«Все $5 тысяч я вижу у себя на теле, и мне это безумно нравится». 21-летний токарь с МТЗ рассказывает о мечте переехать в Америку и попасть в банду

1316
02 июня 2017 в 8:00
Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Тарналицкий; из личного архива героя

«Все $5 тысяч я вижу у себя на теле, и мне это безумно нравится». 21-летний токарь с МТЗ рассказывает о мечте переехать в Америку и попасть в банду

Никита не любит свое настоящее имя и просит называть его Ника, Ника Уайт. Он вообще чувствует себя в Беларуси слегка неуютно, потому что привлекает слишком много ненужного внимания. С другой стороны, внимание он любит и готов ради него практически на все. Ника утверждает, что является первым в Минске человеком, который «забил» себе оба глаза. Еще он мечтает уехать в Америку и тусоваться с бандой на районе, но пока работает токарем на МТЗ. Размышления о жизни 21-летнего парня из Серебрянки — в рубрике «Поколение».


— Зовут меня Никита, но Ника мне как-то больше нравится. Не хочу, чтобы люди называли мое настоящее имя — я вообще их боюсь и не люблю. Я один по жизни, потому что не доверяю людям в нашей стране. Раньше они меня все время предавали: я что-нибудь прошу у человека, а он не держит свое обещание. А это были важные для меня вещи.

Рос я в нормальной семье: папа, мама и старшая сестра. Но мои родители развелись лет десять назад. Я рос в Серебрянке. В моем детстве там было много гопников, а я был рэпером. Вообще, нормально, мне нравилось. Каждый район хорош по-своему. Чем хороша Серебрянка? Я даже не знаю. Просто родился здесь. Но друзей на районе у меня нет, я здесь ни с кем не общаюсь и не хочу этого делать. Хотя раньше все было по-другому. Почему так сложилось? Вот, например, был человек, с которым я хорошо общался, а когда была драка и меня били, он просто стоял и смотрел. И такое было пару раз. Тогда я понял, что в Серебрянке нет нормальных людей.

Били меня из-за сережек, хотели их снять (тогда у меня были пробиты щеки и нижняя губа). В общем, пацаны меня отучили — сережки я теперь почти не ношу, хотя хотелось бы.

В школе я был самый крутой и общался с такими же. Ботанов мы все время чмырили. Тогда была такая логика: они лохи, они учатся, просто зубрят, а мы ходим, гуляем, пьем пиво, курим. Мы взрослые и крутые, а они просто на перемене в туалет сходят, да и все. Это нормально, это детство. Сейчас я думаю, что это было неправильно: я бы лучше защитил этих ребят.

Вообще, о многих поступках я жалею и перестал относиться настолько серьезно ко всему, что было раньше. Быть крутым… Я не люблю крутых людей и выпендрежников. В моей жизни таких людей нет вообще: если вижу, что человек понтуется, я его сразу посылаю. Я самый простой, со мной легко найти общий язык и попросить о помощи.

После девятого класса я поступил в МГПЛ №3. На первом курсе один чувак предложил мне «забиваться» у него. Первой моей татуировкой был 2Pac на пальцах, но я его уже перебил: не нравилось, что это «партак». Потом я продолжил «забиваться», но все это были жуткие «партаки» — почти всю левую руку так забил, и потом много времени ушло на то, чтобы просто ее переделать.

«Я заплатил за свои татуировки $5 тыс.»

— На втором курсе друзья постоянно меня стебали: «Когда ты сделаешь татуировки на лице?» Я им отвечал, что никогда такое делать не буду. Но потом все-таки решился. Пришел к маме и сказал: «Хочу черную татуху на лице». Она не разрешила. Сказала, что можно только белую. Я пришел в салон, а мастер сказал мне, что белая татуировка на лице вообще не будет видна. Решили делать черную. Прошло немного времени, и я захотел сделать еще — набил пару штук. Потом набил самую большую на дому у мастера и, когда пришел домой, сразу захотел ее свести: было очень непривычно, как на меня смотрят люди. Появилось слишком много внимания, которого я не ожидал.

Папа предлагал свести татуировки и давал мне деньги на это, но я отказывался от них. Какой смысл делать татуировку и сразу ее сводить? Это бессмысленно. Когда я делал татуировки, то понимал, что это на всю жизнь. Мне нравилось как раз то, что что-то будет со мной на всю жизнь. Это круто звучит.

Потом умерла моя лучшая подруга, и первое время я очень сильно пил. Однажды товарищ вывел меня из запоя и сказал: «Лучше „забивайся“ дальше». Я продолжил: стал «красить» руки, грудь, шею. Лицо я хочу забить полностью: сделать всякие жесткие темы с хип-хопом, наколоть марихуану, доллары. Всего я заплатил за свои татуировки $5 тыс., но не думаю, что впустую потратил эти деньги: все пять штук я вижу у себя на теле, особенно на лице. Мне это безумно нравится, хоть многие и говорят, что я об этом пожалею. Но когда человек покупает себе хорошую машину, он ведь не жалеет о своем выборе. Здесь то же самое.

