147
27 августа 2018 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка, fcbate.by
«Молились всей скамейкой, чтобы судья быстрее дал финальный свисток». Десять лет назад БАТЭ впервые вышел в группу Лиги чемпионов

Пасмурный Рейкьявик, душная София и гордый Брюссель, в котором белорусские ноунеймы сбили струю писающему мальчику. В 2008-м о команде Борисовского завода автотракторного электрооборудования узнал весь мир. Белорусский клуб впервые вышел в групповой этап футбольной Лиги чемпионов. У него был руководитель, гонявший между Минском и Борисовом с крейсерской скоростью самолета, нежного возраста тренер с разорванным коленом, вратарь, чьего крика боялись и свои, и чужие, а также икона, которая отправлялась на все выезды. Спустя десять лет Onliner.by вспоминает, как это было.

БАТЭ — «Валюр» — 2:0

Где: Борисовский городской стадион
Когда: 15 июля 2008 года
Голы: 1:0 — Близнюк (73), 2:0 — Близнюк (79)
Зрители: 5200

Рассказывает 36-летний Сергей Веремко. В 2018-м — играющий тренер ФК «Минск», экс-капитан сборной, четырежды лучший голкипер чемпионата Беларуси. В 2008-м — вратарь БАТЭ.

— Тогда исландцы только начинали выходить на нынешний уровень. Может, еще и не особо котировались, но дома с ними пришлось очень непросто. Мы забили только на семьдесят какой-то минуте. И то Гена (Геннадий Близнюк. — Прим. Onliner.by) заковырял мяч. Рука защитника, добивание, перекладина, еще добивание. Помню, дико обрадовался. Но праздновать со всеми не побежал. Я вообще за всю свою карьеру ни разу не бегал голы отмечать.

Гена в том матче забил два. Потом сломался. До ответки с «Андерлехтом» его ждали. Там вышел и снова забил. Секрет Близнюка до сих пор никто не разгадал. Человек пропадал на несколько дней, потом возвращался и делал результат. Да, штрафовали. Анатолич (Анатолий Капский. — Прим. Onliner.by) мог устроить собрание в честь Гены. Но Близнюк слушал, продолжал делать свои дела и решать вопросы на поле. В лучшие годы — просто гений.

«Валюр» — БАТЭ — 0:1

Где: Стадион «Водафон-Веллюрин» (Рейкьявик)
Когда: 23 июля 2008 года
Гол: 0:1 — Стасевич (1)
Зрители: 800

БАТЭ гонял в Исландию, когда это еще не было трендом. В 2007-м — к непроизносимому «Хабнарфьордюру». В 2008-м — к «Валюру». Игроки вспоминают, что, несмотря на летнюю пору, в Рейкьявике было прохладно.

— И пасмурно, — говорит Веремко. — Но пейзажи все равно очень красивые. Стадиончик у них маленький, приятный. Исландия — размеренная. Вот и мы все размеренно сделали. Забили на первой минуте и спокойно закончили. Я по ходу слишком успокоился и решил пофинтить. Наверное, словил эйфорию, когда понял, что мы проходим дальше. Кто-то из пацанов откатил назад мяч. Подумал: «Сейчас на замахе напада уберу, и все будет нормально». Но немножечко не прошло. Соперник меня прочитал — пришлось фолить. Хорошо, что за штрафной — получил желтую, которая меня потом подвела.

Борисов прошел дальше, во второй квалификационный раунд, где его ждал бельгийский «Андерлехт».

«Андерлехт» — БАТЭ — 1:2

Где: Стадион «Констант Ванден Сток» (Брюссель)
Когда: 30 июля 2008 года
Голы: 1:0 — Жийе, 67, 1:1 — Кривец (69, с пенальти), 1:2 — Нехайчик (88)
Зрители: 18 000

«Андерлехт» не был топом европейского футбола. Но попаданию этой команды в групповой этап ЛЧ никто бы не удивился. Бельгийцы справедливо считались фаворитами противостояния.

