет вопрос с россиянами, потому что они знают этого белорусского президента, им будет сложнее, извините за нескромность. Поэтому давайте двигаться в этом отношении спокойно и давайте снимем проблемы, и это наше общее мнение.

Об общей с Россией валюте

В контексте взаимодействия с РФ Лукашенко высказался о валюте:

— Развалился СССР, я был депутатом. Вы помните, что случилось с валютой? Кебичу и Шушкевичу пообещали, что рубль останется. Мы поставляли продукцию, нам платили рублями. А потом Россия вышла из рублевой зоны. Мы потеряли огромные деньги.

Тогда население потеряло много накоплений, отмечает Лукашенко.

— Сегодня предлагают валюту? Мы за, — добавил он. — Путин говорит: «Это будет рубль». — «Конечно, рубль. Зачем нам выдумывать талер? Но это будет не русский и белорусский рубль, а общий рубль». Эмиссионный центр. Он говорит: «Что, в Минске будет?» — «Да нет, в Смоленске. Да неважно. Пусть будет в Питере, мой любимый город Ленинград, Санкт-Петербург сейчас. Пусть там будет!»

— Зачем вы торпедируете поставки белорусской сельхозпродукции, самой качественной в мире? Это уже и Запад признал, в Евросоюзе многие предприятия сертифицированы. А вы эти предприятия закрыли и не пускаете продукцию на российский рынок. Я думаю, ответ вам понятен. Дело здесь не в качестве и не в том, что вы нашли там какие-то бациллы. Я и в правительстве говорю, если бы вы достигли такого качества продуктов питания, как в Беларуси, вы будете счастливыми людьми. Тут нужно признать, что мы далеко в этом ушли. Зачем вы под предлогом того, что она грязная и не такая и не сякая, блокируете эти поставки? Потому что велико давление определенных групп. К примеру, ваш бывший министр сельского хозяйства Ткачев — это один из крупнейших баронов сельского хозяйства. У меня с ним хорошие отношения, даже дружеские, но этот факт всем известен. Вы что думаете, что он пропустит наш сахар, по качеству лучший, на территорию России, если он за последний год скупил семь или десять заводов и производил этот сахар? Люди знают, что белорусский сахар хороший — предприятия сертифицированы, ваши специалисты приехали, добро дали. Но он понимает, что Беларусь — очень сильный конкурент для его сахарных заводов, — уверен Лукашенко.

О переговорах по газу

— На этот год мы по природному газу договорились, следующий год — это еще одна баталия аналогично налоговому маневру. Пока никаких телодвижений со стороны России, сколько мы ни предлагаем в рамках наших договоренностей, не идут даже на переговоры. Это неправильно, — сказал Александр Лукашенко. — Беларуси не нужен дешевый газ. Наши БелАЗ, МАЗ, МТЗ, наши люди должны быть в равных условиях с россиянами. Это аксиома, от этого никуда не денешься, на этом строятся все союзы.

— Нам не надо ничего дешевого, мы не хотим жить за счет россиян, мы хотим работать в одном экономическом и торговом пространстве на равных условиях. По $60 ресурсы — хорошо, по $200 — хорошо, давайте по $200. Но конкуренция должна быть честной и справедливой, если мы готовы строить наши союзные отношения, вот в чем вся проблема, — сказал он.

Про российский кредит

Напомним, Беларусь попросила у России кредит на $600 миллионов.

— Если уж очень тяжело и невозможно — на коленях ползать не будем, как-нибудь разберемся. Я не думаю, что это будет для нас огромная проблема. Тем более что как-то налаживаются отношения с западными государствами, они кредитуют нас в приличных объемах, — заявил он и добавил, что совещание по интеграционным вопросам на уровне главы государства состоится 5 марта.

При этом, как заявил Лукашенко, Беларусь с 2015 года потеряла $3,4 млрд из-за российского налогового маневра.

Про зарплаты белорусов и работу

— Людям нужно начинать шевелиться. Они привыкли (это и моя вина), что все вот нужно помочь, где-то кому-то зарплату не выплатили, голову отвернули, в тюрьму посадили руководителя. И у людей сложилось впечатление, что ничего — работаю, не работаю — президент услышит и заставит, заплатят зарплату. Что, этого нет? Это тенденцией уже стало у нас. Поэтому надо людям начинать шевелиться. Что касается власти, они правильно пишут, что нужно помочь. Сколько меня критиковали за проект по Орше. Мол, вот родина президента.