Если честно, я не знаю, сколько у меня татуировок. Иногда даже забываю, что у меня глаза черные, хоть я и сделал их совсем недавно. На самом деле делать это не больно. Длится вся процедура минут десять, даже меньше: мастер набирает краску в шприц и делает тебе укол без анестезии (с ней нельзя, потому что может лопнуть глаз). Иголку достают буквально через пару секунд, и через какое-то время почти вся краска растекается. Я делал по две инъекции в оба глаза. Сейчас нужно будет еще раз съездить к мастеру, чтобы закрепить краску. Я очень рад, что сделал это. Кстати, я первый, кто «забил» себе в Минске два глаза.

Я хочу «забить» все лицо, доделать правую руку, немного живот и грудь, еще думаю сделать шрамирование на груди. Может быть, еще чуть-чуть ноги: я не люблю, когда люди однотипно «забиты» с ног до головы. Нужно делать это так, как нравится самому: всего должно быть в меру.

Когда я делал первые татуировки, это были чистые понты перед друзьями. Но после того как умерла моя подруга, я по-другому взглянул на мир и понял, что нужно делать тату со смыслом. Вот недавно я сделал себе на лице АК-47 — это символизирует мою любовь к хип-хопу и тому, что с ним связано. Почему АК-47? Не знаю, наверное, потому, что рэперы — бандиты. Что-то типа такого.

«У меня есть мечта уехать в Америку и попасть в какую-нибудь банду»

— Рэпом я начал увлекаться в детстве: у Эминема вышла какая-то песня (я уже не помню, какая именно), и меня зацепило. До этого я слушал Диму Билана и всякое такое, но потом переключился на 2Pac, 50 Cent — все, что раньше было модно. В общем, подсел, и теперь это моя жизнь, мое увлечение. Без хип-хопа я свою жизнь просто не представляю.

Сейчас в моде трэп, свэг, а мне новые направления в хип-хопе нравятся своей крутостью. Ребята курят траву, кидают бабло направо и налево. На руке у меня набит Soulja Boy, на лице — его лейбл S.O.D.M.G. Вообще, мне нравятся черные парни, их стиль одежды — все время ходить будто обделавшись. Я сам так часто гоняю по Минску, особенно зимой. Надеваю какие-нибудь «джорданы», носки с коноплей, большую куртку, сильно спускаю шорты, чтобы были видны трусы. Мне это доставляет большое удовольствие. Вообще, у меня есть мечта — уехать в Америку и попасть в какую-нибудь банду. Как по мне, это круто, и я хочу этого добиться.

Раньше я делал много музыки, а последний мой трек был на английском языке. Я писал все это для себя и для своих друзей — они мне говорят, что трек очень крутой и что они часто его слушают. Сейчас в планах — сделать еще одну песню на английском языке, надо только его подтянуть. Текст будет про то, что я хочу тусоваться с черными, про район, про Америку. Бомба просто!

Английский язык я не знаю, но зато знаю хип-хоп-произношение: выучил все благодаря текстам рэперов. Трек писал пьяный на студии, но вышло все очень хорошо, я даже не хочу его переписывать.

Еще совсем недавно я был один, но потом решил резко поменять свой круг общения, и сейчас мне нравятся люди, с которыми я поддерживаю связь. Я обожаю внимание и готов на все, чтобы его получить. Но татуировки я делал для себя, потому что мне нравится так выглядеть — не представляю свое лицо по-другому. Ради друзей я готов совершать хорошие поступки, меняться — кто-то даже сильно удивляется этому.

Да, ради внимания люди способны и на плохие поступки, и я тоже совершал такие. Однажды жестко разбил себе палец: просто бил кулаком об стенку на виду у всех. Его нужно вставлять, но я этого не сделал. Вообще, был такой период в жизни, когда я часто психовал из-за девушки.

Дрался я много, особенно в детстве. А последний раз был совсем недавно. Пристал какой-то мужик, когда я шел в магазин. Он вырвал у меня из ушей наушники и начал говорить, что я урод. Я был немного психованный, потому что накануне меня выбесили, и сцепился с ним. Ударил его первым и считаю, что поступил правильно. Почему? Я никогда не критикую человека и не озвучиваю какие-то вещи, с которыми не согласен. А мне неприятные слова говорят часто. Какие-нибудь бабушки голосят: «Боже мой!» Бесит, что все люди как стадо.