— Мы понимали: если не пройдем «Андерлехт», никто нам ничего не скажет, — делится Веремко. — Прилетели, разместились. За футбол мы особо не переживали. Вечером пошли с Санькой Юревичем и Лихим (Дмитрием Лихтаровичем. — Прим. Onliner.by) воздухом подышать. У нас была тройка распашная (смеется. — Прим. Onliner.by). Не помню, о чем мы говорили, но точно не было такого: «Ой, а как нам с этим „Андерлехтом“ играть?»

Говорит 32-летний Сергей Кривец. В 2018-м — полузащитник брестского «Динамо», лучший футболист Беларуси — 2014. В 2008-м — полузащитник БАТЭ.

— Тогда Лига чемпионов была чем-то далеким и нереальным. Наверное, люди до последнего не верили в БАТЭ. Странное состояние. Болельщики не знали, чего ждать. Да мы и сами не знали, чего уж тут. Не надо врать, будто мы были героями, которые пришли и сказали: «Мы идем в группу!»

Сейчас, спустя десять лет, понимаю, что мы выходили на новый уровень. Но тогда, естественно, нет. Что говорить, если прилетели в Брюссель и первые полдня всей командой искали писающего мальчика по городу, а вторые полдня бегали по магазинам. Так и было. Не поверишь, в день игры мы еще докупались. Ну как мы — я так точно (смеется. — Прим. Onliner.by). Главное, тренеры сказали: «Все, нельзя, готовимся». А я сразу подумал: «Ну, пойду втихаря». Какие-то кроссовки мне понадобились. То ли Armani, то ли другой какой-то бренд. Понтовенькие. Пару сотен отложил. Долго решался, стоит ли расставаться с такими деньгами, но все-таки взял. Когда возвращался в гостиницу, попался на глаза ассистенту Михалыча (Виктора Гончаренко. — Прим. Onliner.by) Вадиму Скрипченко. Он, кажется, мне ничего не сказал. Не знаю, может, мне бы потом прилетело, но мы выиграли, а я забил.

Вообще, тот матч стал шоу имени юного полузащитника Павла Нехайчика. Он вышел на замену вместо Игоря Стасевича на 58-й минуте. На 69-й заработал пенальти. А на 88-й положил мощным ударом с правой, обеспечив Борисов сенсационной победой.

Заработанный Нехайчиком пенальти реализовал именно Кривец.

— Сейчас уже не помню, но то ли ночью, то ли во время тихого часа в день матча мне приснилось, что бью пенальти. И все так реалистично. Бью в правый от себя угол. Вратарь прыгает туда же, но не дотягивается. В игре все получилось ровно так же. Пашу снесли, я иду к точке, стремно, конечно, но уже знаю, как буду бить. И да, забил. Прикольно. Ни разу в жизни больше не видел таких снов.

БАТЭ — «Андерлехт» — 2:2

Где: Борисовский городской стадион
Когда: 6 августа 2008 года
Голы: 1:0 — Близнюк, 18, 1:1 — Билья (23, с пенальти), 2:1 — Родионов (83), 2:2 — Полак, (86)
Зрители: 5500

Подключается 30-летний Михаил Сиваков. В 2018-м — защитник сборной Беларуси и «Оренбурга», бронзовый призер молодежного чемпионата Европы. В 2008-м — полузащитник БАТЭ. 20-летний Сиваков был столь же юн, как и Нехайчик. Они вместе начинали в минской «Смене». Вместе перебирались на взрослый уровень. И вместе сочиняли голы в Брюсселе. На счету Сивакова предголевая и голевая передачи.

— Мы прилетели из Брюсселя, отдохнули и назавтра или через день отправились на тренировку. Играли какой-то рядовой квадрат. В одном из моментов я мог отдать передачу попроще, но начал выдумывать и попробовал проверить человека в середине. Естественно, запорол. Гончаренко как раз был рядом. Михалыч не стал останавливать тренировку. Но осадил меня сразу же: «Слышишь, давай заканчивай!» Вспомнил мне матч в Брюсселе: мол, да, неплохо, но надо двигаться дальше, никаких вольностей: «Можешь больше, делай». Вроде и не орал на меня на всю округу, но очень впечатлило. Десять лет прошло, а я помню.

Уроженцу Хойников Виктору Гончаренко в 2008-м был 31 год. Бывший защитник завершил карьеру из-за полученного на тренировке разрыва крестов левого колена. Потом возглавил дубль БАТЭ. А в конце 2007-го неожиданно заменил на посту главного тренера первой команды Игоря Криушенко, который предпочел минское «Динамо».

