«Хочу торговать на рынке домашними копченостями. Указ разрешает, а санстанция — нет». Брестчанин о том, как работают новые законы

UPD
592
26 марта 2018 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка, Алексей Матюшков, Максим Малиновский, из личного архива героя публикации

«Хочу торговать на рынке домашними копченостями. Указ разрешает, а санстанция — нет». Брестчанин о том, как работают новые законы

Готовить Денис любит со студенческих времен. Поварское дело ему милее и роднее, чем специальность программиста. И когда вышел указ президента №337, разрешивший физическим лицам продавать домашнюю продукцию на рынках, да еще декрет №7, раскрепостивший деловую инициативу, мужчина вдохновился. Он начал коптить мясо, курицу и рыбу по собственным рецептам и попробовал продавать свои изделия. Но оказалось, что на практике все сложнее, чем на бумаге.

Денису 37 лет. В октябре прошлого года он вернулся из Занзибара. На острове возле Африки у него случилась любовь, но закончилась виза. Поэтому пришлось ехать обратно. В Беларуси мужчина сначала пытался искать работу по найму, а потом решил попробовать свое дело. Говорит, его цель — заработать денег, чтобы вернуться на остров, жениться, купить дом и осесть там.

— Мне всегда нравилось готовить и экспериментировать с рецептурами, особенной тяги к программированию никогда не было, — рассказывает Денис. — Когда я вернулся в родной Брест и стал искать работу, как раз вступил в силу новый указ президента, разрешающий физическим лицам торговать готовой кулинарной продукцией на рынках. Деятельность максимально упростили: регистрируешься в налоговой, платишь за те месяцы, в которые собираешься работать, — и вперед. Почему копчености? Потому что у меня есть знакомый, который 20 лет занимается этим делом и хорошо зарабатывает. Я подумал: а почему бы и мне не заняться тем же?

Денис изучил технологию, нашел в интернете чертежи коптилки, заказал материалы — и уже через полторы недели агрегат был готов. Брестчанин вложил в него около $200.

— Все по технологии, — говорит Денис и показывает фотографии. — Сама коптильня полностью из ольхи, не такой дачный вариант, как в бочках или еще из чего-нибудь. Дымогенератор с очисткой, в качестве дров использую натуральную ольховую щепу фракции 7—12 мм.

Чтобы не создавать своему знакомому дополнительной конкуренции в Бресте, Денис решил переехать в Минск. Сюда же он перевез 100-килограммовую коптилку и разместился у друга в гараже.

— Мы сделали пару пробных партий для друзей: закоптили курицу, рыбу, домашнюю колбасу, поэкспериментировали со специями и маринадами, — рассказывает он. — В общем, всем знакомым очень понравилось.

«Мне только и ответили: мол, запрещено физлицам торговать копченостями, и все»

Воодушевившись похвалами друзей, Денис решил заняться производством домашних копченостей. Он изучил указ президента №337 «О регулировании деятельности физических лиц».

— В пункте 1 четко сказано, что физические лица могут продавать на рынке хлебобулочные и кондитерские изделия, а также готовую кулинарную продукцию, — отмечает Денис. — Я пошел в налоговую Бреста, по месту прописки. Там же получил учетный номер налогоплательщика и заплатил налог за два месяца вперед. А дальше отправился на Комаровский рынок. Там рассказали, какие документы нужны, и отправили в лабораторию.

В лаборатории объяснили: чтобы торговать на рынке, мне нужно удостоверение качества — и отправили в районную санстанцию. В санстанции мне сказали, что ни при каких условиях физическому лицу такое удостоверение не дадут. На все мои аргументы (как так, ведь есть указ президента №337) только разводили руками: мол, есть другое законодательство. Точно такая же ситуация была и на рынке в Курасовщине, недалеко от моей съемной квартиры. Мне только и ответили: мол, запрещено физлицам торговать копченостями, и все. Я, если честно, так и не понял, на каком основании.

Но Денис решил не сдаваться и ввязался в переписку с чиновниками. Для начала он отправил электронный запрос в Центр гигиены и эпидемиологии Октябрьского района.

— Вот какой я ответ получил: «Наличие документов, удостоверяющих качество и безопасность продукции, производимой гражданами в домашних условиях (в том числе копченое мясо, рыба), в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения не регламентируется. Одновременно информируем, что порядок предоставления торговых мест на рынках, требования к продаже товаров на торговых местах установлены правилами создания и функционирования рынков, утвержденными постановлением Совета министров Республики Беларусь 16 июля 2014 года №686. Данным постановлением также утвержден перечень запрещенных к продаже товаров. Для получения разъяснений о порядке применения правил создания и функционирования рынков вы можете обратиться в адрес Министерства антимонопольного регулирования и торговли и его территориальных органов», — цитирует письмо мужчина.

«По какой причине копчености вдруг стали нести высокую потенциальную опасность для жизни и здоровья людей?»

Денис так и сделал: написал в МАРТ, а попутно еще и в Администрацию президента. Решил: раз указ подписал глава государства, то где, как не в Администрации, будут знать все его нюансы.

