«Нужно рожать больше детей, чтобы оставить дело кому-то из них». Две истории о том, как муж и жена рискнули открыть семейный бизнес
273
12 июня 2018 в 8:00
Источник: Татьяна Скапцова-Петровская. Фото: Александр Ружечка
«Нужно рожать больше детей, чтобы оставить дело кому-то из них». Две истории о том, как муж и жена рискнули открыть семейный бизнес

Есть мнение, что семейный бизнес — штука недолговечная, а отдыхать друг от друга мужу с женой нужно на работе. Мы поговорили с двумя семьями, которые существуют вопреки этой логике. Уже почти династия, которая занимается продажей штор, и молодая пара, рискнувшая недавно открыть книжный магазин, рассказывают о том, как начать общее дело и сохранить нервы в порядке.


Павел, Елена, Наталья Филипчик. Семейным бизнесом занимаются более 20 лет. Владельцы салона штор «Элен Стиль»

О начале бизнеса

Павел: Начиналось все с того, что нужно было как-то зарабатывать. Сначала мы организовали туристический бизнес, начали кататься по загранице. Первые страны, в которых мы побывали, — это Польша, а потом Турция. Супруга искала для дома тюли и портьеры в Стамбуле, затем познакомилась с хорошими турецкими бизнесменами. Все получилось очень легко: Елена Альбертовна — моя супруга и хозяйка салона, в честь которой он и назван, — привезла эти шторы, начала их продавать, а после этого все и закрутилось.

В тот момент у нас обоих было по нулям, мы прошли лихие девяностые, а когда родилась Наташа, ходили получать детское питание по талонам. Денег не было вообще, помогать нам было некому. И мы решили: раз уж судьба дала нам возможность вместе что-то делать и кормить семью, нельзя ее упускать. Нашей целью было прокормить себя, а не заработать. Мы взяли $400 в долг, и с этими маленькими деньгами сделали первую закупку в Стамбуле.

Об иерархии в бизнесе

Павел: Мы работаем более 20 лет, а наш салон уже 17 лет находится на проспекте. На данный момент иерархия такова: внутренние экономические вопросы решает хозяйка салона, она присматривает за всем, а лицо салона — это я, Павел Павлович, и дочка Наталья. Она работает уже седьмой год, и мы постепенно передаем ей все больше полномочий. Все сферы поделены профессионально, каждый работает над тем, что умеет лучше всего.

Наталья: Я веду дилеров, представительства и регионы, свободных дизайнеров, архитекторов, рассказываю про ткани, провожу семинары, обучающие встречи. Это закреплено за мной, но и у остальных членов семьи работы хватает. Они общаются с частными клиентами, дизайнерами, проводят консультации, подбирают товары, просто их работа в другом профиле.

О семейном деле, первых шагах и решениях

Павел: Когда мы поженились, мне был 21 год, а жене 19, потом появились наши дочери, и все это время бизнес развивался, двигался. Мы вообще не думали о больших деньгах, единственное, чего мы хотели, — это свою хотя бы маленькую квартиру. И так вышло, что смотрели в одну сторону, лепили свою жизнь вместе, поэтому выяснять, что кто-то круче или больше вкладывает, не было времени и сил. Сейчас бизнес стабилен, но первые 10 лет мы просто вообще не знали, как работать! Да никто не знал. Мы не разбирались в налогах, финансах, оплатах… Хорошо, что язык цифр понятен всем. Мы не испугались и начали работу с иностранцами: все боялись, а мы — нет. Поэтому так получилось.

Наталья: Для меня же заняться семейным делом было полностью обдуманным решением. Первая поездка, которую я помню, была в Стамбул. Все было очень ярко, красиво, и папа лично оттаскивал меня от каждой витрины с золотом на «Гранд-Базаре». Тогда мне было 8—9 лет, а когда я училась в университете, вся деловая переписка уже была на мне. А еще все контракты с испанцами, турками, бельгийцами, все переписки и грузы, которые приходят сюда, бумаги по оформлению. Я же отвечаю на все вопросы, комментарии, предложения.

Павел: Испанский мы заставили ее выучить для работы. Большой плюс в том, что она нас слушала и понимала всю важность: уже с 14—15 лет что-то переводила для нас с английского, который учила с первого класса. Мы нанимали репетиторов, потому что сами не могли полноценно вести переговоры с иностранцами, а посторонний человек в бизнесе — это всегда проблема.

Наталья: Я в свое время работала на фабрике, несколько месяцев прожила в Испании, интенсивно учила язык. А в свободное время до и после курсов я жила в самом «текстильном» городе в Валенсии — Онтиненте. Я знаю всех поставщиков города, а они знают меня. Испанцы, конечно, владеют английским, но, когда обращаешься к ним на испанском, другие клиенты перестают их интересовать, ведь пришел человек, который разговаривает на их языке.

