Купаловская династия: «Больше всего Валентин Белохвостик боялся, что любимые дочки выберут театр. Теперь старшая — народная артистка Беларуси»

7949
42
30 декабря 2018 в 16:25
Источник: Татьяна Орлова

Купаловская династия: «Больше всего Валентин Белохвостик боялся, что любимые дочки выберут театр. Теперь старшая — народная артистка Беларуси»

В Беларуси самые известные театральные династии — Владомирские и Глебовы. Все связаны с театром имени Янки Купалы. Первые — дед, сын, внук — сохранили одну фамилию — Владомирские. К сожалению, эта мужская династия наследников не оставила. У Глебова в четырех поколениях рождались девочки и выходили замуж за артистов. Цепочка выстроилась такая: Глебов — Белохвостики — Гарцуевы.

Глеб Павлович Глебов — яркий комедийный актер стоял у истоков профессионального Купаловского театра. По справедливости дослужился до звания Народного Беларуси и Народного СССР, получил не одну Государственную премию. Был тихим и спокойным человеком. Чем-то в творчестве напоминал Евгения Леонова.

Жаль, что кинематограф поздно обратил внимание на уникальный талант Глебова. Все же сегодня кинопленка сохранила нам его Пустаревича, Кроплю, Тулягу и небольшие яркие эпизоды в фильмах «Першыя выпрабаванні», «Нашы суседзі», «Хлеб і ружы», «Усходні калідор».

Его дочь, Ольга, маленькая хрупкая мужественная женщина вышла замуж за купаловца Валентина Сергеевича Белохвостика. В браке появились две дочери, старшая из которых — Зоя Белохвостик — представляет третье артистическое поколение Глебовых.

Ее дочь Валентина Гарцуева — четвертое поколение. Молодая купаловская красавица Валентина недавно вышла замуж, и, кто знает, может, когда-нибудь появится пятое поколение.

Вернемся ко второму поколению. Ольга Глебова не стала актрисой. Была пианисткой и концертмейстером. Купаловский театр стал ее вторым домом, потому что там работал ее муж, с которым прожила всю жизнь. Она стала для него женой, нянькой, другом, учителем музыки. Спасала, советовала, поддерживала, терпела и безгранично любила своего огромного и сильного красавца. Оказалось, что жить без него не научилась. Вскоре после его смерти ушла следом за Валентином из жизни. Но это было уже в начале нашего века. А пока… Об актере, Народном артисте Беларуси Валентине Сергеевиче Белохвостике пойдет речь.

Бунтарь

Валентин попал в актерскую семью и боготворил ее. Считал Глеба Павловича великим актером и не менее великой личностью. Глебов был человеком «негромким». Никогда ни на кого не давил. Его нравственные и профессиональные мерки были так высоки, что невольно заставляли подтягиваться. Одной фразы, сказанной негромким голосом, было достаточно, чтобы понять, где ты поступил неправильно и недостойно.

Белохвостик измерял свои поступки и взгляды глебовскими принципами. В семье и в театре Глебов оставался для него отцом и высшим авторитетом. Однако, в отличие от тишайшего Глеба Павловича, Валентин Сергеевич оказался в Купаловском театре бунтарем. Он был всегда на виду и играл шумно. Играл партийных работников и крупных руководителей советского хозяйства. Делал это с убежденностью, верой и страстью. В жизни человек открытый и резкий, с трудом подавлял свои чувства. Был в театре комсоргом, парторгом, профоргом, членом худсовета. От него всегда ждали поступков. И он бросался на амбразуру, частенько во вред своей собственной творческой судьбе. Сам объяснял это семейными генами.

