«С этим дядей у нас есть секретик». История о том, как столяра из детского сада обвинили в разврате
2207
11 июля 2018 в 8:00
Автор: Александр Чернухо. Фото: Александр Ружечка; Максим Тарналицкий
«С этим дядей у нас есть секретик». История о том, как столяра из детского сада обвинили в разврате

В этой истории очень много «но» и «а если». Вкратце: столяра детского сада, 66-летнего мужчину, обвинили в эксгибиционизме на рабочем месте. Правда, из доказательств — только слова двух детей и один спорный факт: работник угощал малышей конфетами. Сейчас правоохранительные органы возобновили проверку по этому делу, мамы детей настаивают на том, что столяр виновен, а сам мужчина четвертый месяц сидит без работы и намеревается подавать в суд на женщин. Выводы из этой истории каждый сделает самостоятельно, а мы лишь изложим версии обеих сторон. 

«Дядя снимал штаны и играл в цирк»

Все началось в конце марта. Виктория вела свою дочь в детский сад, и уже на его территории девочка увидела мужчину и сказала: «Это дядя Коля».

— Я стала расспрашивать дочь, кто это такой и откуда она его знает, — рассказывает мама. — Ребенок ответил: «Это дядя, он с нами играет». Спрашиваю: «А как он с вами играет?» Отвечает: «В цирк играет, игрушки иногда достает». Я напрямую спросила: «Он штаны снимал, когда играл?» Дочь ответила: «Да, снимал». Я отвела ее в группу и спросила у воспитательницы, кто этот человек. Она ответила, что это столяр, он периодически приходит и приносит детям конфеты. 

Я рассказала в группе родителей в Viber то, что услышала от дочери, и спросила, не было ли у других детей таких «секретиков». На меня там набросились, что я больная и спросила у ребенка про штаны. Сижу и жду — никто не отвечает. А вечером отозвалась одна мама и пообещала спросить у сына.  

С Еленой Виктория поначалу не ладила. Женщины общались прохладно и сейчас не скрывают, что недолюбливали друг друга. Но после истории со столяром все изменилось.

— Я всегда была на стороне воспитателей и столяра, — говорит Елена. — Угощает конфетами? Ну а что в этом такого? Однажды мы с сыном шли по улице, и вдруг он сорвался с места и побежал к какому-то мужчине. Тот сказал: «Мамаша, не волнуйтесь, мы дружим. Я работаю столяром в детском саду». Он выглядит очень достойно. Сразу видно, что бывший офицер. Опрятный всегда, хорошо говорит, не пьет. Я была не против и всегда всех защищала в садике. До этой истории. 

Но после того, что рассказала Вика, я решила спросить у сына. Он сказал, что с дядей Колей у него есть секретик, но его нельзя никому рассказывать под страхом того, что Дед Мороз не принесет подарки. Я объяснила, что от мамы у него секретов быть не должно, но он все равно ничего не рассказывал. Но потом, когда уже уходил спать, все-таки решился рассказать. По его словам, игра заключалась в том, что «дядя снимал штаны и теребил свою писю, иногда делал это игрушками, надевая их на руки». Я уточнила: «Может быть, он просто переодевался?» Но сын уверенно ответил, что нет, было именно так, как он говорит. Помню, что у меня волосы на голове зашевелились. Сын ходит на кружок по физкультуре. И мне воспитатели говорили, что, когда детей разводят по группам, ему разрешают одному побыть в спортзале. Как они мне говорили, это буквально пять минут времени. Но я уверена, что больше. Сын рассказал, что был один в спортзале и играл. И тут зашел дядя и сказал: «Хочешь, я тебе секретик покажу? Но только это будет наш с с тобой секрет. Если расскажешь, Дед Мороз не принесет тебе подарок». «Потом он разделся и показал мне писю, и тогда я побежал в группу звать других детей, чтобы они тоже этот секретик увидели. Когда дети вернулись в спортзал, дяди там уже не было». 

