Как дела у школьников XXI века? Мы встретились с подростками после двухлетнего перерыва и поговорили о жизни
1105
12 октября 2018 в 8:00
Автор: Александр Владыко
Как дела у школьников XXI века? Мы встретились с подростками после двухлетнего перерыва и поговорили о жизни

Два года пролетело со скоростью падения осеннего листа. Осенью 2016-го Onliner.by отправился в путешествие на электричке с географом Максимом Александровичем и его отрядом из любознательных учеников восьмого и девятого классов. На прошлой неделе мы встретились со школьниками снова — теперь они уже почти взрослые. Что у них в голове и какие цели ставят родившиеся в XXI веке?

Полина и Настя: «„Тихий Дон“ прочитали… Да нет, шутим, сериал посмотрели»

Девушкам по 16 лет. Они уже второй год учатся в Минском государственном колледже сферы обслуживания.

— Полина, вы молодец, в прошлый раз избежали конкретного ответа по поводу своей профессии. Поэтому рассказывайте: кем будете?

— Мне было все равно, лишь бы поступить. Дело в том, что никакая профессия не нравится так уж сильно. Была бы работа. После колледжа я буду техником почтовой связи с допквалификацией оператора почтовой связи.

Учусь довольно средне, потому что не вижу мотивации. Примерно через полтора года меня распределят куда-нибудь. Надеюсь, по месту жительства, в Минск. Буду работать два года на почте, иначе придется оплатить около 7 тыс. рублей — это слишком.

— Вас уже учили, как надо правильно говорить «У меня не десять рук!»?

— Нет, что вы, это запрещено. Надо объяснять людям спокойно и вежливо.

— Сколько денег вам сейчас достаточно для жизни и на какую зарплату вы рассчитываете?

— Рублей 700 будут платить на работе по специальности. Сейчас в колледже я получаю около 60 рублей стипендии. Много забирает проезд. Если вынести его за скобки, то на месяц хватило бы 70 рублей — на мелкие расходы, одежду.

— Что из одежды можно купить на 70 рублей?

— Штаны за 26 рублей, гольф за 30 — ты одет!

А еще Полина остается одной из нитей, связывающих со школой Настю. Та признается, что со школьными подругами общаться перестала: оказалось, были связаны только учебой.

Настя оказалась в колледже, приняв решение в последний день вступительной кампании. Средний балл в школе у нее был около 9.

— Почему сорвались, променяв десятый-одиннадцатый классы и вуз на колледж?

— Я захотела уйти из школы. Хотела поступить сюда по специальности сотрудника банка, но не хватало баллов — пошла на почту. По поводу вуза — ничего не пропало. После колледжа пойду в Академию связи — тогда не нужно будет распределение отрабатывать и что-то зачтется по срокам.

— 700 рублей — нормальная зарплата?

— Нормальная. Я не верю в байки про среднюю.

— Что интересного читаете, слушаете? «Тихий Дон» тоже (ранее Полина рассказала об этой книге. — Прим. Onliner.by)?

— Да шутим мы, — смеются девчонки. — Сериал посмотрели — очень интересно.

— Музыка? Грустненькие песенки.

— Осень грустная?

— Мальчики плохие…

— Вам хочется, чтобы скорее исполнилось 18 лет?

— Да.

— Замуж?

— Мы с мамой договорились, что я сначала отучусь. Мама ждет этих новостей сперва от Леши (старший брат Насти), а он тормозит.


Еще две девочки — Настя и Вика — отправились в колледж хлебопечения. Они не являются лучшими подругами, поэтому мы встретились с ними отдельно.

Настя: «Я кажусь сильной — на самом деле нет»

Два года назад Настя (ей почти 17 лет) предполагала, что примерит ведомственную форму и попадет в сильное мужское окружение.

— В какой-то степени передумала. Почитала очень много про профессию милиционера и таможенника — слишком для меня. С виду я, может, и кажусь сильной — на самом деле нет.

— Вы хорошо учились в школе. Почему решили уйти?

— Стране не требуются люди просто с высшим образованием, нужна специальность. Поэтому сейчас учусь на втором курсе и буду кондитером, не пекарем. Колледж нравится мне тем, что дает рабочие места.

— Вам куда хочется?

— Наверное, на завод: там больше продукции и интереса, чем в магазине.

Зарплата? Выпускникам платят 400—500 рублей. На каком-то этапе это нормально. Сейчас живу с родителями. Они и дают мне деньги (в месяц достаточно рублей 200). Вместо стипендии у нас бесплатное питание.

— У вас не было мысли взять и уехать?

— Нет. Если захотеть, то можно хорошо зарабатывать и жить здесь.

