167
22 декабря 2017 в 8:00
Источник: Николай Козлович. Фото: Александр Ружечка

Белорусская «Ни Агара»: как бизнесмен открыл в глубинке модный туркомплекс и почему прозябает главный водопад страны

Вырвавшись из города-призрака Дисны на дорогу грез, мы поехали куда глаза глядят. Думали о том, что если питаться мечтами много лет подряд, то можно угодить в больницу с нехорошим диагнозом. Надвигались сумерки, вокруг была могильная тишина — и тут нам почудилось, что где-то неподалеку грохочет призывно Ниагарский водопад. Нет, мы пока не сошли с ума: шумела-звала вполне реальная белорусская «Ни Агара», еще один символ туристических надежд и индикатор будней. Сегодня на Onliner.by — продолжение цикла о жизни бедного района Беларуси, щедро одаренного красотой. На этот раз никакой лирики, только факты — веселые и не очень. И еще трезвый взгляд на мир от молодого бизнесмена.


Давным-давно государство решило, что у каждого района должен быть собственный мечтательный план. Его назвали инвестиционным. Если вы решите отправиться в увлекательное путешествие по кладбищам надежд, то вам стоит заглянуть на сайты райисполкомов. Там можно обнаружить даже «Диснейленд». В Миорском районе туристических проектов, в которые предлагают вложиться, несколько (три). Смотрим, что за они.

«Восстановление и дальнейшее использование в туристических, культурных и иных целях усадьбы в д. Каменполье (бывшее родовое гнездо Святополк-Мирских)»

  • Форма собственности: государственная
  • Состояние проекта: в стадии инвестиционного предложения
  • Форма участия инвестора: прямые инвестиции
  • Срок реализации проекта: согласно бизнес-плану инвестора
  • Срок окупаемости проекта: согласно бизнес-плану инвестора
  • Наличие бизнес-плана: нет

(Из инвестиционного предложения)

В большой деревне Каменполье вечером пусто, люди сидят по хатам. Вот крадется куда-то бабушка, укутанная в платок, с интересом смотрит на нас, разглядывающих охраняемую государством историко-культурную ценность. Может, думает, что мы желаем эту ценность купить?

— Никому ничего не надо, — бросает она. — В советское время хоть клуб был, школа здесь. Потом все пропало.

Со зданием усадьбы что-то не так. Табличка демонстрирует, что это «не так» случилось давно и будет продолжаться долго. Хотя потенциальные инвесторы тут бывают. В частности, был некий криптоброкер (наша вольная фантазия) Лелик.

Комплекс прекрасен своим парком, но зимой эту красоту не оценить. Яркое красное кирпичное здание, которое многие путают с дворцом, — бывшая конюшня. Судя по всему, скоро ему конец.

«Открытие комплекса мини-отелей на базе заброшенных зданий усадьбы Лопатинских в д. Леонполь Миорского района»

  • Стадия проекта: предынвестиционная
  • Источники инвестиций: средства инвестора
  • Искомая форма участия: создание частного предприятия либо совместного предприятия
  • Срок окупаемости: 3 года

(Из инвестиционного предложения)

Ехать в Леонполь далековато, но там красиво. Дорога петляет через лес, есть участок с грунтовкой. Рядом извивается Западная Двина. «Вам к замку? А вот он там торчит», — инструктирует нас местный житель.

Основное здание «замка» выглядит величественно даже в своем нынешнем состоянии полураспада. В XVIII веке его проектировал итальянский архитектор, приглашенный Николаем Лопатинским. Рядом с дворцом — парк, дом для прислуги, хозобъекты. И вот из этого всего, посчитала хозяйка агроусадьбы в Леонполе Светлана Журавлева, можно сделать отличный туристический комплекс. Ее план победил в одном из европейских конкурсов, проводимых в Беларуси в целях «развития малого и среднего предпринимательства». Но дело так и не сдвинулось.