«Хочется научиться грамотно писать, выучить все знаки препинания»

— На МТЗ я попал по распределению и работаю там до сих пор. Хочу уволиться и найти что-то другое: на тракторном мне не нравится, я там ни с кем не разговариваю. Я люблю необычных людей, не таких, как все. Меня дико раздражает однотипная логика, а на МТЗ люди говорят об одном и том же: о моих татуировках, о зарплатах, о деньгах. На заводе я слышу вещи, которые до этого слышал тысячу раз, и мне это не нравится. Я люблю непредсказуемость, что-то новое.

У меня были мысли пойти куда-нибудь учиться, но сейчас я не вижу в этом смысла. Моя сестра закончила «вышку» с красным дипломом четыре года назад и очень долго искала себе работу — месяца три или четыре. А моя подруга, которая нигде не училась, нашла работу сразу. И я, если уволюсь с МТЗ, найду без проблем: у нас же есть неформальные магазины, где мой внешний вид будет в почете. Думаю, меня возьмут. Не только из-за внешности, но и как человека. Я ведь хорошо одеваюсь, хорошо разбираюсь в брендах, поэтому и продавать смогу.

Умный человек — это тот, кто хорошо развит и много чего знает. У меня сестра умная, но я с ней толком не общаюсь, потому что не вижу тем для разговора. Хотя в моем окружении есть люди с «вышкой», которые учились на психолога. Я год назад спрашивал у своего друга, когда мы пили пиво: «Слушай, чувак, я хочу развиваться. Я думаю, мне с тобой неинтересно». А он мне отвечал: «Блин, чувак, успокойся. Мне с тобой интересно, потому что ты простой и не скрываешь этого». Я к этому прислушался, но сейчас понял, что развиваться все-таки нужно.

Хочу начать читать книги в большом количестве, просто сейчас за собой замечаю, что всякие «че» проскакивают, маты бывают — я хочу от этого избавиться. Нужно научиться грамотно писать, выучить все знаки препинания, найти какое-то увлечение в жизни.

Я бы хотел жениться, но пока мне рано. Вообще, хочется добиться чего-то в жизни, но в то же время я понимаю: пока мне 21, я могу годик-другой погулять, потусить, оторваться. Что это значит? Я люблю выйти на улицу и прогуляться с подругой — это круче, чем бухло. Сейчас я редко пью и хочу бросить курить.

На вечеринки я не хожу. Не хочу тусоваться с людьми, которые требуют со мной сфотографироваться. А то выложит фото в Instagram и рассказывает: «Смотрите, с кем я!» Такое уже пару раз было — на меня смотрели как на какой-то аттракцион. Бывает, что я вообще отказываюсь фотографироваться. А недавно с одной девушкой сфоткался на улице. Просто гулял, а она попросила — без проблем. Я тоже сделал фотку на свой телефон, потому что она меня зацепила. Почему бы и нет?


— Я замечаю, что люди сейчас пропадают в социальных сетях. Но сам я хочу проводить время на улице. Раньше я часто играл в Dota и CS:GO — в первую вообще наиграл пять тысяч часов. Но мне не нравилась та жизнь, которая у меня была: я приходил домой и сразу же садился играть. Сейчас это происходит от случая к случаю, ведь у меня каждый день расписан какими-то съемками и встречами с друзьями. Я не то чтобы стал умнее — просто решил изменить свой круг общения и попробовать кому-то доверять. И мне эта жизнь нравится больше.

Сейчас я живу с мамой. Мы спокойно общаемся, у нас отличные отношения — конфликты если и бывают, то это обычные бытовые вещи, как и в любой семье. Мама знает, что все это — моя жизнь: я давно дал ей это понять. С отцом я не общаюсь: он боится, что я опозорю его перед друзьями. А меня это шокирует. Я же твой сын! Почему ты смотришь на меня, как другие люди — только на «обложку»? Почему ты не хочешь узнать меня лучше? Говорить об этом я с ним не пробовал, но, наверное, нужно это сделать. Если ничего не изменится и он по-прежнему будет бояться сходить со мной в магазин и станет требовать надеть капюшон, то я перестану даже думать о том, чтобы помириться с ним.

Все это происходит, наверное, не из-за внешности, а просто потому, что я такой… Странный какой-то, в общем. Я все время хочу быть другим, ни за кем не бегать. Просто вокруг много безразличия. Те люди, которые сейчас появились в моей жизни, помогают с этим справиться. Они тоже необычные, они со мной говорят. Я замечаю, что пропали все эти мои психи и эмоции. Просто я смотрю на них и понимаю, что нужно делать.

Для меня счастье — это друзья, музыка. Я бы хотел, чтобы все мы жили вместе на острове, где были бы музыка и интернет. Все то же самое, но на острове, без лишних людей. Это мое счастье, я так его вижу.

Конструкторы в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. sk@onliner.by

Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Тарналицкий; из личного архива героя
ОБСУЖДЕНИЕ