214
12 сентября 2017 в 17:59
Автор: Андрей Рудь

Как прятали 178 тонн гнилого мяса. Начался суд по громкому «делу Гомельского мясокомбината»

Сегодня суд начал рассматривать скандальную историю о том, как на Гомельском мясокомбинате пытались куда-то приспособить почти 180 тонн тухлого и погрызенного крысами мяса — лишь бы не утилизировать. Из него даже приготовили консервы, но в продажу пустить не успели. Среди обвиняемых — бывшие директор предприятия, заместитель министра сельского хозяйства, чиновница облисполкома и еще семеро должностных лиц разного уровня.

30 октября 2015 года в Минсельхозпрод и КГК поступило обращение от некой женщины. Она информировала, что в холодильных камерах комбината находится «гнилое мясо». Проверить обращение поручили ветеринарному управлению Гомельской области. Информация подтвердилась. И тогда ее принялись прятать. Но не получилось.

В декабре 2015-го начались задержания. Сейчас все фигуранты находятся под подпиской о невыезде. Среди них — бывший заместитель министра сельского хозяйства Василий Пивовар, бывший директор комбината Ричард Стефанович, бывшая глава управления ветеринарии Гомельского облсельхозпрода Алла Лазовская, ветврачи и должностные лица, которые в составе комиссий проверяли предприятие.

По данным следствия, на предприятии испортились 178 тонн свинины и говядины (более чем на 700 тыс. рублей новыми). «Неестественный, почти черный цвет мяса, нехарактерный запах, очаги плесени... Употребление в пищу представляло угрозу для жизни и здоровья людей...» — описывают ситуацию государственные обвинители.

Предполагается, что при обнаружении подобного образцы должны быть направлены в лабораторию, а производство до получения результатов остановлено. Этого по какой-то причине не произошло.

Директор комбината Стефанович доложил по телефону о проблемах заместителю министра Пивовару. По данным гособвинения, заместитель министра, возглавлявший по должности национальную ветеринарную службу, сделал все, чтобы помочь «решить проблему». В эту деятельность оказались вовлечены чиновники помельче, представители ветслужбы, работники комбината. Впоследствии в Комитет госконтроля было направлено заключение о том, что «информация гражданки не подтвердилась».

Но оставалась проблема — от горы испорченного мяса в любом случае надо было избавляться. Тем более что назревала очередная проверка, о которой Стефановича заблаговременно предупредили из Минска. Он общался с руководителями нескольких мясокомбинатов, пытаясь направить туда эти туши для переработки. В результате часть свинины и говядины уехали в Оршу (как предполагается, по подложным документам, согласно которым все с этим мясом было в порядке). Там полуфабрикаты были переработаны на консервы. В продажу они попасть не успели, были изъяты милицией.

Бывший директор Гомельского мясокомбината Ричард Стефанович

И в Минске, и в облсельхозпроде, судя по всему, знали, что на мясокомбинате творится что-то неладное. Но наружу это не вытаскивали. Впоследствии выяснилось, что предприятие не успевало перерабатывать поступавшие объемы мяса, его негде было хранить — что и привело к порче. Холодильные камеры были переполнены, износ оборудования доходил до 100 процентов. Туши копились и лежали вплотную к обледеневшим стенам, на сгнивших деревянных поддонах, правила хранения просто невозможно было выполнять.

Примечательно, что информацию о том, что на комбинате все нормально, направляли и тогдашнему первому зампреду Гомельского облисполкома Александру Максименко, который курировал это направление. Начальник областного управления ветеринарии Алла Лазовская даже демонстрировала снимки (сделанные в нужном ракурсе). Максименко задержали в тот же день, что и Стефановича. Но впоследствии уголовное дело против него прекратили за отсутствием состава преступления. Следствие и проверка на полиграфе показали, что он не знал о происходящем.

Бывший директор комбината Ричард Стефанович обвиняется по ч. 2 ст. 424 «Злоупотребление властью или служебными полномочиями». Пивовар и Лазовская, которые, по версии обвинения, покрывали директора, обвиняются по статье «Бездействие должностного лица». Среди мотивов, которыми руководствовались участники этой истории, обвинители называют «создание видимости мнимого благополучия». Что было бы, если бы эта кампания по имитации благополучия на фоне 178 тонн испорченного мяса завершилась успешно, теперь остается гадать. Сейчас на комбинате другое руководство, сменились некоторые специалисты.

Бывший директор Ричард Стефанович воздержался от комментариев до окончания процесса, но коротко обмолвился во время перерыва, что обвинения не признает. Очевидно, в процессе слушаний он объяснит, каким образом и по чьей вине на его предприятии все это произошло.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

ОБСУЖДЕНИЕ