Павел: Кстати, тому, как вести семейный бизнес, мы учились у турок и других иностранцев. Практически везде на Западе самые крупные компании — семейные. Турки занимаются семейным делом поколениями, а еще привлекают племянников, племянниц, других родственников, объединяют семьи, бизнес растет, каждый работает на имя компании. Мы знаем турецкую семью, которая начинала с маленького семейного магазинчика, где мы покупали шторы, а теперь все превратилось в огромную компанию. Мы тоже начинали привозить все больше и больше штор, и со временем у нас стали появляться испанские, бельгийские, австрийские партнеры.

О рабочих вопросах на семейных советах

Наталья: Это вообще наша любимая тема для разговора. Как прошел день, кто позвонил, кто и что делал на работе, кто что успел, какие клиенты приходили…

Павел: Частный бизнес не может остановиться, ведь это круглосуточное дело. Нет такого, что рабочий день закончился — и работа внезапно остановилась. Звонки в любое время, командировки, переговоры, клиенты — это все бизнес. Работа не отпускает ни на секунду, но приносит удовольствие.

О конфликтах и противоречиях

Павел: Без споров вообще нельзя. Разные поколения, разные вкусы — мы спорим, конфликтуем, обсуждаем вопросы на семейном совете: что нужно делать, какую коллекцию закупать, чего хотят клиенты. И у каждого свое видение. Наташа отвечает за более молодежные направления…

Наталья: За все, что происходит в Instagram, например. Он априори более молодежный, там я отвечаю и в два часа ночи, и в восемь утра.

Павел: Мы с Еленой Альбертовной любим классику, мы на ней выросли: классический стиль, дизайн, интерьер. Как правило, на такой стиль люди переходят в определенном возрасте. Даже вчерашняя молодежь, которой сегодня 35—40 лет, начинает делать второй ремонт и в итоге переходит с модерна или минимализма на классику. Это более солидный уровень. Я люблю это и могу дать дельный совет.

Но то, что есть дочь, которая может взглянуть свежим взглядом, очень помогает. Невозможно уследить за всем, к тому же нужно учитывать вкусы и возможности каждого. Ведь к нам в салон уже приходят дети наших постоянных клиентов. Так сменяются поколения, и меня это радует.

О будущем

Наталья: В теории я представляю, что бизнес могут продолжить мои дети. Но, наверное, это будет в другом формате: любой бизнес меняется и эволюционирует. Скорее всего, это будет интернет-площадка с большим складом и шоу-румом.

Павел: У нее, конечно, есть план, как двигаться дальше. Мы практически уже оставляем старшей дочери бизнес, но все же контролируем дела и совещаемся. Младшая дочь пошла по другой линии и бизнесом заниматься не будет. Поэтому хорошо рожать много детей, чтобы у них был выбор, как у Наташи. Она выбрала семейный бизнес и втянулась в работу, несет ответственность за свои решения. Порядочность отношения — это самое важное в бизнесе, и дочь понимает это.

Никита и Мария Биржаковы. Семейным бизнесом занимаются около полугода. Книжный магазин-кофейня «Либрерия»

О начале бизнеса

Никита: Вообще, я бы не стал называть это бизнесом. Наше маленькое дело основано на собственных вкусах и предпочтениях. Это скорее хобби, пусть и с небольшой долей коммерческой составляющей. Идея создания такого места принадлежит моей жене, а я постарался воплотить ее мечту в жизнь. «Либрерия» — это наш общий проект в первую очередь для души.

Маша: Все закрутилось довольно внезапно. Как-то раз я приехала с одной из прогулок с сыном в очень вдохновленном настроении. Рассказала об этом Никите: «Вот было бы здорово, если бы мы создали что-то свое!» На что Никита ответил очень просто: «Почему нет?» Инициатива, я считаю, исходила от него.

О формате

Никита: Мы довольно часто встречали подобные заведения, когда путешествовали по Европе. Это были места, где можно не просто что-то купить, но и провести время с удовольствием, задержаться ненадолго, выпить чашку кофе. Иначе говоря, нам хотелось привнести что-то такое, что нравилось нам, и в белорусскую среду.

Маша: К тому же мы сами родители, живем в Уручье, и нам не хватало какого-то такого места. Никита долгое время увлекался кофе и мечтал открыть кофейню, мне же и самой хотелось душевного места, где я могла бы реализовать себя творчески. Поэтому родился такой формат.

Никита: Мы объединили наши усилия — так появилась «Либрерия». От задумки до реализации прошло два месяца, а суммарно проекту полгода.

Об иерархии в бизнесе

Маша: Я лично отбираю и формирую ассортимент. При этом сама стараюсь ознакомиться с каждой книгой, если раньше не держала ее в руках: читаю, изучаю отзывы — это, в общем, большой кусок работы. Иногда могу помочь разобраться с бухгалтерией, но основную работу делает Никита. Например, за весь ремонт — от цвета стен до стеллажей — отвечал он. Продумывал, искал людей, подбирал материалы, он же работает над сайтом, отвечает за кофе. Я больше идейный вдохновитель, к тому же я все еще в декрете и бо́льшую часть времени уделяю маленькому сыну.