— Моя дочь вечером тоже описала «игры» с дядей более подробно, — продолжает Виктория. — Мы списались с Леной, все обсудили и утром поехали подавать заявление в Московское РУВД. Следователь, принявший заявление, предупредил, что от экспертизы будет скорее вред, чем польза: дети могут замкнуться. Мы отказались ее проводить. Кроме того, он добавил, что достаточно уже заявления и того, что говорят дети, чтобы привлечь человека к ответственности.

— Вечером заведующая пригласила меня к себе в кабинет, — вспоминает Елена. — Она все отрицала, начала упрекать, что я оклеветала человека зря, что мне же будет хуже, потому что у дяди большие связи, он бывший офицер и что я все равно ничего не добьюсь. С ее стороны не было попыток разобраться, принять меры. В конце разговора она предложила забрать заявление и все решить внутри садика, по-хорошему.

В последующие дни сотрудники милиции приходили в сад, опрашивали персонал. Мамы детей говорят, что с ними они не связывались.

— Я позвонила в организацию «Понимание», которая занимается проблемами детского насилия, — говорит Виктория. — Меня внимательно выслушали, сказали, что экспертиза необходима, без нее доказать что-то нереально. Меня убедили, что экспертиза никоим образом не навредит детям. После этого мы связались со следователем и настояли на ее проведении. 

Экспертиза была пройдена детьми 30 марта. На ней присутствовали родители, следователь и эксперты.

— Я своими глазами видела, как мой сын показывал, что именно делал дядя Коля. Это была не просто игра руками, как делают маленькие дети, которые исследуют свое тело.  Движения имитировали именно мастурбацию. Видеть такие движения раньше мой сын никак не мог, потому что он растет без отца: мы живем вдвоем, — вспоминает Елена.

После экспертизы я подошла к эксперту узнать его мнение: было ли все это на самом деле, — говорит Виктория. — Мне ответили, что все было именно так, как дети рассказывают, и были удивлены тем, что столяр до сих пор работает в детском саду. Следователь попросил никому не рассказывать об экспертизе, так как на начало мая был назначен полиграф для столяра, и это могло бы повлиять на результаты. 

23 июня женщины получили письма с уведомлением и постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела. Этот документ был датирован 13 июня, хотя уведомление Виктория и Елена получили 22 июня.

— В этом документе не указаны показания воспитательницы, которая говорила, что столяр неоднократно приходил в данную группу и угощал детей конфетами. Не указано, что дети оставались одни без воспитателя в группе и с ними оставался сторож или физрук, наоборот, это замалчивается и отрицается единодушно всеми работниками, хотя ранее я слышала об этом неоднократно от воспитателей и сообщила это следователю. Зато присутствует фраза, что столяр носил всегда с собой конфеты, потому, что у него диабет, — говорит Елена. — Пояснения детей во внимание не приняты, несмотря на точно описанные ими действия столяра.

«Руководитель приходит и спрашивает: „Где мальчик?“ А я не знаю»

Заведующая детским садом, в котором разыгрался конфликт, сейчас находится в отпуске. По ее словам, трудовые отношения между дошкольным учреждением и столяром были прекращены, когда история вышла за пределы детского сада. 2 апреля мужчина был отправлен в отпуск за свой счет по рекомендации правоохранительных органов, затем в оплачиваемый трудовой отпуск, а 21 мая забрал трудовую книжку. В личной беседе она достаточно подробно расписывает ситуацию, однако подчеркивает, что не имеет права давать официальные комментарии без согласования с управлением образования администрации Московского района. В свою очередь в управлении отказались комментировать эту ситуацию.

Одна из воспитательниц детского сада просит не называть ее имя и не фотографировать. Она рассказывает свою версию этой истории и допускает, что дети могли оставаться на некоторое время без присмотра взрослых.