— А где вы в последний раз были за границей?

— Нигде, к сожалению. Возможности не было — наверное, так. Но очень хотелось бы съездить в Париж, посмотреть на выпечку.

— Что интересного видели по телевизору в последнее время?

— Смотрела фильм какой-то. Часто включаю после учебы — телевизор и уроки. В интернете надо знать, чего хочешь, и много соблазнов. А с телевизором все проще.

Я меломан, слушаю все подряд. Тиму Белорусских про мокрые кроссы, Филиппа Киркорова и Тимати — «Цвет настроения черный».

— Кем вы будете через три года?

— Через три года уже и конец распределения будет. Рублей 600—700 буду получать. Может, снимать квартиру. После 20 лет я выйду замуж.

Вика: «Старые кадры не хотят освобождать рабочие места»

Вика — тихая скромность 17 лет. За два года она, кажется, подросла, но смех остался совершенно детским. В хлебопекарный колледж пошла по простой причине: он ближе к дому.

— Я в школе училась на 5,9 балла. А сюда просто принесла документы. Мне дали учиться как сироте.

— Вы сейчас с кем живете?

— С бабушкой, как и раньше. Ее пенсия и моя. Но мне мало нужно — рублей 50 в месяц.

Есть пять квалификаций пекаря: тестовод, заквасчик, еще кто-то. Надо пройти практику. Потом распределение будет. Наверное, на хлебозавод распределят. Но там мест меньше, чем нас, выпускников. А старые работники не хотят идти на пенсию. Поэтому я с удовольствием пойду работать в магазин.

Зарплату дадут рублей 300—400. Не очень, конечно. А сколько нужно, я и не знаю.

— Может, вам больше и не надо? Или даже меньше?

— Ну нет, — заливается Вика.

— Вы стали самостоятельнее за два года?

— Ну, так… Может, можно куда-то ходить по вечерам, но я не хожу.

— Возраст для замужества наметили?

— В 22—23. Муж мой будет добрым, хорошим и верным. Ну и выше меня, хотя это не сложно.

Чаще смотрю что-то в интернете: сериалы «Универ», «Улица». Бабушка говорит, чтобы я больше читала. Из последнего понравилось «Мы с истекшим сроком годности».

Уезжать не хочу. Я люблю свою страну.

— А она готова платить вам 300 рублей. За что?

— За то, что я здесь родилась и выросла.


Ира и Аня: «Мы пошли за английским языком, с ним не пропадешь»

В начальной школе они были лучшими подругами. Взрослели — и потихоньку расходились. Теперь 15-летние девчонки учатся вместе в лингвогуманитарном колледже. Просто учатся, близкими подругами вновь не стали, но говорят об этом очень спокойно.

— Очень спонтанно получилось с выбором места учебы. Я думала оставаться в десятом классе, но в июне этого года решила поступать. Проходной балл сюда был выше 9, но у меня же свидетельство об окончании девяти классов с отличием.

Специальность Ани называется «Лингвистическое обеспечение социокультурной деятельности».

— То есть я могу через четыре года идти гидом работать или администратором. Мне показалось, что профиль довольно широкий. Или продолжить учебу в инязе в течение двух с половиной лет — примерно то же самое получается по времени.

Ире баллов на бесплатную учебу не хватило. И специальность у нее другая.

— Три года на документоведение и… господи, как это… ну, «что-то там и документоведение». По специальности буду секретарем-референтом, но я не планирую работать по ней.

— Вопрос 1500 рублей в год стоял перед родителями?

— Я пыталась поступить на бесплатное, тянула девятый класс, но не хватило. Родители отнеслись с пониманием.

— Куда пропадают школьные друзья?

— Думала, что с окончанием школы все прекратится, но нет, не так все страшно. В колледже появились новые, конечно. А со старыми — тоже легко, вечерком на районе…

— Каким еще вечерком на районе?

— А что, нельзя выйти вечером прогуляться? Ничего незаконного не делаю, для справки. Вечером спокойнее и свободнее.

— Мы в последний раз вообще на рынок сходили, — присоединяется Аня. — Потом к подруге на чай зашли. Никаких поздних прогулок. Дома нужно быть до десяти вечера.

— Как амбиции с деньгами? Сколько тратите, сколько хотите?

— У меня сегодня первая стипендия — 53 рубля, — рассказывает Аня. — До этого была самая большая трата — проездной за 30 рублей. Каждую неделю около 7—10 рублей уходит на питание в колледже. Из последних крупных покупок — сумка примерно за 60 рублей.

