620
02 февраля 2019 в 7:50
Автор: Никита Мелкозеров. Видео: Миша Кашалотов

«Был секс в самолете?», «А дверь может открыться в небе?», «Скидки есть?». Задаем дурацкие вопросы стюардессе

Мы по-прежнему не стесняемся спрашивать, чтобы сделать собственное представление о чужой жизни чуть богаче. На этот раз творческое представительство Onliner пустили в самолет и дали возможность задать самые дурацкие вопросы. Бортпроводник Дарья Лазарчик весело рассказала про свой авиационный быт: повышенное внимание пассажиров, которым все равно не нравится снимать наушники на взлете и посадке, чудодейственные карамельки, отпуск в 56 дней и мутки с пилотами.




— Боитесь летать?

— Нет… И никогда особо не боялась. Если такие проблемы у пассажиров, это другой вопрос. Некоторые сразу просят валерьянку. Но, если честно, по многим сразу видно, что они аэрофобы. Во взгляде паника. Спрашиваешь: «Что-то случилось?»«Да! Боюсь взлета-посадки. Боюсь горизонтального полета!» Надо поддерживать на протяжении всего рейса. Или попросить рядом сидящего пассажира. Но в любом случае постоянно мелькать перед глазами, чтобы человек видел и понимал: все хорошо.

— Стюардессам тоже бывает страшно?

— Мне кажется, да. Это же естественно. Где-то пугаешься, где-то радуешься. У человека должны быть чувства. Даже на работе. Понятно, любая стюардесса не будет паниковать во время турбулентности, как некоторые пассажиры. Рабочий момент. Но бывает, что-то делаешь, а тут воздушная яма. Конечно, ты от резкости чуть испугалась, но сразу же собралась и пошла просить всех пристегнуться.

И вообще, когда коньяк загружен на борт, совсем не страшно!.. Так, это шутка. Мы на работе не пьем, конечно же.

— Если сильно трясет, а стюардесса улыбается, значит, все будет хорошо?

— Ну конечно. Настоящая стюардесса улыбается всегда. Плюс контакт с пассажирами у тебя все равно постоянный. Мы же все находимся в закрытой трубе, надо как-то обмениваться эмоциями. Желательно хорошими.

Посмотреть эту публикацию в Instagram
Публикация от Darya Lazarchik (@stuardessapoimenidasha)

— Бесит каждый раз проводить инструктаж?

— Да нет. Я всю информацию наизусть знаю. Почти как «Отче наш». Бывает, заговоришься, получается смешно. Я как-то сказала пассажирке не «в маловероятном случае разгерметизации», а «в случае разгерметизации». А женщина, видно, первый раз летела, так стала ждать: «Скажите, а разгерметизация скоро будет?»

— Зачем отключать телефон во время взлета и посадки?

— Не надо его отключать. Надо переводить его в авиарежим. Есть версия, что включенный телефон может повлиять на приборы самолета. По личному опыту скажу, что это еще вредно непосредственно для телефона. Когда забываю выключить телефон и он лежит у меня в чемодане, батарея очень быстро разряжается — за взлет с 50 процентов до 20.

— Почему нельзя слушать музыку во время взлета и посадки?

— Это вообще больная тема. Пока слушаешь музыку, можешь пропустить демонстрацию аварийно-спасательного оборудования или какое-то объявление — допустим, что вылет задерживается. А в горизонтальном полете — пожалуйста, слушайте что хотите.

А больше всего не люблю, когда обслуживаешь пассажира, предлагаешь ему еду на выбор, он смотрит на тебя в наушниках, а потом, когда ты все сказала, убирает один и говорит: «Что?»

«Нет такого, что бортпроводник после рейса собирает все в пакетики и контейнеры: „Алло! Муж! Не ходи сегодня в магазин! Богато домой везу!“»

А еще некоторые мужчины, которые приходят на посадку, напрягают. В салоне затор. Взрослый крепкий мужчина ставит свой багаж на пол и кричит: «Стюардесса!» Ждет, чтобы девочка пришла и нашла место его чемодану. И еще подняла все эти килограммы на полку. Хотя можно пройти два шага и все разместить. А вообще, нам запрещено трогать вещи пассажиров во избежание каких-нибудь неприятностей.