— Я работаю в детском саду с января этого года. Странная история… Сама ситуация — дядя-столяр кормит детей конфетами — выглядит странно. Своему ребенку, который тоже ходит в ту же группу, я сказала их не брать. А столяру сделала замечание, потому что до этого у меня были вопросы: откуда у моего ребенка вдруг стали появляться конфеты. Мне сказали, что это столяр у нас такой добрый и душевный человек, угощает детей. Потом пришла работать и увидела своими глазами, что дети сломя голову к нему несутся. Меня это напрягало как воспитателя, потому что дети становились неуправляемыми и бежали к нему, а потом затронуло с другой стороны. Вот зачем это делать? Он приходил в группу, давал детям конфеты, я ему сделала замечание. Он спросил, я ответила: «Родители против». После этого он прекратил носить конфеты. У нас два столяра, и по большей части я просила приходить к нам другого. 

Этот столяр вызвал у меня странные и непонятные эмоции. Когда мы только пришли устраиваться в сад, он был там. Начал разговаривать с моим ребенком, не зная, кто он и откуда. Мне это показалось странным. Ну вот зачем? Мне он показался каким-то неприятным: вроде милый, хороший человек, но интуиция что-то подсказывает — не знаю, как это объяснить. Мне он не особо симпатизировал, но я не знаю, по какой причине. 

Была такая ситуация. Я объяснила детям, что они не должны бежать за конфетой — это не повод. Вечером несколько родителей пришли в раздевалку с детьми, и я их попросила объяснить, что так не делается. На что Елена мне сказала: «Я не против. Я в этом проблемы не вижу». Я ответила: «Дело ваше». Через какое-то время пришла Виктория со своей дочкой и задала мне вопрос: «Кто это такой и почему мой ребенок бежит к нему сломя голову? Почему он раздает детям конфеты?» Я ответила, что уладила этот вопрос и конфеты он больше не раздает. Виктория сказала: «Она мне такие странные вещи рассказывает… Хочу поднять эту тему в чате в Viber». Она написала, спросила у родителей. Они ничего конкретного не сказали. А потом написала Елена: «Да, мне ребенок такое рассказал, что я в шоке». После этого поднялась тема, меня вызвала заведующая. Что заведующая говорила? Ничего хорошего. Сказала не выносить сор из избы. 

Я поняла, что коллектив сплоченный и каждый будет переживать за свое место. От заведующей я услышала, что родители неадекватные и у нее постоянные проблемы с ними. Но я ничего неадекватного не увидела — только заботу о своих детях. Может быть, немножко повышенную. Тем не менее, я ставлю себя на их место: если бы мой ребенок мне такое сказал, я, наверное, даже не разбиралась бы. А вот так плюнуть… Кому верить: своему ребенку или чужому дяде?

Дети могли оставаться наедине со столяром. Они ходят на кружок, на физкультуру. Я их никогда не оставляла, но по поводу других воспитателей… Я не буду наговаривать и утверждать, потому что не видела своим глазами. Но их могли, к примеру, привести на физкультуру — руководителя нет, она пошла по каким-то делам. Либо провела физкультуру, а воспитатель пошел заниматься своими рабочими делами. В общем, детей в зале оставить могли. Надолго ли, другой вопрос. Но это возможность, я ее допускаю. Я выходила из группы, а дети из другой группы стояли в коридоре — воспитателя не было. Я спустилась на первый этаж, поднялась, а они все еще стоят одни. За это время могло многое случиться. 

Сын Елены ходил на кружки. Первое время с ним было тяжеловато, потому что у него свои потребности — мальчику хотелось после кружка еще повеселиться и поиграть в спортзале. Его там оставляли после занятия. Один? Я не знаю. Что там происходило, я не в курсе. Но был такой случай: в группу приходит руководитель по физкультуре и спрашивает: «А где мальчик?» А он уже убежал куда-то и спрятался, у него такое бывает, когда кто-то обидит. Бегали, искали — нашли за креслом. 

Столяр сейчас не работает в детском саду, но я слышала, что он снова приходил устраиваться. Сюда же, к нам. 

«Я хочу защитить свою честь и достоинство»

Столяр — 66-летний мужчина, подполковник в отставке с российским паспортом. Он соглашается на встречу и рассказывает свою версию.