— Мне дают около 20 рублей в неделю, — добавляет Ира. — На погулять, одежду, маникюр, ресницы. Что-то из красоты делаю себе сама — так дешевле.

— Ира, вы по-прежнему хотите уехать в теплые страны?

— На зиму, да. Я люблю Минск, но… После окончания учебы попробую пойти работать в сферу туризма. Что-нибудь сложится.

— А у меня двоюродная сестра учится во Франции, — говорит Аня. — Не то что я хочу повторять, но, зная язык… Почему нет?

Зарплатные ожидания девочек растут. Аня говорит о тысяче рублей, Ира — о сотне тысяч.

— А почему нельзя хотеть?..

— Есть желание поскорее повзрослеть и уйти из дома?

— Да, хочется самостоятельности попробовать. Не потому, что родители не устраивают, — просто чем раньше начнешь, тем лучше получится. Счета надо научиться вести… Вот это вот все.

А вообще, сегодня сложно сказать, что получится. Надо быть открытым возможностям.

Полина: «Я все исправила, зарабатываю, с ровесниками сложно»

Полина и два года назад производила впечатление очень заряженной девочки. Теперь перед нами не по годам рассудительный человек 16 лет. Хочется верить, что все ее слова правдивы.

— Я поступила в Минский государственный колледж технологий и дизайна легкой промышленности. Хотела на повара — не прошла. Школу окончила с баллом 6. Моя цель — БГУФК, хочу работать учителем физкультуры. Нынешняя специальность — это безысходность. Не то что не хочу быть дизайнером — не получится у меня. А вот спорт — тема.

— Что за выбор — учитель физкультуры?

— Нравится. Пойду в ту же «Минск-Арену» учить малышей. Зарплата? Не знаю. Не могу сидеть и ничего не делать. Главное — работать.

— Курите?

— К сожалению, да. Но это еще с детства. Мне было тяжело тогда, и круг общения в детдоме был соответствующим. Но я курю стыдясь. Это немодно. И мне жалко детей в третьем-четвертом классе, которые курят.

— Почему вы не пошли в десятый класс?

— Я очень жалею. Думала, что в колледже будет интересно. А оказалось, что тут тяжело.

— Как семейная жизнь?

— Отлично.

— Я не про личную.

— Я тоже. С мамой отношения наладила. И периодически остаюсь у нее. Хотя по закону я ребенок колледжа, жить с мамой нельзя, но иногда могу. Мы прошли взаимонепонимание. Это я была виновата.

Внешне вроде ничего нового. С годами стало больше тянуть к косметике. Но я повзрослела, и даже слишком сильно. Жизнь заставила. Я работаю и ни от кого не завишу. Подрабатываю продавцом. В месяц получается чуть меньше 1000.

Еще стипендию получаю. Вместе со льготами выходит 240 рублей. Мама платит государству, оно — мне.

Сейчас живу в общежитии. С ровесниками не общаюсь: неинтересно. Когда мне исполнится 18 лет, я пойду домой.

— У вас есть ровесницы с детьми?

— Да. Я не понимаю их. Они будут висеть на шее у родителей. И важно, что это не случайность! Они просто хотели быть молодыми родителями. Не вижу смысла. Сначала я хочу обустроить свою жизнь, купить квартиру. А потом уже семья.

Сейчас у меня нет любимого человека.

— У вас не было мысли о переезде в другую страну?

— Хотела бы в Россию съездить, в Москву, на Красную площадь. Я же не была за границей еще.

— Так а почему не съездили? Средства же уже позволяют.

— У меня тренажерный зал, учеба, работа. Не успела.

Полина Юрьевна: «У нас с родителями уговор: они выходят на пенсию и уезжают жить на дачу»

Полина Юрьевна — золотой ребенок и наверняка радость родителей, начитанная отличница и очень скромная в быту. По имени-отчеству назовем ее потому, что пусть привыкает: Полина настаивает на желании поступить в педагогический и превратиться в учительницу начальной школы. Не отпустило ее за два года.

— Полина, какие радости и печали пережили с 2016-го?

— Экзамены, наверное.

— После девятого класса? Это же скука!

— Они не сложные, но первые, поэтому было очень волнительно.

— Ваша параллель сократилась с 72 до 29 человек. Почему ученики разбегаются?

— Из-за нелюбви к школе и нежелания получать высшее образование. Хорошо зарабатывать можно и без него. Бо́льшая часть и моих друзей ушли.

Когда начинаем говорить о деньгах, становится понятно: Полина выбрала правильную профессию.

— Родители дают деньги. Если надо, я беру больше, но чаще не прошу. Хватает 20—30 рублей в месяц. В этом пальто, если заметите, я была на прошлом интервью. Вот так вот.