— По сути, к этой усадьбе я не имею никакого отношения: она принадлежит «Интегралу», хотя выкупить в теории можно, — говорит Светлана. — Просто мне небезразличен Леонполь. Больно смотреть на то, что происходит с одним из красивейших мест страны. Мы искали инвесторов. С Витебским центром маркетинга пару раз съездили в Польшу и Литву. Думали привлечь деньги ЕС. Вроде был заинтересованный бизнесмен, но…

— Вы серьезно рассчитываете, что кто-то рискнет вложиться?

— В соседних странах такие объекты восстанавливают. Да, может показаться, что все скоро рухнет. Но это не так. Раньше строили на века. И Лопатинский строил на века. Старожилы мне говорили: если найдете в округе кирпичи с клеймом «Л», то крепче них вы в жизни своей не увидите.

Крепкий кирпич из славного прошлого — это действительно повод для гордости. И ностальгии.

«Благоустройство водопада на р. Вята и создание привлекательного места отдыха для жителей и туристов в Миорском районе»

  • Состояние проекта: в стадии инвестиционного предложения
  • Наименование предполагаемой к выпуску продукции: организация досуга населения
  • Основные рынки сбыта: РБ, СНГ, Евросоюз
  • Общая стоимость проекта, тыс. долл. США:
  • Форма участия инвестора: прямые инвестиции
  • Срок реализации проекта: согласно бизнес-плану инвестора
  • Срок окупаемости проекта: согласно бизнес-плану инвестора
  • Наличие бизнес плана: нет

(Из инвестиционного предложения)

Мы искали водопад долго, потому что поверили Google. Тот не знал, что на окраине Витебщины есть дороги, заканчивающиеся тупиком. Заезжать сюда нужно со стороны деревни Идолты, брать курс на деревню Суромщину, там искать заброшенный магазин, поворачивать перед ним направо, оставлять машину у разрушенной фермы и идти через поле около двух километров. Отличный квест! Там, где вьется речушка Вята, вы сможете наблюдать одно из тех мест, которые не ожидаешь увидеть в Беларуси.

В таких декорациях существует миорский водопад

«„Ни-и-иагара“ нужна? Говорил им сто раз, чтобы знак какой поставили», — утром в субботу мы встретили в этих краях одного живого человека, который был весел и пьян, но еще сохранял трезвость ума, хотя и немного плутал языком в сложных словах.

В интернете это белорусское чудо называют миорским водопадом. Летом здесь отдыхают сотни людей, в основном местные. Когда-то на берегу Вяты построили картонную фабрику, электричество решили получать, используя реку, — так и возник водопад. Это не «Ниагара», а рукотворная конструкция, но какая разница? Даже зимой белорусский водопад смотрится внушительно. А вот рядом — ничего.

Летом здесь шикарно (если отдых не испортит пьяная компания).

С главным белорусским водопадом случилась обычная история. Хотелось создать инфраструктуру, чтобы изменить статус достопримечательности с районного на страновой, а денег не нашли. Пробираясь по полю к машине, мы на ходу придумали бизнес-план: покупаем заброшенную ферму на краю деревни, делаем гостиницу «У водопада», сдаем велосипеды и квадроциклы для тех, кому лень идти пешком.

Дурацкий, конечно, план. Скоро человек, у которого есть деньги, скажет нам об этом прямо.

«На туризме можно зарабатывать и в Беларуси. Но…»

Отец Дмитрия Никитенко начинал с бизнеса на средствах для защиты растений, потом появились известная в Витебской области сеть магазинов «Ника», одноименная бюджетная гостиница в Миорах, современный отель в Браславе и, наконец, комплекс «Лебединое озеро». Дмитрий в семейном бизнесе курирует ретейл и туризм. Мы будем говорить с ним о том, есть ли смысл инвестировать в исторические, «лирические», патриотические и прочие кирпичи и в целом делать в Беларуси деньги на туризме.

Зимой в «Лебедином озере» (на сайте комплекса его называют виллой) нет ярких красок, как будто бы извиняясь, говорит владелец. Главная проблема белорусского туризма — серость несезона — непреодолимое препятствие для любого начинателя дела, сколько бы денег у него ни было. Тем не менее на контрасте с Дисной, Леонполем и «Ни Агарой» все выглядит как анклав заграницы. Примерно как Green Club в Браславском районе и элитный «Красный Бор». Все это, к слову, туристические новообразования последних лет. И непрофильные для собственников бизнесы.

