319
31 мая 2018 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка
«Родители меня вообще не поняли». Последний чемпион СССР по бодибилдингу кинул все и уехал на хутор выращивать маламутов

Новая жизнь уместилась в не самый большой джип. Да и той новой жизни было всего чуть: милый щенок маламута да пару сумок с одеждой. Кирилл Дубков оставлял в Минске бизнес по продаже тренажеров, работу спортивным функционером и свой статус легенды бодибилдинга, обеспеченный победой в последнем чемпионате СССР. Правда, жизнь на хуторе не дала потерять форму: работа по дереву, помощь соседям и огромные собаки, по своей природе требующие постоянной нагрузки. Корреспонденты Onliner.by съездили на хутор под Кореличи, чтобы подышать свежим воздухом и узнать, зачем убивать в себе горожанина.

Баку, подвал



На черной майке Дубкова — что-то про Баку и 2010 год. Если присмотреться, оказывается, это мерч с чемпионата мира по бодибилдингу среди любителей. Кирилл тогда не носил бороду и заведовал всем белорусским культуризмом.

В советское время этот вид спорта был полулегальным. И первое время даже звался по-другому — атлетической гимнастикой.

Дубков жил в минских пятиэтажках на Славинского. К каждой квартире прилагался подвал, который был на удивление большим. Благодаря отцу там обитали гиря и штанги.

Парень бессистемно пользовался ими, а потом получил на день рождения фотоаппарат ФЭД-5 — сокращенно от Феликс Эдмундович Дзержинский. Сделанные из чистого самолюбования на автозаводе кадры дали понять, что какая-то фактура есть. Весь восьмой и девятый класс Дубков с друзьями тягал веса. Сочинил для этого дела самопальный лежак, приспособил эспандеры. А потом пошел в армию.

УАЗ, противовес

С утра Дубков помогал другу. Говорит об этом, выгружая мобильный станок из кузова уазика. Для таких подходов нужна прокачанная спина. Поработав, вернулся домой. Его встречает жена Татьяна.

Часть своей хуторской жизни бывший культурист посвящает работе с деревом. Это позволяет сохранять приличную для 50 лет форму.

В принципе, у Кирилла все было хорошо с руками с самого детства. Тут и сделанная в подвале родительского дома скамья, и собранная чуть ли не полностью качалка в армии. Командир сказал: «Дубков, делай что хочешь!» Дубков захотел сварить лестницу, натянуть противовесы, натягать в помещение штанги и гантели. Все 40 человек, которые служили во взводе, ходили качаться.

После армии парень занялся культуризмом профессионально. В итоге стал чемпионом СССР. Так уж вышло, что последним. Чемпионат проходил осенью. Союза не стало зимой.

Творог, метандростенолон

К чемпионату Дубков готовился не только в зале, но и в очередях за курицей и творогом. Потом по совету опытных атлетов стал еженедельно капать внутривенно специальную аминокислоту. Знакомая работала в гемодиализе, помогла.

В 1992-м Дубков стал понимать, что на международных соревнованиях все кругом какие-то огромные. Сам же не мог набрать больше 95 килограммов, что при его росте было мало. Требовалось прибавлять по 4—5 килограммов мышц в год, а получалось только по 2.

На чемпионате Союза Дубков честно сдал допинг-тест, а уже потом по разу попробовал метандростенолон и «Ретаболил». Результат был, появилась синтетическая радость, но вместе с ней и ощущение, что происходит что-то не то. В итоге соревновательная карьера Кирилла продлилась с 1989-го по 1992-й.

Ася, 2,5 тонны

Теперь аминокислоту Дубков получает из зелени. Вокруг дома ее в достатке. Козье молоко и яйца можно взять у соседей за рекой. Хлеб печет жена. В саду плодоносят деревья. Мясо в этой семье едят только собаки — маламуты Ася и Умка, которые, услышав хозяина, подают мощный голос.

Пес Умка переезжал из города вместе с хозяином семь лет назад. Опытный физкультурник брал себе помощника, который реально способен работать. Теперь на маламуте можно возить дрова или бидоны с родниковой водой. Для этих дел есть грузовая упряжка и специальные сани. Аляскинские маламуты — сильные создания. Их тягловые усилия — от 500 килограммов до 2,5 тонны в зависимости от поверхности, на которой стоит груз.

В какой-то момент у хозяина возникло чувство, что псу скучно. Так появилась Ася, которая в прошлом году родила девять щенков. Дубков стал заводчиком поневоле. Его супруга стала продвигать уродившихся щенков всеми силами. В итоге в феврале по новому адресу уехал последний. Девочка уже была размером с маму.