— После игр всей командой собирались на базе у нашего капитана — Лихого (Дмитрия Лихтаровича. — Прим. Onliner.by). Они жили вместе с Геной в угловом просторном номере с большим балкончиком, на котором мы все помещались, — делится Веремко. — Отправляли кого помоложе в ларечек. Не Сашу же Юревича подряжать (смеется. — Прим. Onliner.by). Ребята приносили пиво, мы его пили на балкончике. От Михалыча по такому поводу получали редко. Если сделал свое дело хорошо, он всегда разрешал пару пива на базе. Иногда даже заходил и дежурно напоминал, чтобы мы аккуратнее. Но понятно, все знали, что скоро игры, никто не позволял себе лишнего. Вот Михалыч приходил и общался с нами. Иногда мог выпить со всеми.

Ему тогда был 31 год. Мне сейчас 36, и я понимаю, насколько уникальная ситуация возникла в 2008-м. Но Гончаренко смог поставить себя. С первых тренировок никто не обращал внимания на его возраст. Главный тренер — и все.

Пихал при всей своей демократичности люто. Помню, на базе была тренировка. Мы делали какие-то передачи по кругу. У меня раз не получилось, два не получилось. Гончаренко со старта взорвался: «Пошел вон отсюда! Быстро!» Я думаю: «Михалыч, за что, блин?» Ну, пошел на скамеечку сел. Посмотрел, как пацаны тренируются.

Или с «Минском» играли. Я на 93-й минуте поймал мяч и хотел быстро его ввести, но не получилось — киксанул. Закончили 0:0. Захожу в раздевалку, мне Михалыч начинает пихать: «Выбей ты этот мяч нормально, мы могли бы забить!» Я заведенный, только с поля, снял щитки, кинул их куда-то: «Может, мне еще забивать?!» Гончаренко даже не отреагировал.

Самый лютый разнос в том году Гончаренко устроил, когда квалификация была уже пройдена.

— Гостевая игра с «Реалом», — вспоминает Кривец. — Дебют в Лиге чемпионов. После первого тайма идем довольные в раздевалку. Вроде все окей, только 0:1 летим. Даже моментики какие-то были. Не так страшно, как казалось. Расселись — и тут Гонча влетает: «Вы что, обоср*лись?!» Такой разнос! Было очень горячо. В нас летело все, что было под рукой.

Но Гончаренко изумительно чувствовал всех. Не стеснялся советоваться с нами. Даже с молодыми. Мне тогда было 22 года. Виктор Михайлович подходил и спокойно так начинал: «Что думаешь о последней игре?». Или: «Как чувствовал себя на этой позиции?» Слушал твой ответ, предлагал какие-то свои идеи. Абсолютная взаимность.

У нас был очень живой коллектив. Постоянно двигалась какая-то энергия. Я был совсем молодой. Мог и с Гончаренко поругаться. Меня он тоже выгонял с тренировки. Но никогда никакой обиды не таил.

Кривец — вообще смелый парень. В белорусском футболе до сих пор ходит легенда, как однажды он чуть не запустил бутсой в Анатолия Капского.

— Было не так. Не запускал я бутсой в Анатолия Анатольевича. И даже не хотел. Мы в Гродно играли. Мой родной город. Я всегда выделял эти матчи, и они всегда у меня не получались. Может, из-за слишком большого желания. Тогда мы проиграли. Я снова был так себе. И прекрасно это понимал. В раздевалку ворвался Анатолич. Начал пихать — в жесткой форме, очень жесткой, по дикой жести просто. У меня в душе все вскипело. Реально обидно стало. Не выдержал. Встал, взял бутсу и просто захерачил ей в пол от злости. Ни в кого я не хотел ее кидать. Ну и орать стал: «Не можете вы о команде говорить в таком тоне!» Понятно, тоже с матами-перематами.