— А почему в салоне самолета музыка не играет, как в маршрутке?

— Чтобы не разогревать толпу. Наверное.

— Уносите с борта карамельки, которые раздаете перед взлетом и посадкой?

— Нет. Это же взлетно-посадочная карамель, она работает только на взлете и посадке. И только на борту. Потому смысла таскать ее на землю нет.

Посмотреть эту публикацию в Instagram
Публикация от Darya Lazarchik (@stuardessapoimenidasha)

— А еду, которая осталась после рейса?

— Конечно, зачем же нам такие чемоданы большие… Ну нет конечно. Мы имеем право забрать только свое бортовое питание. Пассажирское подлежит утилизации. Нет такого, что бортпроводник после рейса собирает все в пакетики и контейнеры: «Алло! Муж! Не ходи сегодня в магазин! Богато домой везу!» Наверное, за это могут наказать. Но я ни разу не видела, чтобы кого-то прямо задерживали за несанкционированный вывоз бортового питания в чемодане.

— Как едят стюардессы во время длинных перелетов?

— Допустим, на задней кухне есть специальные духовые шкафы (шеды), в которых разогревается еда для пассажиров, ну и для нас. Питание бортпроводников и пассажиров различается. Не знаю, у кого вкуснее. Я пассажирское за семь лет работы ни разу не пробовала. Питание бортпроводников не регламентировано, можно брать ссобойки.

«Если я улетела и меня не отпускает мысль, что дома остался включенный утюг, это только мои проблемы. В полете ничего не изменю»

Летишь в Вильнюс 25 минут — порция горячего питания на выбор. Свинина, говядина, курица, например. Плюс гарнир, булочка, вафелька и другие жизненные удовольствия. А если перелет длинный (более двух часов), то два питания. Номинально завтрак и обед.

— Можете поспать во время полета?

— Так, чтобы сказала пассажирам «Спокойной ночи, ребята», выключила свет в салоне и пошла спать в бизнес-класс, накрывшись пледиком, нет. Бывает, ты замучилась, влияет смена часовых поясов, прижало, что носом клюешь. Но спать тебе все равно никто не даст.

— А дверь самолета может открыться в небе?

— Только если с той стороны постучат.

На самом деле во время полета там такое давление, что без шансов. Все герметично. Даже если захочешь в небе ее открыть, ничего не получится. Видите, с каким напрягом я ее закрываю. Но это еще более-менее. А чтобы закрыть сервисные двери по левому борту, надо приложить больше силы. Без понятия, почему так. Возможно, потому, что ими реже пользуются.

— Можно из самолета позвонить маме?

— А еще заказать пиццу «Четыре сыра».

Если я улетела и меня не отпускает мысль, что дома остался включенный утюг, это только мои проблемы. В полете ничего не изменю. Из самолета могу связаться только с диспетчерами. Зато в каждом аэропорту есть специальный телефон для работников, которым можно пользоваться в случае форс-мажоров.

— Есть скидки на билеты для друзей?

— Боже мой, если бы были, все друзья оказались бы счастливы.

Вопрос про скидки для личного пользования слышу часто. Смотрите, какая ситуация. Для бортпроводников существуют скидки в случае пользования услугами других компаний. Мы оплачиваем 10% от стоимости полета. Но это только при наличии свободных мест. Многие наши девочки летали в Таиланд по такому соглашению. Но им часто приходилось сидеть в аэропорту по двое суток.

«Если по уму, мне даже в кабину не всегда входить можно. Только когда работаю первым номером или первый номер назначил меня»

То есть себе, родственникам, мужу, но не друзьям. Когда ребята узнают, заваливают директ предложениями выходить за них замуж. А на рейсах своей авиакомпании мы платим полную стоимость. Почему? У меня нет ответа на этот вопрос.

— Что будет, если не поставить тележку с питанием на тормоз?

— Ничего хорошего. Вообще, у нас есть стационарная тележка для сбора мусора, которая все время находится на борту. Мы обязаны проверять исправность ее тормозной системы. На время взлета и посадки она дополнительно фиксируется.