Мы сделали очень многое в последнее время. Если считаете, что что-то не сделано, станьте к зеркалу и посмотрите на себя. Нашим людям пора шевелиться! Мы очень много сделали, чтобы человек сегодня действительно мог шевелиться и зарабатывать.

Я когда-то сказал, а вы долго шутили: «Раздеваться и работать». Мы — транзитная страна. Говорят, не было бы счастья, да несчастье помогло. Сегодня у Запада и Востока нет других артерий общения между собой, как Беларусь. От великого Китая до Германии, Великобритании и Франции.

И здесь кто только не летает, не ползает и не бегает. Так окажите им услугу. Они все нуждаются в этом. Картошки отвари. Мы же бульбаши. Драники выпекайте, чай приготовь. Автомобиль помойте. Еще что-то. Море услуг, когда человек едет, ему нужны. Отремонтировать машину, обслужить что-то. Просто надо шевелиться. Надо чтобы у белоруса предпринимательская жилка просыпалась.

Еще раз говорю: мы создали все условия, начиная от мелкого предпринимательства (самозанятых в торговле, в том числе на селе) и до IT. И везде настолько предоставили свободу, что трудно найти такую страну, в которой есть столько свободы для предпринимательства. Так надо шевелиться и работать.

Короче, 50 на 50. Публично говорю, за 50 процентов благосостояния ваших отвечаю я, а 50 процентов — это отвечаете вы сами за себя. Давайте заключим такой социальный контракт, — сказал президент.

Про налоговый маневр, нефть и газ

— Переживем мы этих 400 миллионов в этом году, а может и меньше будет. Мы переживем, в ноябре закончим модернизацию заводов и купим нефть со стороны. Мы купим на рынке нефть. Сегодня нефти на рынке сколько хочешь, вопрос в цене. Когда мы закончим модернизацию и глубина переработки будет 92—95%, как на европейских заводах, это немало стоит, это миллиарды долларов, но мы это сделаем. Просто на российский рынок, где перерабатывается российская нефть, мы привезем чужую нефть. России это нужно? Нет. Но уже сегодня России нужно думать об этом. Сегодня Россия уже не та, которая была во времена Валентина Голубева и Олега Трусова. Это совершенно иная страна, — подчеркнул Лукашенко.

В продолжение сырьевой темы:

— Не надо нас называть нахлебниками, надо вести с нами нормальные отношения, по-человечески сотрудничать. Не надо, что вот дешевле нефть или газ природный нам продали. Встает вопрос: а могли бы вы дороже продать? Столько? Не могли! А какая рентабельность поставок газа в Беларусь для «Газпрома» в Беларусь и в Германию? Не знаете! Оказывается, «Газпром» на нас зарабатывает значительно больше, чем на Германии. Там цена выше, потом что качать надо его. Но главное — не сама цена, а рентабельность той или иной сделки, того или иного товара.

Про белорусский язык и национальную идею

Лукашенко спросили о белорусской идентичности.

— Что касается мовы, беларускасцi и национальной идентичности. Создание специального вуза — один из депутатов ставил такой вопрос. Я просил его проработать. Так понимаю, что такое решение не принято. Отдельного беларускамоўнага вуза не будет, — ответил Лукашенко. — У нас преподают белорусский язык и преподают на белорусском определенные предметы в других вузах.

Нам нужна идентичность, нам нужно показывать и выкристаллизовывать ее, показывать нашим людям истинные черты характера. Ведь белорусы — хоть те же русские со знаком качества, но ведь отличаются чем-то от россиян. От русских даже отличаются. В самой России некоторые люди меньше похожи на некоторые национальности, чем на белорусов. Это же вы прекрасно понимаете.

Но если специалисты в правительстве принимают решение, что у нас достаточно беларускамоўных устаноў, я с ними согласен, с их мотивацией.

О праздновании 101-летия БНР на стадионе «Динамо»

Напомним, в этом году исполняется 101 год со дня основания Белорусской Народной Республики. В этом году организаторы подали заявку на празднование на стадионе «Динамо».