Прилетел Захар (Александр Захарченко. — Прим. Onliner.by), зам Капского. Стал за Анатолича заступаться. Вот с ним мы реально чуть не подрались. Рычали друг на друга. Все было на очень тонкой грани. Но остыли потом. Эмоция в БАТЭ была всегда. Клуб считали семейным. Но то была не мягкая семья, где все слушают главу и кивают в ответ, — скорее итальянская. Есть уважение к верхам, но высказаться можно всем. Периодически летали молнии, правда, мы всегда всем делились и были честны в коллективе. Тем более что касается Капского. Он и есть БАТЭ. Для меня это синонимы.

В 2008-м у Капского была очень большая загрузка на заводе. Помню, тренируешься, слышишь: мотор ревет. К полю несется машина. Оттуда выскакивает Анатолич. Всем машет, здоровается и быстро-быстро начинает решать вопросы. Пух-пух-пух. Все поделал, запрыгнул в машину — вжу-у-ух — и унесся из Дудинки на завод.

После Брюсселя у этой «итальянской семьи» началась новая жизнь.

— Я не могу сказать, что мы пугали сами себя, — продолжает Кривец. — Просто было непонятно. Выиграли в Брюсселе у «Андерлехта», приехали в Борисов, тренируемся: «Слушайте, а как теперь дома с ними играть? Вот как? Делать-то что? Атаковать? Не атаковать?» Слава богу, тренеры все грамотно разрулили.

«Левски» — БАТЭ — 0:1

Где: Стадион «Георги Аспарухов» (София)
Когда: 13 августа 2008 года
Гол: 0:1 — Ржевский (60)
Зрители: 21 000

— Перед нами никто не ставил четкой задачи на Лигу чемпионов. Понятно, что все хотели максимума. Но вслух никто ничего не произносил, — говорит Сиваков. — После борисовской игры с «Андерлехтом» я стал ощущать, что происходит что-то большое. Бельгийцы уже были в группе Лиги чемпионов. Считалось, что они как будто бы сильнее нас. И если БАТЭ все-таки обыграл эту команду, почему не пойти дальше?

В коллективе четко сформировалась новая идея, которая еще больше объединила всех.

— В Борисове всегда был очень хороший коллектив. Это заслуга и игроков, и тренеров, и Капского, конечно. Г*вно в Борисове никогда не задерживалось надолго. В 2008-м, как и в другие годы, коллектив собрался очень крутой, — вспоминает Сиваков. — На поле лидерами были Гена и Профессор (Виталий Родионов. — Прим. Onliner.by). Они очень хорошо друг друга чувствовали. Ребята, например, сделали первый гол «Андерлехту» в ответном матче. Классная пара нападающих.

Димка Лихтарович тогда был в сумасшедшей форме. Он носил капитанскую повязку, не отличался многословностью, но если говорил, то четко и по делу. Мы, молодые, не могли себе позволить каких-то вольностей. Четко знали: есть старшие, их надо уважать. Субординация была на уровне.

Если Лихий молчал, то Верем (Сергей Веремко. — Прим. Onliner.by) никогда не лез за словом в карман. И на тренировках, и в играх. Когда Сереге что-то не нравилось, об этом знали все. Он держал в напряжении каждого. Естественно, больше всего доставалось защитникам. Но Верем мог докричаться и до нападающих через все поле. Если из-под тебя забивают, а ты в носу ковыряешься, доставалось крепко. Не сказать, что Серегу боялись. Но мы понимали, что такой человек в коллективе нужен. Он держал эмоцию. Его требовательность шла на пользу. Никто из нас не любил проигрывать.

Соперник к тому моменту уже имел опыт выступления в группе Лиги чемпионов. В 2006-м «Левски» стал первым болгарским клубом, пробившимся в групповой турнир этого турнира.

— В Софии стояла дикая жара. Мы жили в номере с Максом Скавышем и открывали все окна, чтобы был хоть какой-то воздух. Даже ночью парило, — отмечает Веремко.

— Обычно как. Приезжаешь на еврокубки. По регламенту, гостевой стороне предоставляют воду, фрукты, печенье, кофе, всякую мелочовку, — объясняет Кривец. — Нам тогда сразу сказали: «Ничего болгарского не есть и не пить». Не знаю, с чем это было связано. Помню, что жили за городом. Гостишка была задрипанная, но называлась «Царское село». Жара страшная.