Другие тележки, которые мы катаем по салону, после приземления забирает служба кейтеринга, чтобы заправить едой. В теории, если не поставить такую на тормоз, возможны непредвиденные последствия. Но мы всегда проверяем исправность тормозной системы. Человеческий фактор никто не отменял. При этом я не слышала, чтобы у кого-то во время полета уезжали тележки и таранили пассажиров или кухни.

— Занимались сексом в туалете самолета?

— Не. Вообще никакого секса на работе. Ну, только если два рейса за день. Но это не имеет ничего общего с удовольствием.

А туалетная комната — любимое место пассажиров на борту. Почему-то. Атмосферка интимная, конечно, но я ни разу никого там за сексом не ловила. Один раз мне предъявили претензию на этот счет. Собирались взлетать из Тбилиси. Я читала информацию на «мове». Там есть такая фраза: «Зараз мы паказваем, як рэмень прышпілiць, зацягнуць i расшпілiць…» Один пассажир потом долго возмущался, что я устроила «шпили-вили» на борту.

Посмотреть эту публикацию в Instagram
Публикация от Darya Lazarchik (@stuardessapoimenidasha)

— Правда, что стюардессы часто мутят с пилотами?

— Может, стюардессы и мутят. Но пилоты у нас стойкие. Держатся мальчики… На самом деле пар пять я знаю. Но это обычная человеческая история. В других профессиях люди тоже знакомятся на работе. Это нормально.

— Стюардесса может посадить самолет?

— Если по уму, мне даже в кабину не всегда входить можно. Только когда работаю первым номером или первый номер назначил меня. Получается, являюсь связующим звеном между пилотами и остальным экипажем. На двери в кабину ПИН-код — он на каждый рейс обновляется. Плюс есть секретные слова. Вообще, пилоты могут не пустить к себе. Например, когда связь ведут с диспетчерами.

«На борту есть аварийная аптечка. Но право открыть ее есть только у медика, который потом подписывает соответствующие бумаги»

А самолет посадить стюардесса не может — только силой мысли и хорошим настроением. Стюардесса может посадить только пассажира в кресло. Максимум бортпроводники могут сделать какой-то чек и прочитать документы, если что-то случилось. А в остальном… Посади меня за штурвал, я не пойму, что и где. Знаю только, как включить табло и кофемейкеры. Ну и сделать в салоне потеплее. Хотя права нажимать рычажки не имею.

Посмотреть эту публикацию в Instagram
Публикация от Darya Lazarchik (@stuardessapoimenidasha)

— А какое кодовое слово для экстренных ситуаций?

— На каждом рейсе они абсолютно разные. Афишировать нельзя. Ничего не скажу.

— Что делать, если человеку плохо, а врача на борту нет?

— Стараемся оказать максимально возможную помощь. Все члены экипажа в курсе происходящего на борту. Докладываем командиру, что у нас пассажиру плохо. Чаще всего это гипоксия — нехватка кислорода. Можно открыть дополнительную вентиляцию. Расстегнуть одежду, ремень безопасности ослабить. Можем предложить кислород и нашатырь, пересаживаем как можно ближе к нам, чтобы контролировать.

Конечно, на борту есть аварийная аптечка. Но право открыть ее есть только у медика, который потом подписывает соответствующие бумаги. Мол, я, такой-то, по такой-то причине вскрыл запломбированную аптечку.

— Правда, что у стюардесс ноги и нервы расшатанные?

— Ну, нервы есть. Иногда все очень натянуто.

— Правда, что вы слух теряете?

— Лук, какой лук? Что? Что вы говорите? Ну, мы ж под самолетом и в самолете работаем. Так что обычно разговариваем громче обычного. Но я пока еще слышу.

— Почему у стюардесс такой большой отпуск?

— Целых 56 дней. Нам положен один дополнительный за сложность работы. Выходные при этом сложные. До 20-го числа месяца нужно запросить выходные на следующий. Подряд могут стоять только два. В зависимости от ситуации их могут снять. Вообще, фиксированных выходных у нас четыре. Только два могут приходиться на субботу и воскресенье. Остальные выходные назначаются без учета наших пожеланий.

— Самое удобное место в салоне?

— Около аварийного выхода: можно ножки вытянуть. Самые неудобные — перед аварийными выходами: там спинки кресел не откидываются. В последних рядах из-за туалета тоже не откидываются.

— Как вы подсчитываете пассажиров?