Никита: В настоящий момент на мне скорее стратегическое планирование нашего общего дела и ведение фундаментальных процессов.

О возможных конфликтах и противоречиях

Маша: Бизнес, если он семейный, невозможно отделить от личных отношений, поэтому какие-то конфликтные ситуации переносятся всегда очень остро. Если между нами вдруг что-то произойдет, я абсолютно не переживаю, ведь свои деньги сюда вкладывал Никита. Логично, что бизнес принадлежит ему.

Никита: Но магазин все равно достанется тебе, если что! Это был своего рода подарок.

Маша: А оформлено все на тебя. (Смеются.)

О совмещении работы и личной жизни

Никита: Мы бы очень хотели стремиться к тому, чтобы, к примеру, в пять-шесть часов вечера работа заканчивалась и наступало время для семьи. Пока что так не получается.

Маша: Ты сейчас лукавишь. Мы иногда можем засыпать, и вдруг я говорю: «Ник, я помню, что видела так круто оформленное меню, давай замутим такое же!»«Маш, я уже сплю!» (на самом деле нет). Да, не получается разделять семью и работу, и это тяжело. Нужно иметь твердый внутренний стержень, чтобы мелкие семейные неурядицы не переходили на бизнес, а бизнес не влиял на личные отношения.

Была ситуация, когда я случайно лишила нас с Никитой выручки с очень крупной поставки, потому что просто не добавила НДС. Но Никита мне ничего тогда не сказал, при этом мы уже обещали людям, что продадим товар по определенной цене. А за слова мы отвечаем.

Никита: Нас может бросать в крайности: по пути сюда, например, мы успели поссориться, но сейчас уже все в порядке. Это просто семейные отношения, это может касаться любой пары — с семейным делом или без него.

Маша: Разница лишь в том, что люди, у которых нет семейного дела, уходят на работу, где имеют возможность переключиться и подумать о другом. Здесь же мы все время бок о бок, а понятия семьи и работы неотделимы друг от друга.

Никита: Но, если бы нам было некомфортно, мы бы не начинали этим заниматься. Каждый просто остался бы на своем месте.

О семейном деле, амбициях и риске

Никита: Если наш сын проявит интерес к семейному делу, то, конечно, мы не будем против. Но если нет — это лишь его решение, и он сам выберет путь, по которому пойдет.

Маша: Мы оба из семей, в которых занимаются бизнесом. Но у нас с Никитой было два разных пути. Ему родители давали свободу действий, а мои сразу сказали: «Дочь, помогай!» Я прислушивалась к их мнению, поэтому и учиться пошла на «нужный» и престижный факультет, хотя изначально хотела на другой, более творческий. Но родители настояли на том, который был бы полезнее для бизнеса. Тем не менее это бесценный опыт, я ни о чем не жалею.

Никита: Я хоть и учился на международных отношениях, это было мое искреннее желание, хотя родители и удивились такому выбору.

Маша: «Либрерия» — это все же больше про реализацию сегодняшних амбиций, живой интерес, энергию, которую хочется куда-то приложить и оставить какой-то след, создать что-то доброе и красивое. Неслучайно мы открылись в «Новой Боровой»: нам хотелось чего-то душевного. Гипотетически, мы могли бы открыться возле метро и продавать что угодно с большим потоком клиентов. Но мы вкладываем очень много сил, потому что хотим сделать что-то классное и особенное, стремимся уделить внимание каждой детали. Это не работает с точки зрения получения моментальной выгоды, но наш бизнес другой. Разумеется, изначально мы думали над перспективами роста: планируем открыть еще одно интересное место, но чуть позже и в другой локации. Где и что это будет — тайна.

Никита: Нас часто спрашивают, не франшиза ли мы. Нам это льстит, ведь в заведениях такого рода все бизнес-процессы довольно четко отлажены. Мы же пока еще молоды.

Маша: Мы подумали, что вместе можем дать что-то этому миру. В нашем бизнесе так много процессов, которые невозможно разделить, что сложно понять, кто больше этим занимается. Я трусиха и никогда не думала, что могу заниматься чем-то еще, помимо основной работы, которая, к слову, связана с сырьем, заводами, стройкой — совсем не женскими понятиями. Никогда не занималась чем-то другим, нетипичным для себя. И, наверное, раз 50 сказала: «Никита, зачем нам это?» А он как-то решительно поддержал меня, и я сразу успокоилась.

Никита: Просто во мне немного больше безбашенности и желания рискнуть. Мне хотелось поверить моей жене — и я это сделал. Пока что все складывается успешно.

Маша: Наш опыт происходит в настоящем, мы пока не можем оценить его со стороны. Иногда теряем уверенность, иногда есть ощущение, что вместе свернем горы, иногда строим грандиозные планы, а через мгновение размышляем, что можно сделать иначе. Главное — мы вдвоем в поиске и не останавливаемся.

Кровати в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Татьяна Скапцова-Петровская. Фото: Александр Ружечка