Конечно, был мандраж. Когда приехали на стадион и вышли на предматчевую разминку, я впервые в жизни понял, что такое домашняя поддержка. Говорят, там собралось только 21 000 зрителей, но я помню, что ревели они, словно все 50 000. Антураж очень мощный. В то время для нас это было что-то нереальное. Борисовский городской стадион вмещал пять с чем-то тысяч человек. Больше в Беларуси собиралось редко.

Игрок вспоминает, как в первые 10—15 минут болгары устроили такой воз, что было жутко. Пока БАТЭ очухался, «Левски» мог забить три.

Что говорил Гончаренко перед игрой, не помню вообще, а игру — чуть ли не по минутам, — слова Веремко. — Их вратарь выбивал от ворот. Витал Казанцев пропустил. Думал, что мяч сильнее полетит и я сыграю. Ну, Витал пропустил, а нападающий вывалился на меня, пробросил мяч мимо, я на нем сфолил руками. Шел в ноги, думал, что успею. Желтую карточку, которая оставляла меня без ответного матча, получил, пока лежал. В голове: «Ну, уже хорошо, что не красная. Играем дальше». Надо было как-то спасать положение. Чудак, который бил пенальти, стал разгоняться, а я сыграл по моменту. Отбил — и все, реабилитировался.

Голкипер признается, что не уставал так, как в Софии, никогда за всю карьеру. Может, от жары, от напряжения, от ответственности.

— В той игре нас реально возили. Кажется, был один момент, и мы его реализовали. Серый Кривец подал с углового, и Володя Ржевский головой попал.

— Если скажу, что искал в штрафной Вову Ржевского… — включается Кривец. — Как можно кого-то искать? Не думаю, что есть футболисты, которые с углового подают миллиметр в миллиметр точно кому-то в голову. Не верю. И когда игрок бьет с 50 метров и попадает в «девять» или в мусорный бак в различных роликах, а потом рассказывает, будто так и было задумано, тоже не верю.

Конечно, я никого не искал. Задача была хорошо подать, чтобы вратарь не смог выйти на перехват. Просто старался попасть в зону около ближней штанги. Вовка забил. Наверное, радовались. То есть определенно радовались. Но я плохо запомнил. В голове остался только эпизод из последних минут. «Левски» подавал угловой, мы отбились и выбегали в «контру» — трое против одного защитника. Добрались до центра поля, и судья дал финальный свисток. «С*ка, — думаю. — Мы же забить могли еще один! Что ты творишь?!» Десять лет прошло — злюсь до сих пор.

Сиваков подводит итог софийского выезда.

— По моим ощущениям, «Левски» оказался намного сильнее «Андерлехта». Серый Верем потащил пенальти — красавец. Вова Ржевский забил — тоже красавец. Все понимали, что, исходя из силы соперника и погодных условий, мы выжали из матча в Софии максимум.

БАТЭ — «Левски» — 1:1

Где: Борисовский городской стадион
Когда: 27 августа 2008 года
Голы: 1:0 — Сосновский (14), 1:1 — Гаджев, 38
Зрители: 5603

УЕФА дал добро на проведение матча на городском стадионе. БАТЭ не пришлось ехать на столичное «Динамо».

— После софийской игры в раздевалке мы реально задумались о том, что где-то рядом группа Лиги чемпионов. Но никого не затрясло. У нас были лидеры вроде Профессора, Лихого, Сани Ермаковича (который тогда, правда, играл редко), Сани Юревича. Были бойцы типа Анри Хагуша и Сосны (Сергея Сосновского. — Прим. Onliner.by). Все за ними шли. Молодежь пришла амбициозная. Сочетание игроков было чуть ли не идеальным. Мы никого не боялись.

Веремко пропускал тот матч из-за перебора желтых карточек. Заменить первый номер команды предстояло 19-летнему дебютанту Александру Гутору.

— В тот год мы с делили номер на базе, — вспоминает Кривец. — Пацан раньше вообще за команду толком не играл. Даже в чемпионате. 19 лет человеку. Позиция — суперответственная. Да, мы общались. Но я даже не знал, как к нему подобраться. Я ходил и загонялся: «Блин, а как его так поддержать, чтобы хуже не стало? Ну, он же раздолбай. Загоняться по ходу не будет… Или будет?» В итоге переживал больше самого Гутора. Хотя был уверен, что при выходе на поле у него ручки не затрясутся. А Гути, видимо, чувствуя поддержку всего коллектива, спокойно подготовился. Ну и мы все, желая помочь, объединились еще больше.