Его отец — партийно-хозяйственный работник (так в ту пору называли этих преданных людей) — жил «по приказу партии и зову сердца». Отца бросали на разного рода прорывы, туда, где от коммуниста требовалось сделать невозможное. Вслед за ним поднималась с места и вся большая семья, в которой было шестеро детей. Где только не жили. Войну застали в Западной Беларуси. Успели чудом эвакуироваться в Челябинскую область. Отец ушел на фронт, потом в партизаны. В освобожденном Минске опять партийная работа. Прожил всего сорок восемь лет. Семья уехала в Руденск, и заботы о ней во многом легли на плечи Валентина.

Теперь понятно, что от отца унаследовал Белохвостик силу воли, негнущийся характер и трудовые руки. Работал комбайнером. Путь к театру, как у многих, начинался с художественной самодеятельности. Именно там почувствовал вкус сцены. Однажды прочитал объявление о наборе в студию Купаловского театра. Решил поехать попробовать себя. Поступил. Не могли не принять очень красивого высокого парня с сильным голосом. Хотя тогда Валентин ничего не умел. Попал в руки замечательных учителей, великих купаловцев — Леонида Рахленко, Ольги Владимировны Галины. После окончания пригласили в Купаловский театр, где он прослужил всю жизнь.

Конечно, огорчался, что не получил серьезного высшего актерского образования. Можно ли считать серьезной короткую заочную учебу в российском ГИТИСе? Понимал, что все навыки профессии придется добирать самостоятельно.

Однако после окончания учебы сам Юрий Любимов приглашал красивого видного артиста в свой театр на Таганке. Валентин остался верен себе и ответил отказом. Ни шагу из Беларуси!

Сейчас его бы точно не поняли. Удивительно, что и в родном театре имени Янки Купалы не слишком-то оценили. Поначалу были неплохие роли. Не сказать, что по его возможностям и таланту. Много снимался в белорусских фильмах и на телевидении, но особенно оказался востребованным в Украине. В родном же театре происходило что-то необъяснимое. В период самого актерского расцвета у народного артиста Белохвостика наступила непонятная пауза. В течение 12 лет он не получил ни одной роли. Возможно, все объяснялось его резкостью, неуступчивостью, принципиальностью. Валентин Сергеевич просто не мог смолчать, когда нужно, не умел поддакнуть, когда выгодно. Такой уж несгибаемый советский характер.

Я приведу некоторые высказывания Валентина Белохвостика, потому что часто приходилось писать о нем, следовательно, расспрашивать. Слог тяжеловатый. Мысли могут показаться старомодными. Что поделаешь… Белохвостик — человек своего времени. Сегодня ему было бы жить некомфортно.

«Я никогда не ходил просить роли, потому что считаю, что актер академической труппы должен знать, что он сыграет в течение хотя бы двух ближайших сезонов. Лишь в таком случае будет готов к роли. Это же нормальный творческий процесс, о котором в театре уже забыли. Нет этого, и актер теряет форму, некоторые начинают пить. А когда вдруг выпадает роль, они уже не в состоянии создать что-либо значительное. А что касается резкости, то я хорошо помню худсоветы во времена «стариков». Как комсорг театра, был членом худсовета и свидетелем бурных споров, нелицеприятных суждений. Ого-го-го, что это были за дебаты. Однако никто не обижался на резкости, потому что говорились они ради дела, ради театра.

Да и театр был другим. Поддержка мастеров была законом купаловцев. Театр был семьей, которая строилась на уважении к основателям и своему дому. Железная дисциплина, святое отношение к профессии оставались незыблемы. Конечно, случались и внутренние конфликты, и ссоры, но, если затрагивалась честь театра, труппа становилась монолитом. В присутствии купаловца немыслимо было дурно говорить о театре.

К сожалению, в Купаловском доме гаснет очень важное — чувство семьи. Мы стали мало общаться, говорить о профессии. Ушли в прошлое знаменитые семейные вечера, куда рвались коллеги из Русского театра, оперы.

Разве тогда жизнь была легче? У актеров зажиточной, сытой жизни никогда не было. Но на эти вечера каждый приносил что есть. У одной хозяйки отлично получались пирожки, у другой — соленья, у третьей — салаты. А главным блюдом была картошка.