— Cтолетие — великая дата. Отпраздновали, — отметил Лукашенко. Правда, президент считает, что нет основания праздновать 101-летие в центре города.

— За короткое время мы примем государственное решение по этому поводу, чтобы не ошибиться, чтобы мы не дали новую причину для раздрая в нашем обществе. Не спешите, — отметил он.

Про традиции

— Все время говорю, нужно создавать что-то свое, белорусское, чтобы это детям осталось. Чтобы вас отвлечь от серьезных разговоров, расскажу. Недавно здесь рядом, в стенах Дворца независимости, провели бал. Это было мое жесткое решение, как по этому хоккею, который сейчас идет.

Так, говорю, женщины, снимайте свои эти штаны деловые. Надевайте длинные платья и будете на балу танцевать! Кочанова говорит: «Господи! Так я никогда этих платьев не носила!» — «Ну вот сейчас будешь танцевать». — «С кем я буду танцевать?» — «С Румасом будешь танцевать!»

И они начали тренироваться там с Румасом. А я думаю: «Чего с Румасом?» Кочанова Наталья Ивановна — симпатичная худенькая (в отличие от многих наших женщин-чиновниц). С военным человеком танцевала. А Румас — с симпатичной девчонкой. Ну худо-бедно танцевали.

И после этого получаю информацию: все дрожали, все не хотели. А у меня есть желание, чтобы это стало традицией в нашей стране. Все женщины потом говорили: «Молодец Лукашенко, хоть заставил нас быть женщинами, мы хоть платья длинные в пол надели». Надо, чтобы это сохранилось. Хорошая традиция.

Про амнистию капитала

Журналисты поинтересовались у президента, готов ли он к амнистии капитала. Да, нет и почему.

— К амнистии? Готов. Да, мы изучаем эту проблему. Мы посоветуемся сейчас с нашими предпринимателями-бизнесменами, у меня сейчас эта тема на столе, — отметил Лукашенко. — Я много думал про это. Единственная проблема — чтобы это не было холостым выстрелом. Я должен посоветоваться с предпринимателями. Если меня убедят деловые круги наши, что это принесет желаемый эффект, то мы на это пойдем.

Он уточнил, что сейчас пока никаких конкретных схем не прорабатывается.

— Но это будут не худшие схемы, чем в России, в противном случае зачем этим заниматься? — добавил он. — Скорее всего, это будет просто возврат и легализация денег. Может быть, даже без уплаты каких-то процентов или символический и мизерный процент.

О реформах и свободе бизнеса

Экс-кандидат в президенты, экономист Ярослав Романчук, который тоже присутствует на разговоре, спрашивает про готовность белорусского народа к реформам. Также предлагает перестать «кошмарить» бизнес и отмечает сильное налоговое бремя, которое сейчас лежит на бизнесе.

Ярослав Романчук приводит данные опроса, по которому почти 65% белорусов сказали, что готовы взять на себя ответственность за свое материальное обеспечение.

— Не является ли для вас это показателем того, что за последние три года белорусы стали более готовы к проведению системных реформ, которые нужны нам для роста в 5—8% в год? — отметил Романчук. — Вы сказали, что вы все сделаете, чтобы тут все развивалось. Недавно на совете по развитию предпринимательства мы обсуждали, кто должен быть локомотивом по развитию регионов. На мой взгляд, локомотивом белорусских регионов должен быть белорусский большой и средний бизнес. Но для этого нужно перестать их «кошмарить». Когда бизнесмен говорит, что не знает, завтра наручники наденут или медаль дадут.

Когда обсуждаются вопросы макроэкономики, экономической и инвестиционной политики, очень большое влияние имеют силовые структуры, которые блокируют совершенно правильные вещи, с которыми согласно и правительство, и бизнес-сообщество. Александр Григорьевич, не пришло ли время, чтобы раскрепостить и большой и малый бизнес?

Также Романчук предлагает дать возможность семейным бизнесам покупать активы, также говорит о приватизации, особенно в сельском хозяйстве.

— Я понимаю идеологическую подоплеку твоих экономических умозаключений, но отвечу, — заявил он. Он отметил, что Беларусь никогда не была экономически независимой, но добавил, что экономически независимым не может быть никто, даже Россия.