— Родился я в этих краях, сейчас живу с семьей в Минске. Первый дом строили, чтобы использовать как дачу, приезжали сюда на лето, — рассказывает Дмитрий. — Потом появился второй дом. А дальше работа, занятость. Бывать на озере стали реже. Возникла идея: а почему бы не сдавать домики туристам?

Сложнее всего было найти и обучить персонал. Особенно сложно отыскать в Беларуси хорошего повара. Разумеется, пришлось серьезно вложиться в продвижение — без этого никуда. И люди поехали. И туристы, и бизнес — на конференции и семинары. У нас есть серьезный плюс — озеро под боком, не надо даже переходить дорогу. Летом ставим шатры, столики. Сделали шесть пирсов. Привезли 240 машин песка, насыпали пляж.

За год работы мы увидели, что теряем часть клиентов — по очень простой причине: не всегда у вас найдется компания из шести человек, чтобы приехать и снять дом. А семье из трех человек нет смысла переплачивать. Тогда мы изменили концепцию, включив в комплекс гостиницу. Угадали.

Самый бюджетный номер в отельной части в несезон стоит 90 рублей (но минимальный заказ — двое суток). То есть за выходные уйдет $90. И тут уже потенциальному клиенту нужно выбирать: съездить в Вильнюс, где можно уложиться в такие деньги, или на белорусское озеро. Самый дорогой из домов (на шесть человек) обойдется примерно в $400 за два дня.

Гостям предлагают классические развлечения: баня, рыбалка, велосипеды, лодки, катамараны в аренду, футбол, волейбол. Имеется кафе для гостей: завтрак — 10 рублей, обед — 20, ужин — 15.


Дмитрий не говорит, сколько вложено в комплекс, не готов и предположить, когда отобьются вложения. Мол, это только в Беларуси принято указывать в бизнес-протоколах срок окупаемости.

— Работаем. Концепция не предусматривает быстрого вывода средств. Главное — вложиться в бренд и сделать его узнаваемым.

— Есть ощущение, что туризм в Беларуси — это не бизнес вообще, а так.

— Вы ошибаетесь. Это может быть бизнесом. В нашем случае это стало бизнесом после перехода на гостиничный концепт и запуска ресторана. Первый сезон стартовал в конце мая и финишировал в августе. Второй начали с 1 апреля, в сентябре думали закрываться на зиму, но заказы продолжали поступать. Поэтому работаем и в декабре. Вот сейчас группа приехала на охоту, заняла номера. Новый год расписан под завязку, весь комплекс сняли. Да, зимой тяжело завлекать новых клиентов, но возвращаются те, кто уже побывал. В целом около половины гостей приезжают снова. Иностранцы в том числе.

— Вам не кажется, что из-за ставки на мифических иностранцев все у нас и буксует? А белорусы по своей стране не путешествуют, в отличие от тех же поляков.

— Соглашусь, но частично. Есть и те люди, которые могут позволить себе один-два раза в год съездить на море и при этом проводить выходные в Беларуси. Это вещи, которые не исключают друг друга, а дополняют. Почему надо ставить вопрос ребром: или — или? У нас нет проблемы с клиентами в сезон. Предположу, что у коллег из Green Club и «Красного Бора» тоже. Три-четыре комплекса заполняются без проблем. Но если говорить о внутреннем туризме в масштабах страны, то его, конечно, нет. Объемы мизерные.

— Если есть спрос, имеется ли в планах еще один похожий комплекс?

— У меня еще гостиница в Браславе. Две гостиницы — этого вполне достаточно. Больше не надо.

Braslav Lakes Hotel

— В Браславе, судя по всему, пошло не очень. Местные нам даже говорили, что бизнес там — все. Гостиницу прошлой зимой вы закрывали из-за плохой загрузки?