Зато какая роскошь общения! И мы, тогда молодые, на этих вечерах узнавали об искусстве иногда больше, чем из театроведческих лекций и журналов. Хотя на этих посиделках всегда бывали и критики, и драматурги.

Я дружил с Андреем Макаенком.

Андрей — явление в театре особенное, выдающееся. Яркое явление. Он был до кончиков пальцев человеком Театра и его Рыцарем. Никогда не ощущал себя вне театра, всегда жил в нем, внутри, переживал вместе с нами радости и горести, удачи и неудачи. Он умел вовремя подставить плечо, выручить актера в трудной моральной, да и материальной ситуации. Наверное, не было в театре человека, который при необходимости, а иногда и без необходимости не занимал у Андрея денег. Я не знаю драматурга, который бы так много работал с режиссером над совершенствованием спектакля. Например, в период постановки «Трибунала» Андрей буквально не вылезал с репетиций. А как он показывал! В нем, безусловно, жил не только талантливый драматург, но и не менее талантливый актер. Темперамент, интуиция, чувство формы…»

Настоящий друг

Мы познакомились при смешных обстоятельствах. Мой муж, актер, драматург и режиссер Женя Шабан, только что поменял работу: перешел с телевидения в театр имени Янки Купалы помощником главного режиссера Валерия Раевского по литературной части. На белорусском телевидении он успел сделать множество телеспектаклей по белорусской прозе, снимая в основном артистов-купаловцев и тюзовцев. Они прекрасно говорили по-белорусски, а тогда литературно-драматическая редакция ТВ выпускала продукцию исключительно на белорусском языке.

Муж попросил меня подойти к служебному входу театра, потому что мы должны были куда-то ехать.

В те времена на скамеечке в сквере возле театра любили сидеть актеры и обсуждать свои дела. Я их всех знала, но мало с кем была знакома. Да и не принято было выяснять, кто чей муж или кто чья жена. Помню, увидела Гену Гарбука и Августа Милованова, обменялись какими-то шутками, смеялись. Подошел высокий, стройный, очень красивый Валентин Белохвостик, которого я уже успела увидеть на сцене. Он легко включился в наш разговор, тоже стал смеяться и в какой-то момент подхватил меня на руки и высоко поднял над головой. Силушка играла.

— Осторожно! Сейчас выйдет мой муж. Он ужасно ревнивый.

— А кто ваш муж?

— Шабан.

Руки его ослабели. Он мгновенно опустил меня на землю, посерьезнел, извинился. Оказалось, они с Шабаном не только подружились на телевидении, а уже симпатизировали друг другу в театре. Вскоре стали закадычными друзьями. Мы начали дружить семьями.

Если вспомнить устаревшие определения советского времени «актер-гражданин», «социальный герой», то это как раз про Белохвостика. Его представление о справедливости просто зашкаливало. Занимаясь общественной работой, он добивался для актеров не только улучшения их бытовой жизни, но и творческой. Из-за этого постоянно конфликтовал с начальством. Никогда ничего для себя не просил. Жил от зарплаты до зарплаты. Увлекался страстно и самозабвенно чисто мужскими хобби — рыбалкой и автомобилями. На этой почве они с моим мужем хорошо понимали друг друга. Деревенская жизнь и рыбалка — к нам на Нарочь. Механизмы, ремонт, автомобили — к нему в гараж.

Природа, рыбалка, политика, творчество. Типичный актер советского времени. Социальный герой и скрытый романтик.