— Как я и предполагал, мое обращение в Администрацию перенаправили в Мингорисполком. Пока на него готовили ответ, я получил письмо из министерства, — говорит он. — В письме чиновники объясняли мне, что есть постановление Совета министров №686 от 16 июля 2014 года.

В этом постановлении есть перечень товаров, которые запрещены к реализации на рынке. Кроме прочего, там перечислены копченые мясные продукты, колбасные изделия и так далее. Я перечитал перечень. Среди всех других продуктов продавать на рынке запрещено и кондитерские изделия домашнего приготовления. Но как так? Ведь есть указ президента №337, где черным по белому написано, что на специально отведенных местными исполкомами местах можно торговать хлебобулочными и кондитерскими изделиями, а также готовой кулинарной продукцией. Копченая курица или рыба — это и есть готовое кулинарное изделие.

В этом же письме чиновники министерства объяснили, что запрет на продажу домашних копченостей «был установлен в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, поскольку такие изделия представляют высокую потенциальную опасность для жизни и здоровья людей».

— Мне никто не ответил, по какой причине копчености вдруг стали нести высокую потенциальную опасность для жизни и здоровья людей, — недоумевает мужчина. — У нас что, была резкая вспышка заболевания, люди массово отравились от домашних копченостей? Ответов на эти вопросы я так и не нашел.

На то же постановление Совета министров №686 сослались и чиновники Мингорисполкома. Но добавили, что сейчас МАРТ подготовил проект изменений в него. Если это постановление будет принято, то «самозанятые» физические лица смогут продавать на рынках кондитерские изделия. Про то, сможет ли Денис продавать на рынках своих фирменных кур или, к примеру, рыбу, не было ни слова.

— Пока непонятно, что будет дальше. Вроде бы и указ есть, и в налоговой я зарегистрировался, и налог уплатил, а работать не могу, — разводит руками парень. — В администрации рынка говорят просто: вот есть 686-е постановление — мол, мы против него пойти не можем. Вот как выйдут изменения и если мне разрешат, то меня готовы пустить торговать на Комаровку или на рынок в Курасовщине.

«Хочу торговать легально и по закону, а не продавать свои копчености где-то с машины или в подворотне»

Денис признается: коптить мясо, рыбу и птицу — это трудоемкий и длительный процесс. Приходится много времени проводить на ногах, много чистить, мариновать, потом правильно все подготовить. Требуется также просыпаться ночью или ранним утром, чтобы снимать все с коптилки.

— Но мне нравится это дело, по душе оно мне, — говорит мужчина. — Да и на выходе все получается классно: у меня есть свой рецепт маринада, свои секретики. В общем, от магазинных такие вещи очень сильно отличаются. Может быть, поэтому нас на рынок и не пускают?

Мне скажут: мол, так торгуй по интернету, под заказ делай. Я когда-то еще в самом начале сделал свою группу во «ВКонтакте», надеясь, что и оттуда будут заказы на копчение. Но там все мертво. Только некоторые друзья добавились, — продолжает Денис. — Мы и с другом пытались работать через интернет по заказам. Но это совершенно не тот заработок, который можно получить на рынке.

Я готов проверять свои продукты, готов проходить экспертизу по качеству в лаборатории. Если мои копчености будут проходить по нормам, я смогу продавать их на рынке. Дайте мне справку, бумагу, что положено, я заплачу за место и буду торговать. Если у меня что-то там найдут и качество будет плохое, не вопрос, я откажусь от своей идеи. Во всех своих обращениях я и писал, что хочу торговать легально и по закону, а не продавать свои копчености где-то с машины или в подворотне, чтобы меня ловила милиция. Я хочу, чтобы все было по-честному, со всеми бумажками и разрешениями и с уплатой налогов.

Сейчас Денис расстроен, говорит, что пока выхода из ситуации не видит, только если написать в Совет министров с предложением внести изменения в постановление. Но пойдут ли чиновники навстречу обычному парню из Бреста?

— Если мне разрешат торговать на рынке, если все будет хорошо, то я готов открыть ИП, а потом и наладить производство, масштабировать бизнес, так сказать, — мечтает Денис.

Дополнено

Прочитав комментарии, Денис решил все-таки прояснить некоторые моменты своей работы.

— Многие почему-то думают, в гараже весь процесс происходит. А там ведь только копчение, — объясняет парень. — Подготовка, маринование все дома на кухне делается. Все в перчатках и чистой посуде. Маринуется двое суток при жестком контроле температуры 4—5 градусов. После маринования продукт промывается под холодной проточной водой, перекладывается в чистые емкости и через полчаса уже начинает готовиться в коптильне при ста градусах, крючки, на которых висит продукт, изготовлены из пищевой нержавейки и после каждого копчения моются дочиста.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

В меру новостей, в меру мемов и много веселья в нашем сообществе в VK

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка, Алексей Матюшков, Максим Малиновский, из личного архива героя публикации
ОБСУЖДЕНИЕ