Психотерапевт Константин Минкевич: «Смотрите на вопрос вакцинации без эмоций — тогда вами будет сложнее манипулировать»

 
16 617
540
29 августа 2018 в 11:03
Автор: Дмитрий Корсак

В силу объективных и следственных причин медицинское сообщество в последние месяцы немногословно. Когда надо и когда вредно. «Мне совершенно непонятно, почему за наш Минздрав этот текст пишу я», — недоумевает Константин Минкевич. По его мнению, молчание в данном случае — проигрыш разума. В медицине эмоции работают хуже.


Невооруженным глазом видна если не паника, то всевозрастающая настороженность людей. Если возникает вопрос, на него кто-то должен дать ответ. И если с этим не справляются те, кому это положено по долгу службы, то пустоту начнет заполнять кто-то другой. И совершенно не факт, что среди его интересов будет забота о чьем-либо здоровье.

По правде говоря, тема вакцинопрофилактики — это не мой профиль. Но две недели назад в Ганцевичах ребенок умер от анафилаксии после прививки. И тут началось. Разумеется, этот трагический случай привлек к себе внимание. Это естественно: в наше время, к счастью, смерть каждого двухмесячного ребенка — ЧП на всю страну. Понятно, что возник очень широкий резонанс.

В наше время каждое осложнение, каждый проблемный случай становится достоянием общественности. И это, на первый взгляд, хорошо и правильно. Да вот только преподносятся эти происшествия порой так, что вызывают бурю эмоций.

Стоп. Эмоции — вот это уже самый что ни на есть мой профиль. Когнитивная психология говорит, что эмоции — это следствие некоторых наших мыслей, того, как мы интерпретируем реальность. Чаще всего эмоции у нас вызывают некие предустановленные заготовки — наши представления и убеждения. Чем сильнее и важнее для нас эти убеждения — тем сильнее вызываемые обращением к ним эмоции.

Когда эмоции начинают зашкаливать, наша способность к проверке услышанного или прочитанного существенно падает. Иными словами, если человека ловко поддеть, у него начисто выключается функция критического осмысления входящей информации. В случае, когда это касается медицины, подобное может привести к катастрофическим последствиям.

К каким? Например, к таким: в конце мая этого года умерла 36-летняя мать двоих детей, которая свято верила, что ВИЧ, которым страдала она и ее дети, не является болезнью, и была одной из самых активных ВИЧ-отрицателей в России. Итог этой истории очень печален: умерла не только эмоциональная женщина, но и ее дети, болевшие опасным вирусом, но не получавшие по ее воле лечения. Важно отметить, что, получи все трое своевременное лечение, практически наверняка были бы живы сегодня и еще много-много лет.

Думаю, ни для кого не секрет, что в последние годы набрало силу движение антипрививочников — людей, выступающих более или менее радикально против проведения вакцинопрофилактики. Их оружие также — эмоции. Именно к ним обращаются и, внимание, манипулируют антипрививочники. Есть в мире хоть один родитель, не желающий счастья и здоровья своему ребенку? Есть, конечно, но их ничтожное меньшинство. Опасаются ли родители за своих детей? Опасаются, будь здоров. И это — естественно.

Но давайте теперь сбавим градус эмоций и вспомним определенные факты. Прививки позволили нам не знать, что такое детские инфекции, как они выглядят и чем заканчиваются. Во время обучения в мединституте я не видел ни одного случая кори, коклюша или дифтерии. Нам рассказывали о них, но показать было нечего. Именно благодаря прививкам, и тому есть очень хорошие и надежные научные свидетельства, каждый случай детской смерти превратился из обыденного события — вспомните своих дедов и прадедов, живших лет 100 назад, сколько детей умирало в их семьях — в трагедию национального масштаба. Увы, мир устроен так, что невозможно исключить все риски, свести их к нулю, всегда будет оставаться некий мизерный процент несчастных случаев, это неизбежно. Мы очень часто вынуждены выбирать из двух зол — так давайте выбирать хотя бы меньшее. Но для этого нам надо иметь ясный ум.

Трагедия, которая случилась в Ганцевичах, уже происходила (или произойдет) в любой цивилизованной стране мира, где вакцинация — норма. Потому что просто невозможно давать стопроцентную гарантию успеха. Всегда будет мизерная вероятность того, что что-то пойдет не так. Мало того, стоит отметить, что на сегодняшний день причина смерти ребенка в Ганцевичах достоверно не установлена.

Остается только одно — каждому из нас самостоятельно задумываться. Принимать взвешенные решения. Помнить, что единичные случаи — это неизбежное зло, но ставить их во главу угла при принятии решений чревато большими и порой непоправимыми ошибками.

А цена в этом противостоянии — жизнь детей. Наших детей. Видите, я тоже могу взывать к эмоциям.

Читайте также:

Автор: Дмитрий Корсак