«Она ни на кого не похожа. Она единственная». Большой рассказ об известной и неизвестной Стефании Станюте


Когда на работе не спорилось, уходил в гараж, копался в машине или ехал на рыбалку. Вряд ли в этом находил успокоение. Отдыхать как принято Белохвостик не умел. В отпуске на третий день начинал скучать и искать работу. Садился за руль и куда-нибудь мчал. В доме было все необходимое, ничего в избытке. Семья жила в спартанских условиях. Свою страсть к автомобилям Валентин не мог осуществить до конца. Только любимая «Волга» оказалась ему по росту и темпераменту. Потом, согнувшись и сложившись вдвое, он с трудом вмещался в «Жигули». А иномарок так и не дождался. Не скопил деньжат.

В жизни он не умел остановиться, поставить точку. Брался за все. Косил, копал, чинил крыши. Гулял. До упаду. Те, кого он любил, были за ним как за каменной стеной. Друг настоящий. С обостренным чувством справедливости.

Однажды мы ехали на «Жигуленке» из Молодечно в Минск. Была ужасная гроза. За городом на высоком холме, похожем на мост, повалило деревья. Это была единственная дорога. Машины стали в ряд, ожидая, когда дорогу расчистят. Белохвостик подождал минут десять, потом молча нажал на газ, съехал с шоссе и помчал по только что скошенному полю в объезд. Мне казалось, что он взвалил на плечи автомобильчик. Я вжалась в сиденье, зная, что говорить что-нибудь бесполезно. Будь что будет. Машина могла засесть и заглохнуть каждую минуту. Валя вел ее как танк, будто видя впереди противника. Злой и сосредоточенный до предела. Когда мы миновали опасный участок и выехали на шоссе, он остановился и засмеялся.

Кино

Был в истории российского советского кинематографа такой известный актер Евгений Урбанский. Помнят его по фильму «Коммунист». Белохвостик, наверное, по силе и несгибаемости белорусский Урбанский. Хотя все же личность не похожая ни на кого, неповторимая, уникальная в своей среде.

Хотя в те годы в советском кино белорусских актеров не снимали, кинематограф мимо Белохвостика не прошел. Он успешно сыграл главные роли в фильмах «Дума о Ковпаке» (Руднев), «Вчера, сегодня и всегда» (Карабанов), «Рудобельская республика» (Максим Ус), «Третьего не дано» (Корж). А еще на «Беларусьфильме» «На росстанях», «Волчья стая», «Черная береза», «Завтра будет поздно», «Руины стреляют», «Спроси себя», «Эпилог».

Свое отношение к работе в кино Белохвостик комментирует так: «Кино я благодарен за то, что именно здесь получил возможность сыграть то, что в театре не сыграл бы никогда, — и Руднева, и Карабанова. Но к кино меня подготовил театр. Тому, что я могу делать на площадке, научил театр. Театральный актер умеет психологически точно и убедительно выстроить роль. Если киношный остается лишь типажом, то нам вовсе не обязательно портретное сходство, чтобы быть убедительным. Например, зрители, даже близко знавшие моих киногероев — генерала Коржа или выдающегося педагога Карабанова, который еще был жив, когда снимался фильм, не сомневались в подлинности увиденного на экране.

Театр приучил нас к пониманию роли как „долгоиграющего проекта“. Ведь работа над образом не заканчивается с премьерой. Каждое очередное представление должно быть шагом к совершенствованию, к нему готовишься за неделю. Так нас учили „старики“».

Театр

Здесь опять хочется процитировать мысли актера о своих ролях: «Я не делю роли на любимые и нелюбимые, маленькие и большие, главные и второстепенные. Все, что я играл и играю, мне дорого. И каждая роль для меня — главная. Каравай из „Таблетку под язык“, Вожак из „Оптимистической трагедии“, Гриша Соловейчик из „Амнистии“, Сымон Зяблик из „Разоренного гнезда“ и многие другие люди, судьбы которых пришлось пережить на сцене, одинаково дороги и близки мне. В образ каждого я вложил все, что мог, а если что-то и не получилось, то это моя боль и моя беда.