— Шестнадцать лет я прожил в Чехии. Военный. В отставку вышел очень давно, в самый разгар перестройки. Решил и уехал в дальнее зарубежье и там спокойно жил себе не тужил. Десяток-полтора лет ездил на Браславские озера рыбу ловить и как-то познакомился с очередной пассией, которая ездила из Варшавы в Минск и обратно. От этого знакомства в 2008 году родился сын. Вроде бы в Чехии все нормально, но ребенку два года, и пора бы уже начинать заниматься его воспитанием. Тем более наступили кризисные времена и за границей. Я переехал сюда в 2010 году. Все хорошо, хватает запасов на жизнь. А в 2014 году наступил кризис: так не хватает и так не хватает. Да и от безделья маешься. Решил сначала устроиться где-нибудь переводчиком. Давал с десяток объявлений, но у работодателей были фантастические запросы, а зарплату предлагали мизерную. Послал всех. Но делать что-то нужно. Пошел в соседний магазин устраиваться грузчиком. Спрашиваю: «Вам грузчики нужны?» Отвечают: «А у вас образование какое?» — «Два высших». — «О, извините, нам умные грузчики не нужны». Пошел в другую сеть. «Грузчики нужны?» — «Нужны». — «Но у меня высшее образование». — «Ничего страшного». — «Но у меня еще одна проблема: не пью». — «О-о-о, нам трезвые, да еще и умные не нужны». Помыкался… Смотрю, на почте висит объявление: нужен почтальон на летний период. Приняли меня на работу, все хорошо. Через пару месяцев все остались ужасно довольны. Я такой человек: взялся делать — делаю. Ходил-ходил, но параллельно присматривал работу ночным сторожем. И однажды заносил почту в детский сад. Заговорил с заведующей, и она мне сообщает: «С 1 сентября уходит рабочий по комплексу, который здесь с основания садика. Хотите? Приходите». Пришел. Это было примерно два с половиной года назад.

Я не могу судить себя, но жалоб ни со стороны руководства, ни со стороны родителей никогда не было. В ножки кланяюсь своим предшественникам: хоть что-то из инструмента и расходного материала после них в садике осталось. Я старался отвечать за свою работу. С утра пришел, сделал дела, выполнил все заявки до тихого часа, пошел на обед покормить ребенка. Понадобился — я через 15 минут на работе. Суббота, воскресенье — без вопросов. Надо задержаться до полуночи — никаких проблем. Никогда не считал отгулы.

Это первый случай, когда у меня возник конфликт с родителями. Всегда здоровался. Дети любознательны по своей сути, большинство из них в домашних условиях ничего не видит. А тут хоть посмотрят, как эта отвертка выглядит. Они спрашивают: «Можно, мы вам подадим, попилим?»

По словам столяра, история с конфетами началась после того, как у одной девочки в детском саду случился день рождения.

— Это было года полтора назад. Подбегает девочка нарядная и говорит: «А у меня сегодня день рождения!» Ну что ты будешь делать? А я диабетик, знающие люди посоветовали всегда с собой носить конфеты. Конечно, угостил ее в честь праздника. Подбегают остальные малыши: «А мне? А мне?» Ну пришлось и остальным по конфете дать. С тех пор и повелось. Я отпиливаю ножки у стола, а они аж пищат: «Дай нам попробовать!» Ну конечно, дашь им попробовать поработать. Помогли — нате конфету. У меня подход такой: или всем, или никому. 

Ровно в тот же день, когда воспитательница высказала претензии, якобы родители недовольны тем, что я раздаю конфеты, я перестал их носить с собой в кармане. Понимаете, воспитательница, которая еще две недели не отработала в саду, с такими претензиями и с таким пафосом… 

…Сначала был предварительный разговор с бабушкой девочки. Я стоял в какой-то из групп и разговаривал то ли с нянечкой, то ли с воспитательницей. Залетает эта разъяренная фурия. У меня разговор ироничный, и я попытался смягчить его, но увидел пенящиеся уголки губ и понял, что это бесполезно. Сказал: «Да, я услышал вас». Сказала: «Я работаю в судебных органах, я вас засужу». Примерно такой разговор. Я тут же пошел и поставил заведующую в известность. Сказал: «Я предполагаю, что я выровнял конфликт с этой дамой». А на следующий день на меня выливают ушат помоев. Вызывает заведующая и говорит: «Мамочки не успокоились и идут подавать заявление в милицию». Я буквально сразу же поехал в милицию, но материалы уже были в Следственном комитете. Я написал заявление с требованием привлечь этих людей за клевету, но меня отфутболили, пока идет проверка.