— Есть специальный счетчик — ручной.

Была история. Девочка только пришла летать. У нее первый раз не получилось. Я говорю: «Давай еще раз!» Она идет — не получается. «Давай еще раз!» Она идет и, чтобы точно посчитать, пальчиком так: «Один, два, три, четыре». Мужчина меня подзывает: «Девушка?»«Да».«А нас что, святой водой подливают?» Смешно было.

— Что бесит в пассажирах?

— Не бесит, напрягает.

Например, любовь вскакивать после посадки. Вот сразу же подрываются и открывают все багажные полки, надевают куртки и начинают стоять в очереди. Хотя на самом деле это опасно очень. Самолет может резко затормозить — человек упадет и в теории сломает себе что-нибудь. И ладно он о себе не думает — так ведь может повредить сидячих пассажиров.

— Вопросы, которые вам задают чаще всего?

— Не только вопросы. «Как в Минске погода?», «О, русская речь!», «Hello. Ой, привет, я месяц в Лондоне жила», «Передайте привет начальству», «Вы единственная авиакомпания, которая не разрешает слушать музыку на взлете», «Вы единственная компания, которая просит выключать телефоны».

Необычно, когда тебя спрашивают. «А у нас старый самолет?», «А мы долетим?». Вообще не знаю, как отвечать. Потому что черный юмор в нашем деле нежелателен. Оно понятно по глазам и поведению, можно ли шутить с конкретным пассажиром. Но лучше не рисковать.

— Самый тревожный пассажир?

— Депортированный у меня один был. Мы в Embraer летели в Киев. Полета 37 минут. Сижу в хвостовой части самолета. У меня там окошко — весь салон видно. И тут передо мной бутылочка вискаря донышком в потолок задирается. Буль-буль-буль-буль — и ничего не остается. Он даже рук не использовал. Цирковое выступление самое настоящее. Все 0,5 убил.

И это пассажир такого статуса, который с собой вообще ничего не мог пронести. Видно, у соседа взял. А мы взлетаем, я понимаю, что ничего не могу сделать. Было страшно. Нас, бортпроводников, только двое на борту. И тут он встает и идет на меня. «Приветики», — говорит. Выпил, решил познакомиться.

Посмотреть эту публикацию в Instagram
Публикация от Darya Lazarchik (@stuardessapoimenidasha)

Помню, мы человека пристегиваем, а он из-под ремня, как змея, выскальзывает. Мужчина потом пытался и дверь в полете открыть. Помню, он меня оттолкнул, будто я вообще ничего не вешу. До двери, правда, не добрался. Зато потом на телетрапе полностью разделся — так был рад в Киеве оказаться.

Бывают ситуации, когда ты выходишь из самолета такая: «Уф, хорошо, что полет закончился».

— Можно отвести буйного пассажира и надавать ему трындюлей?

— Можно отвести буйного пассажира и надавать ему карамели. Может, человека это как-то успокоит. Но, как правило, буйные… Хорошо, когда мальчики на борту работают. И вообще, буйных никуда отводить не надо. Как правило, они сами к тебе приходят с предложениями.

— Что делать, когда подкатывают пассажиры?

— Конечно, бывают активные мужчины, которые весь полет проявляют эмоции и пытаются прикоснуться. Но такого, чтобы это переросло в какую-то интригу… Бывает, телефоны оставляют. Протягивает человек тебе визитку. Ты знаешь, что никогда в жизни ей не воспользуешься, но намного проще принять, поблагодарить и улыбнуться.

— Надо аплодировать при посадке?

— Практикуется. Пережиток ли это?.. Иногда бывает, что на выходе просят передать благодарность пилотам. В наших кругах к этому относятся без раздражения. Когда хлопают особенно бурно, я могу поклониться в проход. И реверансик сделать. Мне несложно.

Читайте также:

чемодан-спиннер, поликарбонат, для ручной клади, 37.5×22.3×55 см, 36 л
чемодан-спиннер, пластик, для ручной клади, 40×20×55 см, 36 л
чемодан, нейлон, для ручной клади, 35×23×55 см, 36 л
чемодан-спиннер, пластик/полипропилен, 49×28×68 см, 64.5 л

Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен», чтобы не пропустить самое интересное!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Видео: Миша Кашалотов