Я считаю, что у каждого актера должна быть пристрастность к своему искусству. Надо отдавать своим ролям, даже маленьким, всего себя. Правда, не всегда все выходит одинаково интересно. Но ошибки, неудачи артиста в сто раз лучше, чем равнодушное отыгрывание каждый вечер своих ролей, своей зарплаты, своей профессии.

Люблю играть в современных спектаклях. Это интересно и полезно, пожалуй, каждому актеру. Тогда остро ощущаешь реакцию зрителя, проверяешь на ней созданный образ. И если есть этот контакт с залом, то значит, твой герой достоверен и тебе удалось заострить на нем внимание зрителей, сказать им что-то важное, очень нужное».

Специально для Белохвостика его друг Евгений Шабан написал пьесу «Человек из легенды». Она о реальной личности, крестьянине, который нежно любил землю и стал ее хозяином. Это Герой Советского Союза и Герой Социалистического Труда Кирилл Прокофьевич Орловский. Белохвостик создал не просто интересный образ яркого человека, но и представителя целого поколения. Этот мощный спектакль создавали режиссер Валерий Раевский, сценограф Борис Герлован, композитор Олег Янченко и мощная труппа Купаловского театра.

Валентин Сергеевич вспоминал: «Мы буквально по крупицам собирали факты из жизни Орловского. Побывали в его колхозе, где много услышали о нем, встречались со старожилами в Мышковичах, с его женой и дочерью в Москве, изучали архивные материалы, документы.

Сколько бы ни были сказочными иные легенды об Орловском, человек этот сложнее, интереснее и значительнее их. В этом я убеждался все больше и больше, когда работал над ролью. Я буду счастлив, если мой Орловский, живущий сегодня на сцене Купаловского театра, поможет людям получше узнать настоящего Кирилла Прокофьевича, одного из славных наших героев. И не только его. Ибо перечень партийных, государственных и общественных званий и должностей Орловского таков, что даже простое перечисление важнейших этапов жизни великого гражданина стало бы как бы частью всей советской истории белорусского народа…»

Спектакль был приглашен в Москву и имел большой успех.

Опера

У Валентина был прекрасный природный бас, никак не использованный в театре. И вдруг он получает предложение из Большого театра оперы и балета поработать с партитурой и оркестром в опере Антония Радзивилла «Фауст».

«Думаю, что неожиданное для меня предложение Виктора Скоробогатова сыграть единственную „разговорную“ роль в опере — старого Фауста — в какой-то мере предопределено «грехами молодости». Если бы я не стал драматическим актером, то мог бы, наверное, состояться как певец. Во время занятий в театральной студии пел в консерваторском хоре, потом мне предложили петь в хоре оперного театра. Однако был вынужден оставить его: занятия в купаловской студии проходили по вечерам. Выбрал драматический театр. Однако мой бас и до сих пор звучит неплохо. И вот много лет спустя судьба подарила счастье выйти на сцену моей юности.

Конечно, для драматического артиста работа с партитурой, оркестром достаточно сложна. Но помогали природный музыкальный слух и жена Ольга Глебовна, пианистка, опытный концертмейстер. Без ее помощи я бы, очевидно, не справился. В класс я уже пришел достаточно подготовленным. Благополучно прошли и репетиции на сцене. 20 июля при „битковом“ аншлаге состоялась премьера. Ольга, чья оценка для меня была очень важна, сказала, что правильно поступил, приняв предложение. Поздравляли и солисты, и хористы, и оркестранты».

Никто не подозревал, что Белохвостик был уже болен и начинал задыхаться. Его мощный голос звучал как в лучшие времена. Сильный прекрасный человек. Слабость испытывал только к любимым дочкам — Зое и Надюше. Больше всего боялся, что, выросшие в актерской среде, они выберут театр. Несмотря на отговоры, старшая ослушалась и пошла по стопам отца. Теперь Зоя Валентиновна Белохвостик, купаловская прима, тоже народная артистка Беларуси.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Татьяна Орлова