Если продолжать тему соседей, то Веремко жил в одном номере с Сергеем Сосновским. Они вместе перебрались в БАТЭ из гродненского «Немана».

— Я не делал его жизнь лучше, — смеется вратарь. — Серый все время на меня ворчал и бурчал. В итоге он забил «Левски» в Борисове головой, и я был самым счастливым соседом на земле.

Правда, на гол Сосновского болгары нашли ответ на 38-й минуте. А на 43-й вторую желтую карточку получил Геннадий Близнюк. БАТЭ предстоял целый тайм в меньшинстве.

— По ходу домашнего матча с «Левски» меня заменили, — слова Кривца. — Мы всей скамейкой молились, чтобы судья быстрее дал финальный свисток. Последние минуты провели на ногах. Помню, Саня Юревич хотел выбить мяч и «зажег свечу» над стадионом. Мне показалось, метров на 50 вверх — можно было спутники сбивать. От души Санька дал (смеется. — Прим. Onliner.by).

Прозвучал финальный свисток. Белорусский клуб впервые попал в группу ЛЧ!

— Не знаю, что пережил на трибуне. Это было очень сложно. Слов до сих пор не нахожу. Но когда услышал финальный свисток, мозги выключились — побежал на поле, — улыбается Веремко. — А сидел не в «випке», на обычном секторе. Застрял, пока выбирался с рядов, перелетел через заборчик, а мне навстречу милиционер: «Куда прешь?» А ж забыл, что не в спортивной форме. Подумал: «Сейчас он меня как пригреет дубинкой!» Но пацаны его успокоили: «Этот — наш! Футболист!» — «Ладно, бегите».

Сиваков встретил финальный свисток на газоне.

В подтрибунке наша раздевалка располагалась справа от поля. Надо было спуститься чуть-чуть вниз. Я даже не помню, как оказался там после матча. Было очень громко, кто-то обливал всех водой, каждый находил ближайшего человека и обнимался.

Поболеть за меня приезжали мама, двоюродная сестра со своими родителями, друзья — группа поддержки человек десять. Мы потом встретились на пятачке за раздевалками, где парковались автобусы команд. После матчей там всегда была тусовка. Настоящая микст-зона. Все перемешивались. Темно уже было, фонари светили, люди поздравляли меня, обнимали, и никто не понимал, как такое случилось.

У нас в календаре стоял матч чемпионата Беларуси, так что по домам не отпустили. После игры сразу поехали на базу. У нас же корпус находился на территории детского лагеря. Отправились в беседки. Стали обсуждать. Было очень много эмоций. Но потом они вышли, и реально почувствовалась усталость. Я помню, что пошел в номер, очень быстро заснул и хорошо спал до самого утра.

В ту ночь борисовчане высыпали на площадь. В городе был праздник.

— Я тогда понял силу футбола. За 90 минут команда может сделать счастливым целый город. Ради такого стоит жить, — признается Веремко.

А потом были жеребьевка, очереди за билетами, 2:2 с «Ювентусом», марш фанатов питерского «Зенита» в Минске и единственный мяч Рауля в по сути ничейном матче с мадридским «Реалом».

Слова Веремко вместо послесловия.

— Десять лет прошло… Такое ощущение, что мы вчера играли все это. Как сейчас помню день первой игры в группе против Мадрида. Приехали из гостиницы, кинули сумки, переоделись, закончили разминку, стоим на поле «Сантьяго Бернабеу». Сбоку от нас — звезды мирового футбола. Ждем, пока гимн Лиги чемпионов начнется. Стоим со Стасиком (Игорь Стасевич. — Прим. Onliner.by) и разговариваем. Расслабленно так, улыбаемся. Лига чемпионов, «Реал Мадрид» — вообще неважно и нестрашно. Просто стоят два счастливых человека и улыбаются. Одно из самых моих сильных впечатлений в жизни.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка, fcbate.by