Романчук уточнил, отменен ли 488-й указ о лжепредпринимательстве. Также он говорит, что 65% от добавленной стоимости — это налоги.

— Первый вице-премьер должен решать вопрос о том, чтобы продать какую-то столовую в Несвиже, — уточнил эксперт. — 80% экономики по-прежнему государственные. Государственная собственность неэффективная, вы сами об этом говорили.

— Что касается «кошмарить». Если ты не уплатил налоги, то кошмарить будем. В Америке, которой ты восхищаешься, 20 лет за налоговые преступления, — говорил Лукашенко. — <...> Все мгновенно стали бизнесменами. Я уже пытаюсь угомонить людей. Вот он взял кредит, ринулся в этот бизнес и прогорел. А потом говорит: «Власть виновата». В чем? В том, что прогорел? Так чего ты полез в этот бизнес. Ну прогорел, так прогорел. Иди, как в Америке, или застрелись, или петлю накидывай на шею. При чем тут власть? У нас все бизнесмены. Свободы не хватает? Всегда кому-то чего-то не хватает, особенно этой несчастной свободы...

А если кто-то кошмарит бизнес, слушайте, ни один силовик при моей политике себе этого позволить не может. Я могу вам привести недавний пример. Между МВД, Следственным комитетом и прокуратурой, как в народе говорят, начались терки, и пострадал майор милиции. Просто майор милиции. Пришел сын, который этим должен заниматься: «Папа, ну это ненормально. Надо обратить внимание». 

Обратили так, что все они сидят и думают, кто из них в должности останется. За судьбу только одного человека. И они это прекрасно понимают. Потому не надо заявлять популистских идей, что у нас силовики вершат тут все дела, и особенно в экономике! Они защищают государство! И дай бог любому государству таких силовиков. С недостатками, да. Но они не в кланах, они не в группировках! Это люди, ответственные перед президентом! 

Про друзей во власти

— Я никому назначений на должности не раздавал. У меня дружков здесь нет! Вообще у меня во власти нет друзей! Те, которые были (два-три человека), отсидели в тюрьме и занимаются своими делами. Потому что слишком вольно себя вели.

Поэтому не надо этих намеков, что кто-то кого-то кошмарит. А я чуть ли не групповщину какую-то развел в стране! Такого не будет! Скорее я не буду президентом, чем у меня в стране будет эта групповщина. Потому что это гибель для государства. Что мне вас убеждать, посмотрите вокруг.

Извините. Разошелся на злобу дня.

О конституции

Лукашенко сказал, что попросил членов Конституционного суда подготовить новую конституцию исходя из ситуации в стране, международной обстановки и так далее.

— Но сделать нужно не из мнений этих судей, не ориентируясь на какую-то группу и прочее, — отметил он. — Они в целом должны были видеть страну, народ, знать, что у вас дети и внуки, что им потом жить. Предложите мне эту конституцию, основа есть — нынешняя. Но что нужно? Ограничить полномочия президента — и как вы это видите? Почему в Конституционный суд? Потому что там самые грамотные и опытные судьи и юристы попались.

Не знаю, как это мое поручение выполняется. Пока мне ничего не предложили, думаю, в ближайшее время предложат. Согласитесь, что от меня это будет зависеть, какая будет конституция. Но я сегодня склонен к тому, что новую конституцию нам нужно будет принимать. Наверное, да не наверное, нам придется усилить другие ветви власти — исполнительную, законодательную. Может, что-то нужно будет предпринять после серьезного анализа... Вводить или не вводить нам пропорциональную систему или остановиться на мажоритарной. Это просто будет сделать. Уже опыт есть и нашей России, Казахстана и других стран. Я вам клянусь, что конституция не будет продавливаться и не будет приниматься нахрапом. Потому что самым заинтересованным человеком в том, чтобы было потом хорошо, буду я. Я буду самым заинтересованным человеком, чтобы конституция соответствовала тем реалиям, которые сложатся в нашем государстве. Этот вопрос в голове у каждого думающего президента, если он решил закончить свою политическую карьеру.

Что касается срока, когда возможно принятие новой конституции, Лукашенко отметил, что это случится довольно скоро.