Цивилизация, пограничник

Раньше у Дубкова был другой бизнес. В 1993-м в Минске появился парень из Днепропетровска с полной фурой, груженной домашними тренажерными комплексами «Универсал». Он ходил по городу и не знал, кому пристроить свой товар. Потом сообразил, что надо обратиться к профильным ребятам.

Дубков в то время уже работал в федерации бодибилдинга и согласился помочь потерянному гостю из Украины. Позже партнеры перешли на профессиональные станки. Так началось дело по оборудованию тренажерных залов.

Татьяна угощает чаем, с которым был связан ее бизнес. Будущая жена Дубкова какое-то время поработала в Москве, потом вернулась в Минск, но сильно захотела на природу. Нашла домик на границе с Литвой. Полмесяца проводила в столице, занимаясь делами, полмесяца — в деревне. Два раза в неделю автолавка, раз в месяц пограничник. Тихая жизнь наедине с собой в еще большей, чем здешняя, глуши.

Цивилизация то и дело обозначается. Порой шумят колхозные машины, которые работают на полях невдалеке, по трассе проносятся легковушки.

СССР, не равно здоровье

Если у Татьяны был обеспеченный бабушками сельский бэкграунд, то у Кирилла — совсем нет. Разве что дача, которая не считается. Последний чемпион СССР жил себе в городе-герое, но потом затужил. Ток эмоций и чувств, которые дают радость бытия, прекратился. Кирилл задумался о переменах.

Повод создавали и федерационные дела. Дубков признается, что полез со своим мировоззрением в социум. А когда в системе начинают ковыряться, ей это не сильно нравится.

— Я, например, задался вопросом: почему мы все нарушаем устав, который сами же приняли? Основная цель сводилась к «продвижению верности идей укрепления здоровья», надлежащему питанию и контролю веса. А когда ты подводишь себя к соревнованиям на метане, это уже немного другая история. Это не равно здоровье.

Дубков говорит, что не был против. Понимал, что борьба — это трата времени. Он был за — за выполнение устава.

— Еще я задавался вопросом зрителей. Им вряд ли сильно нравятся гипертрофированные качки. И когда возникли категории классического и пляжного бодибилдинга, стало понятно, что хоть отчасти я был прав.

Сурик, шуба

В бытность спортсменом Дубков использовал сурик для выхода на сцену. Его смешивали с маслом (лучше детским, но чаще всего обычным подсолнечным), подогревали и доводили до нужного кирпичного цвета. Говорят, когда советские культуристы приехали на матчевую встречу с США в 1991-м, даже темнокожие американцы просили попользоваться самопальным гримом.

Сурик помог Дубкову и в хуторской жизни. С его использованием была сварена краска, которая придала цвет шубе дома. Ржаная мука, вода, соль, железный купорос — сурик дал красный оттенок.

По словам соседей, этот дом появился на хуторе только в семидесятых. Хотя по документам он пятидесятых годов постройки. Видимо, стоял где-то ближе к Польше. Помещение на сотню «квадратов» с 13 окнами и высокими потолками.

Смотрины были в мае. Дубков сел на крыльце с западной стороны дома, услышал шелест листвы и уже тогда решил: «Все, я здесь остаюсь».

За месяц были оформлены документы. Дубков, будучи в тот момент разведенным, оставил минскую недвижимость семье бывшей жены. Новая жизнь поместилась в салон компактного джипа — пару сумок с вещами и потешный щенок аляскинского маламута.

Шея, чайная культура

Еще какое-то время Кирилл руководил белорусским бодибилдингом, живя в деревне. Но вокруг складывалось мнение, что Дубков уже дауншифтер. Типа отрастил бороду и уехал на хутор. Хотя на самом деле борода появилась позже.

В итоге федерационные дела закончились. Место Дубкова занял друг детства, с которым они с 7 лет и до окончания школы сидели за одной партой. Началась сельская жизнь, которую вообще не поняли родители. Отец гордился своим солидным сыном и его достижениями. Деревня в этот образ совсем не вписывалась. Мама же прочно ассоциировала ее с грязью и ничем больше.

— Кирилл мечтал о том, чтобы встретить женщину, которая сможет разделить его новый образ жизни, — говорит Татьяна. — Друзья говорили: «Где ты найдешь такую дуру, которая согласится копаться в грядках?» Но в какой-то момент такая «дура» появилась.