Знаете, ситуация простая. Никогда не было ни одного раза, чтобы я оставался наедине с детьми: в спортзале, в подсобном помещении… Это что? Теперь меня в деревне все тоже должны обвинить, потому что я там всем детям удочки делаю? Я не знаю, как это объяснить… 

С мамами я эту ситуацию не обсуждал. Следователь очень настоятельно попросил ограничить мой доступ на территорию садика. Сначала отправили в отпуск за свой счет, а потом уволили. Одну из этих мам я даже в глаза не видел. Было желание прийти на родительское собрание, но мне настоятельно порекомендовали этого не делать. 

Четыре месяца я в вольном плавании. Почему это должен чувствовать мой ребенок, я не могу понять. Однажды я появился в садике после увольнения: сказать, что я оправдан перед государственными органами. Но тут же одна из мамаш полетела в управление образование жаловаться: почему педофил ходит по территории детского садика? А вы говорите, устраиваться… Я ходил в другой садик и пробовал устроиться, но понял, что молва уже пошла по всем окрестностям. Чего дергаться… Пока мамаши делают телодвижения, я не могу ничего предполагать. 

Я гражданин России. Если бы я на сотую долю процента чувствовал масло на голове, давно был бы за Уральскими горами, и никто бы меня оттуда не выписал. Но я хочу здесь свое честное имя отмыть.

Я хочу защитить свою честь и достоинство и очистить свое имя от всего, что мне вылили на голову. За свои действия нужно отвечать. 

«Решение об отказе в возбуждении уголовного дела отменено. Проверка возобновлена»

В середине июня мамы, написавшие заявление, получили постановление об отказе в возбуждении уголовного дела из Следственного комитета. Приведем некоторые цитаты из документа.

«Согласно заключению эксперта, мужчина каким-либо психическим расстройством, в том числе расстройством полового предпочтения (педофилией), не страдает».

«В результате проведенного психофизиологического исследования прийти к однозначным выводам о наличии или отсутствии у мужчины психофизиологических признаков поведения, направленного на сокрытие информированности о проверяемых обстоятельствах, не представляется возможным».

«Анализируя материалы проведенной проверки в их совокупности, принимая во внимание результаты проведенной в отношении мужчины амбулаторной комплексной судебной психолого-сексолого-психофизиолого-психиатрической экспертизы, следствие приходит к выводу, что достоверно определить, имело ли место в действительности исследуемое событие — совершение развратных действий в отношении малолетних, — не представляется возможным».

«Вместе с тем следствие принимает во внимание пояснения малолетних, данные ими в комнате опроса отдела психолого-физиологических исследований главного управления судебно-психиатрических экспертиз. Однако учитывая возраст указанных детей, а также отсутствие возможности выяснения у них более детальных обстоятельств события, о котором они рассказали, проверить достоверность их пояснений иными способами, предусмотренными законом, не представляется возможным, ввиду чего нельзя положить их в основу обвинения мужчины в части совершения развратных действий в отношении указанных детей».

Однако к моменту выхода этого материала история получила новый поворот.

— Московским (г. Минска) районным отделом Следственного комитета продолжается проверка по заявлениям двух женщин о развратных действиях в отношении их детей со стороны рабочего яслей-сада в 2017 году. Ранее принятое решение об отказе в возбуждении уголовного дела отменено УСК по Минску для проведения дополнительных проверочных мероприятий, — рассказала Onliner.by официальный представитель УСК по Минску Марина Дранькова.

Читайте также: 

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. sk@onliner.by

Автор: Александр Чернухо. Фото: Александр Ружечка; Максим Тарналицкий