— Это не так. Там с загрузкой еще лучше, чем здесь. Этим летом вообще было шикарно. Просто в Браславе острее проблема несезона. Но в этом году решили гостиницу не «морозить». Все работает и будет работать.


— Отель можно продавать через различные сайты в интернете, через рекламу или через Booking.com, — продолжает бизнесмен. — У последнего комиссия 15%. Если сложить все платежи за месяц, цифры сильно расстроят. Это мягко говоря. Но если сравнить с вложениями в продвижение, контекстную рекламу и так далее, то выйдет дешевле. У нас 90% продаж — это Booking.com. Заметил, что людям очень важны оригинальные отзывы. Чтобы было в них все как на самом деле, включая «косяки». Часто пишут, к примеру, что к нам ведет плохая дорога. Да, есть такое, но заасфальтировать ее мы не в силах. Еще какие-то моменты всплывают. Честные отзывы — самое важное.

Еще о Booking.com. Многие белорусские усадьбы и базы отдыха там есть, но при этом они закрывают бронирование на год, чтобы заказы шли прямо к ним, а комиссию сервису платить не приходилось. Как по мне, это все штучки из прошлого века. Бизнес должен быть технологичным. Приемчики и хитрости вряд ли помогут вам добиться хороших результатов.


— Вы бы рискнули вложить деньги в Дисну? — переходим к главному.

— У меня там есть магазин продуктов питания. Если посмотреть по выручке, то видно, что в городе людей мало, что они уезжают, что никто не хочет там жить. Вкладывать в туризм в Дисне? Нет. Сейчас в Миорах строят металлопрокатный завод, большую больницу, кардиологический центр. Если все достроят, это будет серьезный плюс для райцентра. Но не для Дисны.

Мы рассказываем Дмитрию об инвестиционном плане района и умирающих усадьбах, для которых ищут хозяина с деньгами.

— В них бы вложились?

— Нет. Проще построить новый объект, чем заниматься реконструкцией.

— А в водопад?

— Однозначно нет. Это все будет очень дорого и точно не отобьется. Никогда. Водопад, хоть и не Ниагарский, очень классный. Но не более того.

— Как же усадьба «У водопада» или «Ни Агара»? Аренда великов, квесты, развлечения…

— Да нет же… Зачем? На этом не заработаешь, по крайней мере в нынешних обстоятельствах. Для тех, кто инвестирует в любое дело в регионе, надо создавать условия. Ведь человек вкладывает свои личные средства, а не виртуальные. Ему нужно помогать! На первые пять лет — освободить от налогов — от того же налога на недвижимость. В Браславе, для примера, коэффициент налога на землю сравним с минским. Да, я читал все новости по улучшению бизнес-климата. Это очень здорово. Но это надо было делать гораздо раньше.

— Были же льготы для агротуризма…

— Но мы ведь хотим сделать что-то более масштабное, да? Наш отель в Браславе точно не подпадает под статус агроусадьбы. Это частное унитарное предприятие, которое платит обычные налоги.

— Есть ли связь между бизнес-климатом в районе и местными руководителями? Вот, к примеру, Глубокое. Замечательный ведь город — все там открывается и развивается.

— Глубокое — большой город с градообразующими предприятиями и более платежеспособным населением, чем в Миорах. Это решающий момент. В любом районе, не сомневаюсь, инвестора с деньгами будут водить за руку и всячески помогать. Но когда у людей нет денег, именно это самое важное обстоятельство.

— Только честно: если бы не было основных бизнесов, вы бы взялись за туризм и стали бы строить современный комплекс с нуля?

— Разумеется нет. Я бы занялся чем-то другим.


В Дисне, Леонполе и Каменполье ждут (не дождутся) Дмитрия и других предпринимателей в костюмах супергероев. А на реке Вяте грохочет водопад, который никогда не мечтал о славе каскадов своих далеких родственников в Венесуэле и Северной Америке и поэтому все еще находится в добром здравии. Шумит себе без всяких денег и вложений.

Экшен-камеры в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Николай Козлович. Фото: Александр Ружечка
ОБСУЖДЕНИЕ