— Я думаю, что это не пять лет, я думаю, что это будет гораздо меньше, — отметил он. — Я думаю, что сейчас ломать избирательное законодательство, в ближайшие два года, когда будут парламентские и президентские выборы, нельзя. Мы должны спокойно провести эти выборы. Хотя это не приоритет, нужно сохранить стабильность в обществе.

Про ресторан в Куропатах

Лукашенко высказал свою позицию о нашумевшем ресторане неподалеку от урочища Куропаты. Президент не видит в такой близости заведения к памятному месту ничего плохого.

— Возле этих Куропат какой-то ресторан — «Поедем поедим». Так он же есть, я вот еду — написано. Это же про этот ресторан речь? Слушайте, чего вы по-зверски относитесь к этим предпринимателям? Во-первых, это почти полкилометра от этих Куропат.

А с другой стороны, я, как деревенский человек, как православный христианин, как вы меня называете, думаю: вот пришел человек, вместе с Иосифом Середичем посидели на этой лавочке, где Клинтон сидел. Вспомнили хорошим словом, погоревали. В хорошем смысле это говорю. Потом зашли в этот ресторан, по чарке выпили за упокой этих людей. Что в этом плохого? Я так это воспринимаю.

Нет, вы увидели в этом бешенство какое-то. Главное, что толку от этого нет: ресторан как работал, так и работает. Он и будет работать, его никто не закроет — нет оснований для этого. И что плохого в том, что туда приходят люди? Им надо перекусить — зашли в этот ресторанчик, кафешку эту. Они же не против Куропат, этот ресторан, насколько я понимаю, — сказал президент, когда речь зашла о его отношении к урочищу.

Про искусство и культуру

Меньший пошел в театр оперы и балета, я ему говорил: «Ты что, на оперу пойдешь? Ты же ничего не понимаешь в опере». Он мне ответил: «Это ты ничего не понимаешь, а я пойду». Я остался дома и думаю: мне, наверное, нужно больше бывать там, чтобы люди видели. Даже не понимая чего-то, я должен там быть, — сказал президент. — Главное для вашего цеха, чтобы было где приткнуться.

Лукашенко рассказал, как «отдал квартал» Национальному художественному музею, как отремонтировали филармонию и театр оперы и балета.

Президент раскритиковал «Беларусьфильм» и заявил, что там творится «бардак». Отметил, что вложены большие деньги и нужно проверить, как они используются. Говорит, что россияне приезжают и снимают кино и у них есть что смотреть.

У нас, Саша (обращается к режиссеру Александру Ефремову, который задал вопрос. — Прим. Onliner), некого смотреть, посмотрел третий раз твоего «Снайпера». «Тунгусом» закончил. Жена передала — я и посмотрел, — отметил он. — После «Слуцкой» и до «Снайпера» ничего нет.

О налоговом маневре

— Слишком мы уже преувеличиваем давление налоговых маневров в России на экономику Беларуси, — сказал Александр Лукашенко и добавил, что в Сочи с Путиным он затрагивал «только в контексте, когда обсуждали вопросы, что мы ни в коем случае не должны сегодня делать, потому что это нарушит баланс наших отношений».

— Когда мы перечисляли эти вопросы, у нас было полное понимание. Тогда я сказал, что если в России есть какие-то проблемы, сложности с денежными средствами и прочее — хорошо, мы не ставим вопрос о налоговом маневре, не надо, если это трудно для России, — сказал Лукашенко.

Он напомнил, что налоговый маневр в нефтяной отрасли в России обойдется для Беларуси в этом году примерно в $400 млн.

— При ВВП больше $50 млрд, думаю, мы как-нибудь это переживем, — считает он. — С 2015 года дополнительные издержки из-за налогового маневра составили $3,4 млрд.

— Когда мы договаривались о Евразийском экономическом союзе, тем более о продвинутой интеграции в рамках союза Беларуси и России, мы не просили дешевые газ и нефть, и речи тогда не шло об этом, — отметил Лукашенко. — Мы железно договорились, что наши люди и наши предприятия будут работать в равных условиях, это краеугольный камень наших соглашений и договоренностей, на иное мы бы даже не пошли. Какой нам интерес заключать какие-то соглашения в ущерб экономике Беларуси? И это естественно: если союз — то равные условия.

Автор: Настасья Занько, Никита Мелкозеров. Фото: Владислав Борисевич