— Тогда понимаю, что зарплаты учителя вам хватит.

— Рублей 700? Вполне достаточно. У нас уговор, что родители уедут в деревню после пенсии, а я останусь в квартире (улыбается. — Прим. Onliner.by).

Плавно взгляды меняются, взрослеют. Я, например, никогда не курила и не собираюсь. Считаю, что это глупо. Но было бы любопытно посмотреть, как поведут себя молодые курильщики, разреши им курить в открытую. Мне кажется, это перестанет быть интересно и они бросят. А сейчас курят потому, что запрещено.

— К следующим выборам успеете дорасти до совершеннолетия?

— А когда они? Были же недавно. Помню, что сама подписывала от школы какие-то приглашения на выборы. Не те? Политика — это неинтересно. Вот детское «Евровидение» интересно, Европейские игры тоже. Может, через БРСМ пойду, поучаствую в организации.

— А что вы в БРСМ делаете и почему это интересно?

— На акциях стоим, учителей поздравляли вот. Изначально обязали вступить, а теперь даже нравится. Это общественная жизнь, интересно это все.

Костя: «$2—3 тыс. меня бы устроило»

Косте два года назад досталось от комментаторов больше всех. Напомним, парень имел смелость заявить, что соотношение работы и зарплаты в IT весьма привлекательно. Даже слишком привлекательно.

Как и Полина Юрьевна, Костя остался в школе, сейчас учится в одиннадцатом классе. Помимо того, он ходит в академию программирования, к репетиторам и в этом году начал брать уроки игры на гитаре — «Кино», «Король и Шут» и все такое.

— Нет, я не переживал по поводу комментариев. Тогда я самостоятельно практиковался в программировании, и нельзя говорить, что совсем не понимал предмета. Сейчас могу сказать, что стало сложнее.

— Куда пойдете за высшим образованием?

— Не решил, но будет связано с международной практикой. А потом — Польша, Германия, США…

— А с телефоном что?

— Упал. Но и прошлый тоже упал, поэтому родители в воспитательных целях не торопятся финансировать ремонт.

У Кости здоровые зарплатные амбиции в несколько тысяч долларов. Пока что на месяц личных расходов хватает 50 рублей: «Папа за границей — мы с мамой его деньги берем».

— Телевизор? Максимум новости посмотрю.

— Что важного в стране произошло?

— Ну, Лукашенко отчитывал министров.

— За что?

— Что плохо работают и не привели в нужный вид заводы и фабрики. Хотя деньги давали. Если не ошибаюсь, речь шла об инструментальном заводе, вроде в Орше.

Милана: «Люблю „Ласковый май“ и другой шансон»

— Круто. Вы стали студенткой Минского городского педагогического колледжа. А хотели быть стюардессой. И в школе доучиться до одиннадцатого класса. Как так?

— Сначала хотела пойти в вуз после одиннадцатого, да. Но потом решила сначала за средним специальным, а потом «вышка» — на психолога в педуниверситете. Я же несколько лет работала на Детской железной дороге — мне нравилось с детьми общаться. Поэтому сначала учительница, потом стюардесса.

— У вас настоящий мех?

— Да, песец. Родители подарили.

— За два года вы стали обходиться родителям дороже?

— Я получаю стипендию больше 80 рублей (средний бал — 9,4). Мама и бабушка с дедушкой добавляют. Я езжу на дачу, помогаю по хозяйству и потом прошу дедушку. Он отвечает: возьми в кошельке. 5—10 рублей можно взять.

— А что делали на даче?

— На прошлой неделе давила яблочный сок. Для меня это почти работа, потому что я не очень люблю сельское дачное хозяйство. Не мечтаю о даче, мягко говоря. Я за городскую жизнь.

Сделаю маникюр, ресницы — вот и вся стипендия. Плюс еда и одежда. Но я нечасто покупаю одежду за карманные деньги, обычно помогают родители. А еда — это тоже такое: чипсы и шоколадки. В караоке-клуб с девочками иногда ходим.

— Что поете, слушаете?

— Я меломан: «Ласковый май», Nirvana, Егор Крид, Элджей.

— В этом списке есть откровенно лишнее.

— Тащусь от «Ласкового мая», не могу. Я вообще люблю шансон (улыбается. — Прим. Onliner.by).

Вместо резюме

Вместе со всеми музыкальными ошибками и порой нераскрученными амбициями (показалось, что подростки преимущественно очень скромны и сдержанны в мечтах) это очень крутые дети, которые должны вырасти в хороших взрослых. Встретите — пожмите руку.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Владыко