Подруга устроила что-то вроде сватовства. Она жила неподалеку и рассказывала Татьяне про какого-то одинокого бодибилдера. Та представляла себе перекачанную шею и груду мышц и не представляла, каким боком это относится к ее жизни с чайной культурой.

Кадр получился киношным. Татьяна увидела, как мужчина с прокачанным торсом косит траву. Человек совершенно нормального вида. Когда узнала, что это тот самый бодибилдер, сильно удивилась.

Блины, Армагеддон

До знакомства с Татьяной Дубков провел полгода наедине с псом. Их союз разбавлялся максимум редким общением с односельчанами.

Наступило время, когда исчезает синтетика. Однажды Кирилл проснулся и подумал, что неплохо бы поесть блинов. Правда, для них нужна сковорода, которой не было. Пошел к соседям. «Выбирай, какая нравится. Хочешь — принеси назад, не хочешь — оставь себе».

Первое время вместо стекол в окнах виднелись доски. Дубков дотошно записывал «косяки» по дому в ежедневник. После дебютного осеннего урагана проснулся от переизбытка воды в помещении. Она капала с крыши и текла ручьем из-под прохудившейся рамы. В щели задувал ветер. Кирилл подумал, что дом вот-вот развалится и примерно так выглядит Армагеддон.

В итоге привел в порядок всю крышу, закрыл щели, починил печь и сделал долгожданную запись в дневнике: «Сегодня в доме тепло».

Местные долго присматривались к новичку. Впоследствии Кирилл узнал от жителя деревни, что он полковник КГБ в отставке. «И дорога у вас к дому вымощена красным кирпичом!» — горячо добавил односельчанин. Дубков в ответ улыбнулся: «Понятно, ну так ты заходи, поговорим».

Фриланс, нарты

На руках хозяина дома собачка Николь. Она здешняя слабость и немощность, учит Кирилла и Татьяну терпению. Такую, конечно, в нарты не запряжешь.

Это работа для маламутов, которым жизненно важна физическая нагрузка. Периодически Дубков дает им возможность потягать за собой велосипед.

Посмотреть на забег выходит любопытный сосед. Здешнее население делится на местных и нет. В радиусе 15 километров живет примерно 10 семей, которые оставили город.

— Некоторым это кажется сектантством, — рассуждает Татьяна. — Но я отношусь к такому с юмором. Каждый волен выбирать. Да, не всем нравится, как мы живем. Но я психолог по образованию, у меня есть понимание и объяснение многих этих реакций, даже негативных. Единственное, нет стопроцентной уверенности, что они меня не зацепят.

Хозяйка говорит, что оказалась здесь, потому что вышла замуж за Кирилла. А Кирилл оказался здесь по воле случая.

— Необязательно разделять наш образ жизни. Просто стоит учесть, что бывает и так. Тем более мы живем в современном мире, который восхищает своими широтой и разнообразием. Можно жить в деревне и пользоваться интернетом, принимать друзей из других стран, пристраивать щенков, выполнять работу на фрилансе. Это вдохновляет.

Эклектичный, Норвегия

Маламуты прибегают в вольер. Прошлогодних щенков продавали не очень дорого — за 500—1000 рублей. География разъездов включила в себя Санкт-Петербург, а также города Беларуси и Норвегии.

Это дало семье дополнительный доход. А вообще, он у Дубковых эклектичный: помочь друзьям сделать дом, заняться ремесленничеством, заработать на изделиях из дерева.

— Жизнь в деревне, если особо не выезжать в город, стоит гораздо дешевле, чем можно себе представить. Когда еду в Минск, удивляюсь, сколько появляется неожиданных расходов, — говорит Татьяна.

Кирилл, в свою очередь, отмечает, что пусть и не устает в Минске, но быстро начинает скучать по дому и старается расправиться с делами как можно оперативнее.

Иногда последний чемпион СССР по бодибилдингу может упасть на землю и выполнить подход отжиманий. В доме есть один тренажер и одна гиря, которыми, правда, никто не пользуется.

Сельская жизнь дает достаточную для сохранения формы нагрузку.

— Современная мода на ЗОЖ? Знаете, человек создан, чтобы расти. Чтобы прожить жизнь и не было обидно. Чтобы ставить перед собой только заветные цели. Ломбарди, кажется, сказал. Когда ты сделал ради заветной цели все, лежишь на поле сражения без сил, но как победитель. И это чувство надо находить в своих действиях. Но когда ты делаешь одно и то же, а такое чувство не приходит, надо начинать искать что-то новое. Потому все новые тренды — это продукт человеческих потребностей. И это хорошо.

Корм для собак в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка